На минувшей неделе спикер Совета Федерации РФ Сергей Миронов сообщил, что некоторые губернаторы-тяжеловесы могут в перспективе совместить занимаемые должности с работой в правительстве в статусе заместителей министра регионального развития.

По словам Миронова, речь идет о создании десяти макрорегионов, над которыми и будут поставлены 'смотрящими' губернаторы наиболее мощных в экономическом плане областей, республик и краев.

Если учесть, что совсем недавно главам регионов было дано право становиться еще и государственными служащими (депутаты Самарской губернской думы, например, даже внесли соответствующие поправки в Устав области), наблюдатели сделали однозначный вывод - речь идет об усилении контроля над губернаторами со стороны правительства, то есть его будущего председателя - Владимира Путина. Примечательно, кстати, что данный законопроект пришел в Госдуму из Кремля (где пока еще рулит ВВП).

Дмитрий Козак, впрочем, опроверг слова третьего лица в российской политической иерархии, но весьма обтекаемо. Мол, границы субъектов РФ являются неизменными, а решение по объединению и укрупнению регионов принимают исключительно те граждане, которые на этих территориях проживают. Однако это не исключает ни создания макрорегионов (для этого укрупнять субъекты Федерации вовсе не обязательно), ни появления супергубернаторов с министерскими портфелями (иначе к чему было вносить соответствующие поправки в законодательство).

Кроме того, правительство вводит систему рейтингов субъектов Федерации, определяющих эффективность работы региональных властей по социально-экономическому развитию подведомственных им территорий. Эти рейтинги станут основанием для принятия президентом решений о выражении доверия или недоверия губернаторам. Если губернатор попадет в последние строчки упомянутого рейтинга, надо полагать, шансов сохранить свой пост у него будет немного. Считать же баллы будут в 'Белом доме'. Если учесть разнообразие исходных условий, начиная от климатических особенностей и заканчивая богатством (или нищетой) недр, можно только представить, какой люфт получают составители рейтинга.

Кроме экономических рычагов воздействия на губернаторов, у Владимира Путина остается еще и рычаг политический. Большинство глав регионов, как известно, входят в 'Единую Россию'. В партии власти состоят, как правило, и главы муниципальных образований. Наконец, практически во всех регионах у 'Единой России' в парламентах имеется контрольный пакет акций, то есть мандатов.

До сих пор региональные парламенты послушно утверждали всех путинских губернаторов-назначенцев. В последние годы еще не было случая, чтобы законодательные собрания пошли против воли Путина. Но не факт, что так будет и при Медведеве, если между уходящим президентом и его преемником возникнет какой-либо конфликт. Сегодня Владимиру Путину как лидеру 'Единой России' формально подчиняются и губернаторы с партийными 'корочками' партии власти, и их однопартийцы в областных центрах, и муниципальные чиновники более низкого ранга. В общем, вся партия власти, а это два миллиона чиновничьих 'штыков'. Это мощная армия, беспрекословно выполняющая приказание своих лидеров.

Но если раньше Генштаб этой армии получал распоряжения из Кремля, то теперь будет получать из кабинета премьера на Краснопресненской набережной.

_____________________________

С Россией все не так просто, как кажется ("Cesky rozhlas", Чехия)

Так кто же главный в тандеме? ("The Financial Times", Великобритания)