Тольятти, Россия - Для компании Renault инвестиционное вложение в неблагополучный российский автогигант на сумму 1 миллиард долларов, сделанное в прошлом месяце, стало крупной ставкой на один из самых быстрорастущих автомобильных рынков в мире. Для Владимира Путина это было легализацией кремлевского капитализма.

Большинство иностранных инвесторов обходило стороной российскую автомобилестроительную компанию ОАО 'АвтоВАЗ' - этакое неповоротливое чудовище, чьи устаревшие модели машин, неэкономичное производство и мафиозная финансовая система были олицетворением всего негативного, что существовало в постсоветской промышленности. Но в 2005 году президент Путин послал своего старого коллегу по КГБ наводить там порядок. И уже в прошлом году ведущие автомобилестроители начали выстраиваться в очередь, чтобы получить возможность поучаствовать в борьбе за акции компании. Исполнительный директор Renault Карлос Госн (Carlos Ghosn) лично приехал в Россию, чтобы заполучить контракт.

Сделка по 'АвтоВАЗу' стала еще одной иллюстрацией кремлевской стратегии национализации компаний и наведения в них порядка с целью последующей продажи небольших пакетов акций иностранцам по высокой цене. В 2006 году государственная нефтяная компания 'Роснефть', получившая активы ОАО 'ЮКОС', вышла на лондонскую биржу с первичным предложением акций на 10,7 миллиарда долларов. Акции газового монополиста ОАО 'Газпром' стали привычным явлением в западных инвестиционных портфелях несмотря на то, что Кремль усилил свой контроль над компанией.

Государство, убежденное в том, что сделало правильную ставку, планирует выпустить на рынок акции целого ряда приобретенных им компаний. Такая политика наверняка будет продолжена и при преемнике Путина Дмитрии Медведеве, который займет президентское кресло в мае.

Такие примеры, как сделка с Renault, помогают объяснить тот факт, почему лекции Запада о вреде национализации в Кремле никто не слушает. 'До национализации инвесторы ни за что бы не пришли в такую слабую компанию как 'АвтоВАЗ', - говорит ее президент и бывший руководитель Федерального агентства по промышленности Борис Алешин, - мы должны были превратить ее в настоящее коммерческое предприятие'.

В 90-е годы западные консультанты проталкивали идеи приватизации, называя ее ключом к восстановлению российской промышленности. Но иностранные инвесторы оставались в стороне. А сегодня иностранцы толпятся в очереди, чтобы заключить сделки с компаниями, связанными с государственными гигантами Кремля.

'Приток частного капитала в Россию в прошлом году составил 80 миллиардов долларов, - сказал месяц назад Путин, - это что, показатель того, что инвесторы боятся? Все хотят с нами работать'.

Действительно, иностранные инвестиции активно растут, в то время как государство существенно увеличивает свою собственность в открытых акционерных компаниях. Сегодня доля государства в них составляет 40%, хотя четыре года назад она равнялась 24%. Такой рост происходит на фоне еще большего усиления контроля Кремля над прессой и политикой в России.

Рост спроса на автомашины

Благодаря недавно заключенной сделке Renault возглавит стаю изголодавшихся по развитию автомобилестроителей, стремящихся отреагировать на рост спроса развивающихся рынков. Добавив к продажам собственных марок продажи 'АвтоВАЗа', эта французская компания захватит почти 40% быстро развивающегося российского авторынка, который, согласно прогнозам, к 2010 году станет самым большим в Европе.

Но продиктованные Кремлем условия повышают рискованность этой сделки. Renault в результате прежних инвестиционных соглашений с неблагополучными компаниями, такими как Nissan Motor и румынская Automobile Dacia, получала в свои руки административный контроль. Кремль такого не допустит. Renault смогла купить лишь 25 процентов акций. Контроль за советом директоров и менеджментом 'АвтоВАЗа' будет по-прежнему осуществлять постоянно расширяющийся государственный индустриальный гигант под названием 'Российские технологии', который был создан прежним коллегой Путина по КГБ Сергеем Чемезовым.

Есть и другая опасность. 'АвтоВАЗ' нуждается в многомиллиардных инвестициях, однако большая часть инвестируемых Renault денег самой компании не достанется. Они пойдут в основном на реструктуризацию акционерного капитала, которая выгодна Кремлю.

Но самое главное состоит в том, что хотя связи в высоких кругах и обеспечили заключение этой сделки, смена политических ветров может превратить бизнес в России в опасное занятие. Руководство General Motors думало, что наладило правильные контакты, когда создало в 2002 году совместное предприятие вместе с 'АвтоВАЗом' для производства маленьких внедорожников. Но сделка едва не провалилась после того, как в 2005 году компанию взял под свой контроль Кремль. (Сделка с Renault на совместное предприятие General Motors напрямую не повлияла.)

