March 24, 2008; Page A15

Через шесть недель президентом России официально станет Дмитрий Медведев. Это произойдет в очень важный момент: отношения между Соединенными Штатами и Россией находятся в самой нижней точке со времен окончания 'холодной войны'. Сколь бы ни был Медведев зависим или независим от своего предшественника и, судя по всему, будущего премьер-министра Владимира Путина, Соединенным Штатам следует за то время, что ему осталось пребывать вне президентского кресла, выработать новый подход к построению отношений с Москвой. Потому что нынешняя стратегия Америки может быть основана на чем угодно, но она все равно не действует.

Нежданно-негаданно получив сверхдоходы от нефти и газа, российские лидеры получили возможность кое-как прикрыть свои внутренние проблемы и вернуться на международной арене к менталитету 'холодной войны', в соответствии с которым получить что-то можно, только если отобрать у другого. Подавляя инакомыслие внутри России, раздувая недоверие к Западу и запугивая слабых соседей, правительство Путина умудрилось подорвать престиж своей страны и снова ввести в моду русофобию. Недавняя кампания против иностранных инвесторов в российской энергетике - лишь одна из сцен этого печального спектакля.

С 2001 года, когда, к нашему, как выяснилось, общему несчастью президент Буш заглянул Путину в душу, Вашингтон вместо серьезной политики в отношении России занимается коллекционированием фотографий с ее лидерами. Нынешняя Администрация всячески подстегивала воинственность России и отвергла целый ряд разумных предложений Кремля - например, о юридически обязывающих дополнительных соглашениях к существующим договорам по контролю над вооружениями. До сих пор совершенно непонятно, чего, в сущности, США и Россия ждут друг от друга, и эта двойственность в отношениях становится источником взаимного недоверия. Выйти из этого порочного круга Вашингтон может, только если объединится с европейскими союзниками и составит на будущее четкий список обсуждаемых вопросов.

Главным приоритетом нашей деятельности должен стать контроль над вооружениями и нераспространение ядерных технологий, в том числе общий подход к отношениям с Ираном и обеспечению безопасности российских ядерных вооружений и материалов.

В некоторых ключевых областях сотрудничество явно пробуксовывает. Особенно серьезные проблемы угрожают двум основополагающим договорам - Договору об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ) и Договору о сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений (СНВ). В декабре Путин подписал закон о приостановлении исполнения Россией своих обязательств по ДОВСЕ - одному из краеугольных камней европейской безопасности. Что же касается СНВ, то срок его действия заканчивается в 2009 году, а с ним уйдут в прошлое и ограничения на количество боеголовок, и заложенные в нем контрольные механизмы. Потеря транспарентности и стабильности, которые обеспечивались этими договорами, может стать для России и США поистине монументальным провалом. И Буш, и Путин практически ничего не сделали для того, чтобы этого избежать, и их преемникам придется действовать без малейшего промедления, чтобы вернуть к жизни оба эти договора.

Вторым приоритетом Запада должна стать защита молодых государств Восточной Европы. Указывая иностранцам на дверь относительно внутрироссийских дел, Кремль обращается к весьма аморфному понятию 'суверенной демократии' - однако почему-то забывает про нее, когда надо выкрутить руки другим 'суверенным демократиям', выросшим у границ России. Кремль неоднократно пытался обрушить демократически избранные правительства Эстонии и Грузии, проводил карательные акции против независимых соседей, прекращая поставлять им энергоносители. В обмен на поддержку курса Сербии на противодействие плану предоставления независимости Косово, поддержанному Организацией Объединенных Наций, Россия забрала у Сербии ее государственную нефтяную монополию. Любая стратегия взаимодействия с Россией будет успешной только в том случае, если молодые государства этого региона останутся в буквальном смысле демократическими и в буквальном смысле суверенными. Хорошим началом могла бы стать скоординированная стратегия построения энергетической безопасности.

И, наконец, Запад должен подталкивать Россию к формированию более эффективной и ответственной внутрироссийской системы государственного управления. Речь не идет об иностранном вмешательстве. Речь идет о вопросе нашей национальной безопасности.

Россия - крупнейший в мире экспортер энергоносителей. Кроме того, Россия - единственное государство в мире, обладающее достаточным количеством ядерного оружия и средств его доставки, чтобы стереть нас с лица земли. У России есть проблемы: тяжелейшая коррупция, демографический спад и тихо закипающие партизанские войны на Северном Кавказе - и Кремль не смог решить эти и многие другие проблемы своей 'управляемой демократией'. Поэтому если что-то плохое произойдет внутри России - потеряется ли ядерный заряд, произойдет ли экологическая катастрофа, - последствия затронут отнюдь не только ее саму. Поэтому Запад имеет законное право беспокоиться о внутреннем состоянии России. Мы должны приветствовать приход к власти в России ответственных сил, способных построить политическую систему, более приспособленную к решению множества стоящих перед этой страной проблем.

Скорее всего, президент Медведев не сильно отклонится от нынешней линии, проводимой Кремлем: в конце концов, он - ветеран политической машины Путина и глава энергетического гиганта 'Газпрома'. Однако он уже неоднократно выражал скептическое отношение к авторитарному повороту России: он критиковал отношение властей к политическим противникам, он выразил сомнение в том, что 'суверенная демократия' - это так уж хорошо. Он экономист, и, наверное, понимает, какие издержки несет в себе плохое поведение Кремля. И, может быть, с ним Запад сможет работать более эффективно, нежели с его предшественником.

Как бы там ни было, настало время, когда наши отношения с Россией необходимо пересматривать. От потемкинской дипломатии не выиграет ни одна из сторон. Как американцы, так и русские заслуживают лучшего будущего.

Джозеф Байден - депутат Сената США от штата Делавэр (Демократическая партия).

________________________________________

Новому президенту понадобятся ум и смелость ("Forbes", США)

Воспользоваться 'моментом Медведева' ("The International Herald Tribune", США)

Перемены, в которые нельзя верить ("The Weekly Standard", США)