Данный материал публикуется в рамках акции 'Переводы читателей ИноСМИ.Ru'. Эту статью обнаружил и перевел наш читатель Umland, за что мы ему крайне признательны

__________________________________________________

В последнее время внимание политических обозревателей было приковано к президентским выборам 2-го марта 2008 года и непосредственно к личности Дмитрия Медведева. Поэтому назначение в конце февраля 2008 года 44-летнего Ивана Демидова начальником идеологического управления политического департамента ЦИК партии 'Единая Россия' прошло почти незамеченным. Демидов - яркий российский политический деятель, ставший кумиром молодежи в 1990-х, когда он был популярным ведущим и продюсером молодежных программ на различных телеканалах. Поскольку Россия возвратилась недавно к фактически однопартийной системе, Демидов на своем новом посту в 'Единой России' занимает уникальное положение в путинской 'вертикали власти'. Цель управления, которое он возглавляет, формулирование и распространение идеологии партии, которая контролирует большинство федеральных, региональных и местных парламентов России, и которая (совместно с некоторыми мелкими партиями) официально выдвинула Медведева кандидатом на пост Президента РФ.

Демидов перед своим недавним назначением работал официальным советником 'Единой России', редактором националистического сайта ЕР 'Русский Проект', а также председателем координационного совета ее яростно анти-западного молодежного крыла 'Молодая Гвардия'. Кроме того, Демидов работал главным редактором маленького религиозного телеканала 'Спас'.

Но Демидов приобрел известность задолго до этих политических назначений. В 1990-х он стал популярен как журналист-нонконформист и выходец из группы молодых антисоветских тележурналистов, которые своими новаторскими ток-шоу внесли вклад в развенчание социально-политической системы позднего СССР. Демидов был в то время связан с российским либеральным или, по крайней мере, антитоталитарным движением. В последние годы его развитие проходило по аналогии с другими видными персонами его возраста, включая таких публицистов, как Сергей Марков или Михаил Леонтьев - двух прокремлевских политических комментаторов, которых сегодня можно видеть на различных телешоу, выходящих несколько раз в неделю в прайм-тайм. Как Марков или Леонтьев, Демидов, будучи в начале карьеры символом нового посткоммунистического поколения России, впоследствии стал частью неотрадиционалистского истеблишмента Москвы. Сейчас он - защитник России как уникальной мировой цивилизации и независимой великой державы, и участвует во все более успешном распространении Кремлем подобных настроений среди подростков и студентов. Его недавнее назначение следует основным тенденциям кадровой политики Кремля, которые проявились, например, в назначении в начале этого года известного российского националиста Дмитрия Рогозина новым представителем России в штаб-квартире НАТО в Брюсселе.

Это, возможно, послужило причиной того, почему назначение Демидова пока не привлекло особого внимания на Западе. Однако нельзя не упомянуть, что Демидов по своему собственному утверждению находится под влиянием особенно экстремальной разновидности российского империализма, известной под названием 'неоевразийство'. Эта идеология разработана в сотнях статей и книг, вышедших из-под пера неофашистского российского теоретика Александра Дугина (1962 г.р.) и представляет собой, возможно, самую радикальную антидемократическую идеологию, которая завоевала одобрение в сегодняшнем политическом истеблишменте России. В интервью для сайта Дугина Evrazia.org, Демидов заявил в ноябре 2007 года, что 'безусловно, решающим фактором, некоей переломной точкой стало появление в моей жизни Александра Гельевича Дугина'. Некоторое время Демидов сотрудничал с Дугиным на телеканале 'Спас', где у Дугина был собственный телепроект под названием 'Вехи'.

Несмотря на это, Демидов заявлял, что его различные патриотические пропагандистские проекты разработаны с целью лишения ультра-националистов гегемонии на распространение русофильских настроений и, таким образом, бороться с ростом ксенофобии и преступлений на почве расовой ненависти в России. Он заявил, что 'слова 'русский' и 'фашизм' являются антонимами', и что он и его союзники будут бороться против 'внедрения термина 'русский фашизм' в массовое сознание'.

Но наряду с подобными заявлениями, в ноябре 2007 года, Демидов, со ссылкой на Дугина, также признал себя 'убежденным евразийцем'. Это - по странному совпадению - та же фраза, которой Дугин 15 годами ранее описывал политические верования Рейнгарда Гейдриха (1904-1942), руководителя СД (т.е. службы безопасности) СС, и одного из организаторов Холокоста. Дугин видит свое евразийское движение последователем секретного 'Евразийского Ордена', который существовал в течение многих столетий, и включал, среди прочих, различных немецких ультранационалистов. Временами настойчиво дистанцируясь от преступлений Гитлера, в течение 1990-х Дугин, тем не менее, неоднократно выражал свое восхищение некоторыми аспектами нацистского движения. Например, он назвал научный сектор Ваффен-СС - 'Аненербе' ('Наследие Предков') 'интеллектуальным оазисом' Третьего Рейха, и признал, что национал-социализм был 'наиболее полным и тотальным воплощением' Третьего Пути, проповедником которого Дугин выступает и сегодня. В одной из своих многочисленных профашистских статей 1990-х, он предвосхищает перспективу того, что после провалов в Германии и Италии, в постсоветской России, наконец, появится действительно 'фашистский фашизм'. Можно было бы привести множество других цитат Дугина той же направленности, высказанных им в 1990-х годах (см. 'Фашист ли доктор Дугин? Некоторые ответы Александра Гельевича' - прим. пер.).

Правда, в новом столетии риторика Дугина стала более осторожной. Сейчас, регулярно появляясь в различных телешоу в качестве уважаемого политического комментатора, он позиционирует себя как 'антифашиста' и 'радикального центриста'. Дугин проводит разделительную черту между различными радикальными интеллектуалами межвоенного периода (Эвола, Никиш, Шмитт, Юнгер и др.), которыми он продолжает восхищаться публично и, с другой стороны, нацизмом как таковым. Но не далее, как в 2006 году, Дугин признал, что среди его примеров для подражания - немецкие ультранационалисты, братья Отто и Грегор Штрассеры, которые, хотя и имели личный конфликт с Гитлером в начале 1930-ых, тем не менее, сыграли ключевую роль в превращении НСДАП в партию большинства в 1920-ые годы. В марте 2007 г. на сайте Evrazia.org было подтверждено, что Дугин до сих пор испытывает 'симпатии к позиции Штрассеров'.

Несмотря на многие подобные известные утверждения Дугина, Демидов открыто выражал свое восхищение руководителем российского 'неоевразийства' в вышеупомянутом интервью от ноября 2007 года. Кроме того, Демидов объявил, что 'поскольку я убежден, исходя из своего предыдущего опыта, что массовое сознание... уже созрело для восприятия идей, как их обозначает Александр Дугин - радикального центра, то самое время начать их реализовывать в проектах'. На своем новом посту главного идеолога правящей партии 'Единая Россия' Демидов будет иметь возможности и все необходимые ресурсы, чтобы это сделать.

Андреас Умланд - преподает в Киевском национальном университете им. Тараса Шевченко, является редактором книжной серии 'Советская и постсоветская политика и общество', а также составителем двухнедельного 'Бюллетеня русского национализма'.

_____________________________________

Автор перевода читатель ИноСМИ.Ru - Umland

Примечание: редакция ИноСМИ.Ru не несет ответственности за качество переводов наших уважаемых читателей

_____________________________________

Пария Путина ("The New York Times Magazine", США)

Постсоветский национализм и будущее России ("Global Politician", США)