Передача : Особое мнение

Ведущие : Ольга Журавлева

Гости : Александр Проханов

_______________________________________

О. ЖУРАВЛЕВА: Добрый вечер, это программа 'Особое мнение', меня зовут Ольга Журавлева, в гостях у нас, как обычно, по средам, Александр Андреевич Проханов, добрый вечер.

А. ПРОХАНОВ: Добрый вечер.

О. ЖУРАВЛЕВА: Александр Андреевич, у нас было много вопросов от слушателей и возмущения по поводу того, что вы говорили о Борисе Ельцине год назад, и хвалы вам за то, что вы говорили о Борисе Ельцине год назад. Это все в связи с тем, что сегодня годовщина. На могиле Бориса Ельцина в Москве открыт памятник первому президенту России, мемориал открывали сегодня не только члены его семьи, но действующий и избранный президенты, члены правительства и администрации, коллеги и люди, работавшие с первым президентом. Сегодня как вы отнесетесь и к памятнику, и к мемориалу, и к личности?

А. ПРОХАНОВ: По-прежнему я не изменил свое отношение к Ельцину, и спустя 10 лет, если я доживу до этого времени, я буду придерживаться той же самой концепции. Сегодня Путин сказал, что Ельцин является выдающимся политиком, внесшим громадный вклад в русскую историю, является самым интенсивным и, что ли, оригинальным, яростным политиком 20 века. Может, это так. Я просто стал перечислять совершенно очевидные деяния Ельцина, которые никто у него не отнимет, не посмеет отнять эти деяния, Ельцин рассек на части гигантскую красную мощную страну, Советский Союз.

О. ЖУРАВЛЕВА: А она до этого не шла к тому?

А. ПРОХАНОВ: Нет, она не шла к этому, ее рассек Ельцин, некоторые части просто не хотели отделяться, их копытами отогнали в сторону от России, такие фрагменты, как Казахстан, например, или Азербайджан времен Алиева.

О. ЖУРАВЛЕВА: Там не было лидеров, которые сами стремились к сепаратизму?

А. ПРОХАНОВ: Хотите, будем дискутировать на эту тему, давайте перейдем на тему крушения Советского Союза, я говорю о том, что сделал Ельцин. Это его заслуга, несомненно, это великий его национальный подвиг, он разрушил собственную страну. Второй его несомненный подвиг, я считаю, что это так и должны поступать крупные политики и люди, исполненные этики и чести, его вскормила партия. Через партию он достиг высших высот партийной иерархии. Он разрушил эту партию. Это, конечно, тоже грандиозный подвиг, свидетельствующий о высокой нравственности. Ельцин уничтожил военно-промышленный комплекс России, они уничтожил всякие возможности развиваться России, уничтожил русскую армию. Он передал в руки меньшинства, причем меньшинства отвратительного, аморального, он передал в руки меньшинства господство над большинством народа. Он передал в их руки экономическую власть, политическую, медийную власть, культурную власть.

О. ЖУРАВЛЕВА: Т.е. это был, действительно, могучий человек, который совершил такой поступок.

А. ПРОХАНОВ: Грандиозный могучий человек. Ельцин расстрелял из танков парламент. Т.е. человек слабый, человек ничтожный не мог сделать так, это мог сделать только некий могучий человек.

О. ЖУРАВЛЕВА: Как вы считаете, он пользовался поддержкой?

А. ПРОХАНОВ: Из танков расстрелять собственный парламент, в центре Москвы зажечь факел. Это грандиозная вещь. Он отвоевал первую чеченскую войну, разгромил Грозный, заключил позорный для России хасавюртовский мир. Он устроил пляску суверенитетов, которая практически от России ничего не оставила. Россия как кисель стала распадаться на глазах у Ельцина. Ельцин своей миссией совершил то, что не мог совершить Адольф Гитлер, он выполнил план 'Барбаросса'. План 'Барбаросса', который захлебнулся во встречных атаках сталинских пехотинцев, которые сломали хребет Гитлеру, был реализован. Гитлер хотел расчленить Советский Союз.

О. ЖУРАВЛЕВА: Александр Андреевич, вы, действительно, считаете, что один человек виноват во всем?

А. ПРОХАНОВ: Нет, но ведь считают же, что Гитлер повинен в трагедии Германии. Не считают же, что рабочий класс Германии или рабочая интеллигенция.

