Недавно начальник Генштаба России Ю.Балуевский утверждал, что 'в целях защиты суверенитета и территориальной целостности Российской Федерации и ее союзников в предусмотренных доктринными документами случаях будут привлекаться военные силы, в т.ч. и превентивно, включая ядерное оружие'. Разумеется, это прозвучало агрессивно. Что же представляет собой российская военная доктрина, о которой говорят с 2007 года, но по сути содержания пока существуют только 'утечки'?

Новая военная доктрина должна отличаться от той, которая была утверждена в 2000 г., несколькими аспектами, но принципиальные установки, по всей видимости, останутся прежними.

Первый вопрос: будет ли доктрина носить исключительно военный характер? Военная доктрина, концепция национальной безопасности и концепция внешней политики - это взаимосвязанные документы. Можно предположить, что до появления военной доктрины должна была быть подготовлена концепция национальной безопасности. Однако если военная доктрина появится вне упомянутой концепции, это будет означать, что военные приобретают все большую роль в российской политике.

В документе 2000 г. речь шла о формировании демократического государства, а новый документ, по всей видимости, это формулирование военной доктрины демократического государства.

Значительно важнее иной характер доктрины. Она по-прежнему останется оборонительной, но сейчас Россия сможет 'защищать своих граждан за границей, если им угрожает опасность'. В доктрине должно появиться и такое положение: Россия вправе участвовать в пограничных конфликтах, если будут иметь место 'нарушения норм международного права, означающие агрессию против ее граждан'.

В новой редакции военной доктрины должно быть закреплено положение о том, что Россия будет осуществлять оборонительную политику не только совместно с Белоруссией, но и с другими членами СНГ. Это означает, что Москва и дальше будет развивать такие структуры, как Организация договора коллективной безопасности и ШОС.

В принципе, все это мелочи по сравнению с тем, что перечень врагов России не изменится. Это США, НАТО, терроризм, сепаратизм и т.д. Создатели новой доктрины в своих речах дают понять, что Россия не настроена против США и НАТО, однако вынуждена ответно реагировать на их действия. Можно ожидать и пассажей относительно верности России идее многополярного мира и мира как антипода войне, что должно быть закреплено международным правом и ООН. Однако в эту логику не укладывается формулировка касательно позиции России по вопросу нераспространения ядерного оружия.

В прежней доктрине говорилось, что Россия поддерживает 'универсальный характер нераспространения ядерного оружия'. Сейчас планируется внести формулировку: Россия высказывается 'против распространения ядерного оружия и средств его доставки'. Это своего рода подстраховка на тот случай если Ирану все же удастся создать ядерное оружие. Такую позицию России можно было бы объяснить, если бы ядерный Иран был России неопасен. Однако это непрогнозируемо.

В новой доктрине, без сомнения, будет рассматриваться вопрос социального обеспечения армии. Будет акцентироваться перевооружение и профессионализм, создание формирований быстрого реагирования, способных успешно решать задачи локального, регионального и глобального масштаба. Наверняка не будет забыта и необходимость совершенствования стратегического ядерного потенциала.

Что же означает такая 'планируемая' военная доктрина России? Во-первых, она свидетельствует о возрастающей агрессивности России. Россия, теперь, похоже, строит грандиозные планы, связанные со своей великой ролью в мире и военной мощью. Однако разница между амбициями и возможностями часто становится угрозой международной безопасности.

Было бы неправильным думать, что России в будущем грозят только конфликты локального масштаба. Однако важно понять, действительно ли она настроена только на оборону. Когда Россия была слаба, она демонстрировала миру свой ядерный потенциал для обороны. Сегодня ситуация изменилась: Россия последовательно укрепляет свои вооруженные силы, твердо встала на ноги и будет только крепнуть. Кто может гарантировать, что через какое-то время эта страна не перейдет от обороны к нападению (по крайней мере, завоеванию своего ближайшего окружения)?

Соответствуют ли планы России ее возможностям - вот в чем вопрос. Западу надо выработать свою линию поведения. Если допустить, что агрессивность России - реакция на действия Запада, то США и их союзникам, возможно, следовало бы пересмотреть свои планы, чтобы не доводить дело до конфронтации. Если агрессивность России обусловлена только ее возможностями, тогда надо продолжать расширять НАТО, обеспечивая стратегический плацдарм для сдерживания 'русского медведя'. Медведь первым нападать не станет, если не размахивать винтовкой у него перед носом.

Сегодняшнее гражданское общество живет в постмодернистской эпохе, а военные - только догоняют. Они пытаются создавать вооружение, основанное на новых физических принципах, развивают координацию действий, тактику на поле боя, возможно, планируют генетическую модификацию воинов и т.д. Это уже полуархаичное мышление, концентрирующееся только на делах военных. В наши дни такие дихотомические понятия, как война-мир, нападение-оборона, враг-союзник, утратили однозначный смысл. Между тем, важную роль приобретает информационная война. Здесь крайне важен элемент пропаганды, борьбы за сознание людей. Государство может проиграть войну, даже не начав ее, при этом руководители и народ могут и не понять, что проиграли. Характерные примеры- распад СССР и 'цветные революции'.

Будет ли это учтено в новой российской военной доктрине? Скорее всего, нет. Правда, это не означает, что российские военные делают меньше, чем, например, американские, но самые серьезные работы предпочитают скрывать. Противник, не зная истинной ситуации, может либо решить, что Россия не ориентируется в новых реалиях (и тем самым принизить ее возможности), либо может предположить, что Россия скрывает нечто весьма значительное (и тем самым переоценить ее возможности).

Новая военная доктрина России, скорее всего, только подтвердит рост неоимпериалистических настроений. Ресурсы для противостояния есть. Если так пойдет и дальше, можно дожить и до новой холодной войны. А может, она и не кончалась? Недооценивать возможности России никак не следует. Можно предположить, что, пытаясь осуществить мессианскую миссию, Россия свернет с пути демократии.

_______________________

В фокусе оборона: преимущества России в конкурентной борьбе - IV ("United Press International", США)

Отповедь Пентагону ("Telegraf", Латвия)