Те опасности, с которыми могут столкнуться иностранные инвесторы, вновь ярко проявились уже на этой неделе, когда российская милиция провела обыски в офисах British Petroleum и ее совместного предприятия TNK-BP. Позже правоохранительные органы обвинили сотрудника этого совместного предприятия в промышленном шпионаже. Это может быть признаком того, что Кремль оказывает на TNK-BP давление, добиваясь поглощения компании 'Газпромом'. Другого западного нефтяного гиганта - компанию Royal Dutch Shell вытесняют с крупного газового месторождения в открытом море, чтобы отдать его 'Газпрому'.

'АвтоВАЗ', обеспечивающий социальную сферу целого региона на юге России, в котором находятся его предприятия, не желает сокращать свои раздутые штаты. На огромном заводе компании трудится 104000 человек, которые делают 736000 автомобилей в год. На предприятиях Renault 130000 человек ежегодно производят 2,43 миллиона автомашин.

Коммунистические аппаратчики первыми захотели продать долю в 'АвтоВАЗе' иностранцам. В 1991 году, когда начался распад Советского Союза, Кремль готовился продать крупный пакет акций итальянской компании Fiat, помогавшей 'АвтоВАЗу' строить завод в 60-е годы. Сделка провалилась, когда развалился Советский Союз.

Попав в 1993 году в частные руки, 'АвтоВАЗ' с трудом выживал, поскольку упал уровень продаж, и на предприятии воцарилось беззаконие. Как писала в то время пресса, местные мафиози мелом помечали лобовые стекла понравившихся им автомобилей, а преступники грузовиками вывозили с завода детали автомашин. Бандиты устраивали между собой разборки прямо у ворот предприятия. Чтобы обезопасить работу сборочных конвейеров, возле них приходилось ставить вооруженную охрану. У 'АвтоВАЗа' не было денег для инвестирования в новые модели.

Иностранные автопроизводители пришли на российский рынок после дефолта 1998 года, но они в основном сторонились 'АвтоВАЗа'. В 2005 году компания Renault начала собирать свою бюджетную модель Logan на старом московском автомобильном заводе. Хотя уровень продаж автомашин в России возрастал на фоне увеличения доходов и в связи с появлением такой новинки как потребительский кредит, российские производители все больше уступали рынок иностранцам, предлагавшим современные модели.

По словам Алешина, менеджмент 'АвтоВАЗа' в 2005 году был близок к тому, чтобы утратить контроль над компанией, отдав его в руки мафиозных группировок. И тогда там появился человек Кремля Чемезов.

Он совсем не был похож на капиталиста. В прежние годы Чемезов служил вместе с Путиным шпионом КГБ в Дрездене, в Восточной Германии. Придя к власти, Путин назначил своего старого друга заниматься высокодоходным экспортом вооружений. Чемезов, воспользовавшись связями в Кремле, превратил компанию по экспорту оружия в огромный промышленный конгломерат.

С благословения Путина и при поддержке прокуратуры и большого числа вооруженных милиционеров Чемезов выгнал руководство 'АвтоВАЗа'. Он стал руководителем компании и расставил на ключевые посты своих людей. Государству принадлежало менее 2% акций 'АвтоВАЗа'; однако оно смогло встать у штурвала благодаря запутанной структуре распределения акций, которая обеспечивала руководству компании эффективный контроль.

Первым инстинктивным желанием команды Чемезова было сделать так, чтобы государство выкупило всю компанию. Алешин предложил инвестировать в автомобильную отрасль 5 миллиардов долларов. Однако, по его словам, Кремль не захотел создавать государственную автомобилестроительную корпорацию. Вместо этого команда Чемезова занялась наведением порядка в компании в целях привлечения партнера из числа иностранных автомобилестроителей, заполонивших российский рынок. Они начали модернизировать производство и выдавливать криминальные группировки.

Стремление к расширению

Компания Renault искала способы расширить свою деятельность, выйдя за пределы московского предприятия. Ее вице-президент по стратегическому планированию Жак Вердонк (Jacques Verdonck) встретился с руководством 'АвтоВАЗа' в Москве в апреле 2006 года. Renault в 'АвтоВАЗе' привлекло следующее: хорошо подготовленные и относительно низкооплачиваемые инженерные кадры, а также целая сеть филиалов по изготовлению деталей и запчастей.

Хотя большая часть автопроизводителей на Западе давно уже отказалась от производства деталей, на огромном предприятии 'АвтоВАЗа' в Тольятти, что в тысяче километров к юго-востоку от Москвы, по-прежнему действует литейное производство. По его цехам бегают тележки, перевозящие расплавленную сталь для изготовления блоков двигателей. Это важно, потому что иностранные автопроизводители, построившие заводы в России, с трудом находят поставщиков деталей для налаживания производства. В Renault увидели, что 'АвтоВАЗ' сразу готов предложить такие мощности. А для западных автомобилестроителей выгоднее производить машины в России, чем ввозить их, что связано с высокими пошлинами.