О. ЖУРАВЛЕВА: Но все признают, что его выбрали.

А. ПРОХАНОВ: Повторяю, и Гитлера выбрали. Ельцин ушел из власти с рейтингом 2%. Мы не должны уповать, раз и навсегда останавливаться на оценках народа, которые даются тому или иному политику однажды. Эти оценки меняются, они эволюционируют. Народ - это как планктон, если на этот планктон направить такие электронные пушки, на протяжении 20 или 15 лет говорить русским людям, как это сейчас говорится, что русские - это страна рабов, что у русских нет воли, что русские - бездельники. . .

О. ЖУРАВЛЕВА: Когда Ельцин пришел, этого всего еще не было. Был еще только Горбачев перед ним, все.

А. ПРОХАНОВ: Я говорю о том, что если на народ направлять эти электронные пушки, кинескопы, он через 15 лет поверит, что он никчемный, что он бездарный, что он слабый, он безвольный. Если же ему говорить, наоборот, ты, народ, великий, прекрасный, добрый, ты народ-победитель, в 45-м году ты, по существу. . .

О. ЖУРАВЛЕВА: Но сейчас это уже происходит?

А. ПРОХАНОВ: Ничего этого не происходит, сейчас идет. . .

О. ЖУРАВЛЕВА: А что вы тогда ратовали, извините меня, за третий срок Путина, если ничего все равно не меняется?

А. ПРОХАНОВ: А чего я ратовал за третий срок Путина, Путин чуть-чуть, чуть-чуть на йоту сорвался с той орбиты, на которую его забросил Ельцин. Он чуть-чуть изменил курс, он спас государство российское от того, что сделал Ельцин. Он собрал эти ошметки, в которые Россию превратил Ельцин.

О. ЖУРАВЛЕВА: А каким образом он собрал ошметки?

А. ПРОХАНОВ: Он прекратил хотя бы на время процесс распада, он отвоевал вторую чеченскую войну, отменил хасавюртовский мир, он победил во второй, тоже кровавой и жестокой чеченской войне, он прекратил эту пляску, отвратительную и мерзкую пляску суверенитетов, он набросил намордник на губернаторов и на президентов, которые хотели суверенитета.

О. ЖУРАВЛЕВА: Вы так думаете? Сейчас губернаторы все в намордниках?

А. ПРОХАНОВ: Некоторые в намордниках, а некоторые в целлофановых мешках. Например, один из губернаторов совсем недавно, вчера, по-моему, ушел со своего поста, потому что ему больше невозможно было дышать в этой роли. Все губернаторы, слава тебе господи, в намордниках. Им уже не позволяют беситься, как это делалось при Ельцине.

О. ЖУРАВЛЕВА: Вы думаете, не позволяют?

А. ПРОХАНОВ: Я думаю, что абсолютно не позволяют.

О. ЖУРАВЛЕВА: А мне кажется, что одним позволяют, а другим - нет.

А. ПРОХАНОВ: Я думаю, что никому не позволяют. Я думаю, что даже Абрамович чувствует команду 'к ноге'.

О. ЖУРАВЛЕВА: Но, тем не менее, как живет Абрамович и как живут разные другие граждане, вам не кажется это странным?

А. ПРОХАНОВ: Губернатор Абрамович и Абрамович-миллиардер - это разные вещи. Потом, все губернаторы живут не худо.

О. ЖУРАВЛЕВА: Т.е. губернатором там какой-то один Абрамович, а миллионером в другом месте другой Абрамович?

А. ПРОХАНОВ: Конечно, во-первых. . .

О. ЖУРАВЛЕВА: Их два?

А. ПРОХАНОВ: . . . люди многолики. Губернатор Абрамович - это друг всех. . .

О. ЖУРАВЛЕВА: Детей.

А. ПРОХАНОВ: . . . чукчей. Это человек, который застроил тундру, не знаю, дискотеками и родильными домами.

О. ЖУРАВЛЕВА: Так это же должен быть миллионер.

А. ПРОХАНОВ: Миллиардер.

О. ЖУРАВЛЕВА: Миллиардер, пардон.

А. ПРОХАНОВ: А другой Абрамович, который никакого отношения не имеет ни к Чукотке, ни к России, имеет гигантский флот яхт, имеет флот. . .

