Алексей Кудрин, человек с мягким голосом и приятными манерами, является одним из долгожителей сурового мира российской политики. С 2000 года - он министр финансов, а с осени прошлого года - вице-премьер. В когорте министров финансов крупнейших стран мира он один из тех немногих, кому удается так долго держаться на своем посту.

Однако ловить парусом ветер - не простое занятие. В Москве циркулируют слухи о том, что кремлевские сторонники жесткой линии, попытались в сентябре прошлого года убрать этого видного либерала из министерства финансов. Несмотря на то, что ему удалось сохранить свой пост, чуть позже был арестован его заместитель Сергей Сторчак, по обвинению в хищении государственных средств, что было интерпретировано некоторыми наблюдателями, как 'месть' самому г-ну Кудрину.

Г-н Кудрин настаивает на невиновности г-на Сторчака, хотя предпочитает не давать пространных комментариев по этому вопросу.

Вместе с тем, принимая во внимание, что относительный либерал Дмитрий Медведев избран президентом, а Владимир Путин, друг г-на Кудрина, станет премьер-министром, можно сказать с уверенностью, что место в правительстве А. Кудрину гарантировано.

Так что инвесторы могут вздохнуть с облегчением. В последние годы г-н Кудрин считается гарантом финансовой дисциплины России, даже если эта дисциплина несколько пошатнулась в 2007 году. В то время, когда приближались выборы, даже г-н Кудрин не смог остановить 40-процентное номинальное увеличение расходов, которое привело к резкому всплеску инфляции. Алексей Кудрин шутит, что его выступления против наращивания расходов сделали его 'самым непопулярным человеком в период выборов'.

Г-н Кудрин ясно показал свою неприязнь к тем нерыночным механизмам, таким как замораживание цен, к которым прибегло правительство, чтобы рост цен на продовольственные продукты не стал горячей политической проблемой накануне парламентских выборов в декабре прошлого года.

'Это была вынужденная мера, реакция на шокирующий взлет цен, когда некоторые продовольственные товары подорожали на 40%, - говорит он. - Конечно, такая мера посылает неправильный сигнал рынку, однако мы считаем, что без таких действий ситуация, возможно, была бы еще хуже'. Он настаивает, что проблема инфляции 'разрешима' посредством новых бюджетных правил, твердой денежно-кредитной политики и экспортных пошлин на некоторые виды продовольствия, на которые может возникнуть дефицит.

'В текущем году будет, по-видимому, труднее из-за [глобального] финансового кризиса и необходимости поддерживать . . . ликвидность, - признает он. - Эти две задачи являются прямо противоположными, но мы надеемся, что нам не придется прибегать к подобным мерам в большом масштабе'. Кредитный кризис, по его мнению, 'разразился в то время, когда мы еще не вполне созрели, и это будет серьезным испытанием'. Вместе с тем, г-н Кудрин говорит, что Россия достаточно хорошо подготовлена, чтобы противостоять кризису, притом, что в прошлом году ВВП, наконец-то, восстановился до уровня 1990 года.

Г-н Кудрин иногда оказывается в неудобном положении сторожа излишков нефтяных доходов, накапливаемых в Российском стабилизационном фонде, который в этом году был разделен на консервативно инвестируемый Резервный фонд, размером в $125 млрд, и на Фонд национального благосостояния, размером $32 млрд, который ориентирован на получение повышенных прибылей.

Банки хотят, чтобы деньги фонда благосостояния были направлены на оказание им помощи в преодолении финансового кризиса; 'олигархи', говорит он, лоббируют за то, чтобы использовать деньги этого фонда для построения их бизнес-империй, в частности, посредством приобретения пакетов акций иностранных компаний.

Г-н Кудрин 'не исключает', что государство может использовать фонд для приобретения пакетов корпоративных акций за рубежом, взяв за образец действия таких стран, как Китай. Однако он говорит, что министерство финансов разрабатывает механизм, ограничивающий пакет акций любой компании пятью процентами.

Непросто сдерживать рост расходования, признает он, особенно нелегко призывать простых граждан к благоразумию на фоне нарастающего притока нефтедолларов. 'Экономика России возникла из коммунистической, централизованной экономики, а потому некоторым людям недостает понимания рыночных механизмов, - говорит он. - Они думают, что если государство имеет деньги, то оно может решить любую проблему'.

Вместе с тем, г-н Кудрин утверждает, что связка лидеров Медведев-Путин будет уверенно выступать за рыночную экономику. 'Ведущие политики . . . за исключением президента Путина и президента Медведева, имеют слабое представление о рыночных механизмах, - говорит он. - [Но] я бы сказал, что В. Путин понимает макроэкономику лучше, чем любой министр. Его переход в правительство является гарантией дальнейшего продвижения в этом направлении'.

_____________________________________________

Март Лаар: Эхо 30-х годов и стремительная российская аннексия ("The Financial Times", Великобритания)

Россия: Так кто же главный в тандеме? ("The Financial Times", Великобритания)

Власть имущие сегодняшней России сумели сделать выводы ("The Financial Times", Великобритания)

Медведев получает непростое наследство ("The Financial Times", Великобритания)

Путин и Берлускони: деловая дружба ("The Financial Times", Великобритания)