Глава Renault Госн в середине 2006 года отправился в Санкт-Петербург, чтобы открыть строительство завода компании Nissan, которой он тоже руководил. Госн сделал Путину предложение: Renault готова выкупить контрольный пакет акций 'АвтоВАЗа'. Путин ушел от прямого ответа, сказав лишь, что он за сотрудничество 'АвтоВАЗа' с другими партнерами, если, конечно, компания на это согласится.

Ответ 'АвтоВАЗа' не заставил себя долго ждать. Представитель компании сказал журналистам, что предложение Renault интересное, но в своем нынешнем виде оно неприемлемо. 'Было слишком рано, - говорит Вердонк, - нельзя было отдавать ключи от главного российского автопроизводителя иностранцам за два года до выборов'. И вот в декабре прошлого и в марте нынешнего года выборы состоялись.

Renault продолжала действия по лоббированию своего предложения. Вердонк пригласил Алешина во Францию и показал ему модельный ряд дешевых машин Logan. Но год назад руководители компании уже начинали терять надежду. Казалось, что Путин благословил сделку 'АвтоВАЗа' с канадским поставщиком автомобильных деталей Magna International Inc., который обладал преимуществом, имея в качестве главного акционера влиятельного российского олигарха. Вердонк ощущал себя в своей компании во все большей изоляции, поскольку Госн и прочие члены правления начали терять терпение.

А тем временем, Чемезов и его команда занимались тем, что подкрепляли фактический контроль над 'АвтоВАЗом' сложной работой по получению формального контроля. Они наняли московский инвестиционный банк 'Тройка Диалог' для организации покупки контрольного пакета акций компании. Поглощение было профинансировано за счет многомиллионных займов, полученных от государственных банков.

В сентябре прошлого года, когда этот процесс уже шел полным ходом, банк 'Тройка Диалог' пригласил участников конкурса посмотреть на финансовые показатели 'АвтоВАЗа'. Свои делегации, кроме Renault и Magna, направили компании GM и Fiat. Пригласили и двух российских магнатов из сферы металлургии - в качестве потенциальных покупателей дополнительных 25 процентов акций 'АвтоВАЗа'. Но в итоге они эти акции не купили.

Рабочие завода говорят, что потеряли счет количеству делегаций из компаний Renault и Fiat, посещавших предприятие. 'Мы были уверены, что победит Fiat', - говорит один из менеджеров Александр Савин.

Устав от двусмысленных сигналов, Renault назначила последний срок для принятия русскими решения по поводу своего предложения - 8 декабря. Госн сказал правлению, что подписал 'окончательное предложение' о покупке 25 процентов акций 'АвтоВАЗа'. В пакет предложения были включены средства в размере до 1 миллиарда долларов и обязательства сохранить главную марку российской компании - 'Лада' с одновременным предоставлением технологий и оборудования для изготовления новых моделей. Как рассказывали присутствовавшие на этом заседании, Госн предупредил правление, что компания 'может и не победить'.

'Подходящее предложение'

В 'АвтоВАЗ' приходили и другие предложения. Magna и ее российский партнер хотели контрольный пакет. Предложение не прошло. Fiat и GM были готовы приобрести всего 25 процентов, однако предлагали меньше, нежели Renault. GM говорит, что ее предложение было 'подходящим'. Magna и Fiat от комментариев отказались.

Один из высокопоставленных представителей группы 'Тройка Диалог' Сергей Скворцов говорит, что наступил решающий момент в заключении сделки. 'Переговоры не могли длиться вечно'.

За день до назначенного Renault срока председатель совета директоров группы 'Тройка Диалог' Рубен Варданян позвонил Госну и сказал ему, что Renault близка к победе, и ей для этого остается лишь немного улучшить свое предложение. 'Я сказал ему, что они победят, если изменят предложение в лучшую сторону', - говорит Варданян. В оставшиеся 24 часа компания улучшила условия своего предложения, согласившись ускорить предоставление части своих инвестиционных вложений в 1 миллиард долларов.

Официально датой заключения сделки было 29 февраля. Но еще до этого Чемезов, встретившись с Путиным в летном испытательном центре в Подмосковье, начал рассказывать ему о планах такой же капитальной перестройки в другой российской отрасли - на этот раз, в авиации.

_____________________________________________________________

Страсти по иностранному: автомобильная лихорадка ("Chicago Tribune", США)

В России возрождается автомобильная промышленность ("The Economist", Великобритания)