О. ЖУРАВЛЕВА: Футбольных команд.

А. ПРОХАНОВ: . . . которые имеет свои подводные лодки, футбольные команды, я думаю, что воздушные армии. У него есть пирсы, у него есть целые города, которые он купил в предместьях Лондона и на Лазурном берегу, одним словом, Борис Николаевич Ельцин в моем представлении - это Герострат русской истории. Этим он велик, конечно.

О. ЖУРАВЛЕВА: Это Александр Андреевич Проханов, мы должны прерваться на несколько минут, никуда не уходите, это программа 'Особое мнение', мы скоро вернемся. РЕКЛАМА

О. ЖУРАВЛЕВА: Добрый вечер еще раз, программа 'Особое мнение' продолжается, у нас в гостях Александр Проханов, меня зовут Ольга Журавлева, и мы продолжаем наш разговор. Вы можете к нему присоединяться по номеру + 7 985 970 4545, при этом еще к нам заранее присоединились люди по Интернету. Роза Шафигуллина, девушка-горянка, как она себя определяет, с верхней Волги, пишет вам - наша с вами, любезный Проханов, коллега, симпатизантка Путина госпожа Вербицкая предложила образовать при вновь назначаемом председателе правительства Путине, как наиболее морально устойчивом персонаже, комиссию по нравственности. Вы наверняка слыхали эту новость, действительно, президент Санкт-петербургского госуниверситета Людмила Вербицкая предлагает Владимиру Путину заняться вопросами духовности нации. По мнению Вербицкой, главными виновниками сложившегося положения, т.е. бездуховности и безнравственности нашей являются журналисты, в общем, мы с вами, и реформы 90-х гг. Вы наверняка с этим согласитесь. Реформы 90-х гг. мораль-то разложили. Сегодня члены комиссии будут диктовать свой вкус обществу, а завтра могут ввести политическую цензуру, опасается председатель комитета по информационной политике Людмила Нарусова. Т.е. есть какие-то люди, которые возражают. А Александр Минкин, наоборот, считает, что, действительно, нужно ввести моральную цензуру. В основном, все, конечно, пеняют телевидение всякими разудалыми, разухабистыми программами, говорят, что мораль и нравственность упали.

А. ПРОХАНОВ: Я могу понять Людмилу Нарусову, представляете, если будет введена, действительно, нравственная комиссия, каково придется Ксюше, ее родной дочери? Она лишится просто дочери, наверное. Я солидарен совершенно с Нарусовой, что ни в коем случае нельзя вводить таких комиссий, чтобы нас лишили возможности созерцать наших звезд.

О. ЖУРАВЛЕВА: А если серьезно?

А. ПРОХАНОВ: Если серьезно, есть такая, то, что я сказал, не менее серьезно, кстати, есть такая сентенция, бойся бить в человеке по дьяволу, как бы не задеть в нем бога, потому что стремление выковырять из человека грех, лишить его злых качеств, оставить у него только добрые качества, очень часто кончается такими кострами инквизиции, на которых сжигают ученых, мистиков, недозволенных художников. Я думаю, что о нравственности общества, конечно, должны печься духовидцы, провидцы, люди святые. Например, о русской нравственности пекся преподобный Сергий, он пекся таким образом, что он Русь сделал святой, категория святая Русь появилась после того, как преподобный Сергий, он освятил всю русскую жизнь, военную, духовную, гражданскую, мирскую, светил светом этой вселенской нравственности. Или Серафим Саровский, или Иоанн Кронштадтский.

О. ЖУРАВЛЕВА: А если по телевидению с утра до вечера демонстрировать проповедников, духовидцев, каких-то, действительно, достойных людей? Может, легче станет?

А. ПРОХАНОВ: Я не хочу, чтобы моей нравственностью, как и вашей, я человек, видимо, безнравственный, во мне огромное количество грехов.

О. ЖУРАВЛЕВА: Открывается в вас много нового, интересного.

А. ПРОХАНОВ: Милости прошу, давайте чаще встречаться просто, даже за пределами этой передачи. Я чувствую себя глубоко греховным, но я не хочу, чтобы какие-нибудь тетки или какие-нибудь дядьки в галстуках и сюртуках из правительства или при правительстве или из аппарата президента занимались моей нравственностью.

О. ЖУРАВЛЕВА: Но ведь при КПСС, прошу прощения, занимались ведь нравственностью, был комитет по идеологии, были соответствующие, худсоветы были.

А. ПРОХАНОВ: Сегодня. . .

О. ЖУРАВЛЕВА: Нравственнее были люди или нет?

А. ПРОХАНОВ: Нет, они не были нравственные, были просто положены пределы, официальные пределы возможного.

О. ЖУРАВЛЕВА: Тому, что можно писать в газете.

А. ПРОХАНОВ: Тому, что можно писать в газете, как можно себя вести публично.

О. ЖУРАВЛЕВА: И как это, отражалось?

А. ПРОХАНОВ: Грех был забит в подполье, его загоняли в подполье. Там, в этом подполье, в красное ли время, либо в белое время, в этом подполье гнездились все эти нетопыри, все это черви, все эти змеи безнравственности и грехов. Сейчас это подполье открыто, т.е. раскрыты врата ада. Из этих врат вылетели вся чертовщина, вся нежить, вся тьма поднебесная, она гуляет среди нас, она врывается в наши дома.

О. ЖУРАВЛЕВА: На вас это влияет? Вы смотрите безнравственные передачи?

А. ПРОХАНОВ: Я смотрю безнравственные передачи, я сам участвую в этих безнравственных передачах. Я сам стал жертвой этой катастрофы.

О. ЖУРАВЛЕВА: В какой последней безнравственной передаче вы приняли участие? В 'Секс с Анфисой Чеховой' ходили?

А. ПРОХАНОВ: Уже, по-моему, 10 минут я занимаюсь безнравственной проповедью в нашей с вами передаче.

О. ЖУРАВЛЕВА: Спасибо, Александр Андреевич, всегда приятно от вас услышать что-нибудь эдакое.

А. ПРОХАНОВ: Повторяю, запечатать врата адовы - это огромная задача. Я не вижу, повторяю, тех ключников, которые могли бы подойти.

О. ЖУРАВЛЕВА: Так вы говорите, что это просто невозможно или это не нужно?

А. ПРОХАНОВ: Нет, это необходимо, но этим должны заниматься не люди из администрации, не комиссии при президенте. Я вижу этих людей, сытых, довольных, в одинаковых галстуках, с раскормленными туловищами, этим должны заниматься, по-видимому, сегодня только люди церкви. Этим не занимается ни культура, ни семья, ни школа. Я повторяю, мы накануне Пасхи, я все время размышляю об этом, у современной церкви, современных священников масса недостатков, к ним огромные нарекания. Но проблемой человеческих духовных отходов, чтобы их переработать, чтобы их взять на себя, эти грехи, чтобы попытаться очистить человека от этого, занимаются только священники. Поэтому миссия современной церкви, современного храма колоссальна. Я думаю, что. . .

О. ЖУРАВЛЕВА: Справляется церковь какая-нибудь с этой миссией? Какая-нибудь из церквей справляется с этой миссией?

А. ПРОХАНОВ: Я думаю, что все церкви справляются, в том числе, и православная. Потому что если бы не было, я думаю, что монастырей, храмов и святителей, жизнь превратилась бы просто в кошмар, просто в содомию. Просто, понимаете, она. . .

О. ЖУРАВЛЕВА: А человек не в состоянии выбрать, если ему показывают по телевизору какое-нибудь безобразие, он смотрит. Если ему показывают воскресную нравственную проповедь, он точно также смотрит, да?

А. ПРОХАНОВ: Нет, так смотрит уже человек оболваненный, человек, лишенный критериев. Огромное количество людей смотрит телевидение, они не могут не смотреть, потому что информация среда - это как дыхания или как вода из крана. Они смотрят эти программы с колоссальным страданием, с возмущением. Даже все рефлексы, о которых мы сейчас с вами говорим, результат того, что какая-то дама смотрит на всю эту похабщину, безобразие, в ней наконец-то, спустя 15 лет с тех пор, как запустили этот кошмар, возникло негодование. Я не знаю, что, может быть, ее племянница покончила с собой либо кто-то из ее близких, не знаю, пал жертвой какого-то содомита. Я считаю, что это хорошо, но, не дай бог, поручить цензуру нравственную или художественную цензуру или политическую в руки этих сытых, откормленных, всем довольных людей.

О. ЖУРАВЛЕВА: Но вот удивительное сообщение как раз по поводу духовных пастырей, которые пытаются защитить нравственность своей паствы. Руководитель исламской общины Карелии попросил отменить намеченное на 19 мая выступление певца Бориса Моисеева в Петрозаводске. А известный певец Борис Моисеев, в свою очередь, призвал своих однопартийцев из 'ЕР' защитить его от давления со стороны мусульман Карелии. На чьей вы стороне в этой ситуации?

А. ПРОХАНОВ: Я на стороне мусульман Карелии. Во-первых, я думаю, что их там очень мало, потому что карелы все-таки, они либо крещеные. . .

О. ЖУРАВЛЕВА: Мне тоже казалось, что это как-то. . .

А. ПРОХАНОВ: . . . либо это все-таки такие язычники, исповедующие культ угрофиннов древних. Если это мусульмане Карелии. . .

О. ЖУРАВЛЕВА: Т.е. вы на стороне меньшинства в данной ситуации?

А. ПРОХАНОВ: Я на стороне, конечно, фундаментальных религий, предположим Борис Моисеев, наверное, яркий талант. Но он привносит на эстраду свою хворь, он привносит на эстраду свой недуг, он привносит. . .

О. ЖУРАВЛЕВА: По-моему, просто слишком много знаете.

А. ПРОХАНОВ: Нет, он привносит на эстраду всю инфернальность, в которой он живет. Он тайно и явно эту. . .

О. ЖУРАВЛЕВА: А вдруг он в 'ЕР' это все принесет?

А. ПРОХАНОВ: В 'ЕР'?

О. ЖУРАВЛЕВА: К своим однопартийцам. Развалит ведь изнутри.

А. ПРОХАНОВ: Сейчас предстоит 'ЕР' большая чистка, об этом говорит Путин. Я думаю, что люди. . .

О. ЖУРАВЛЕВА: Ах, вот на кого он намекал.

А. ПРОХАНОВ: . . . с нетрадиционной ориентацией, они, может быть, не будут изгнаны, но они будут лишены возможности пропаганды.

О. ЖУРАВЛЕВА: Давайте тогда мы посмотрим на еще одну тему, думаю даже, что мы до конца этой части все не обговорим. У нас тут большой международный скандал случился.

А. ПРОХАНОВ: Что такое, не пугайте меня.

О. ЖУРАВЛЕВА: Вы знаете прекрасно, не кокетничайте. Министерство обороны Грузии настаивает на том, что грузинский беспилотный самолет над Абхазией был сбит российским истребителем. Есть несколько фактов. Один факт, что непонятно, почему там летал грузинский разведчик, и они сначала делали вид, что вообще ничего не было. Вроде как он не должен над Абхазией летать, потому что это спорная территория, есть определенный договоренности. С другой стороны, непонятно, кем он был сбит. Предъявили видео, которое якобы свидетельствует о том, что это был российский самолет, потому что у абхазских вооруженных сил этого быть не может. При этом абхазская и российская сторона в один голос заявляют, что это были все-таки абхазские службы.

А. ПРОХАНОВ: А мне-то что, от меня вы что хотите?

О. ЖУРАВЛЕВА: Я хочу, чтобы вы рассказали свою версию, вы же мастер настоящих теорий заговора. Кто прав здесь?

А. ПРОХАНОВ: У них там нет теорий. Я, конечно, симпатизирую абхазам. Будь я в кабине МИГа, я бы, конечно, шарахнул по нему, только, наверное, не ракетой, а, может, просто из пулемета, из пушек расстрелял бы, не стал бы тратить дорогую ракету. Я хочу сказать другое, что это зона войны, там идет война, миротворцы, разделение территорий.

О. ЖУРАВЛЕВА: Но Россия исполняет в этой ситуации функцию миротворца, по идее.

А. ПРОХАНОВ: Это зона войны. Зона войны, она и горячая, она и холодная, это зона постоянных провокаций.

О. ЖУРАВЛЕВА: А со стороны России были провокации?

А. ПРОХАНОВ: Я думаю, что Россия должна отвечать. Конечно, у России были провокации политические, когда мы говорим, намекаем, что мы признаем Абхазию и Южную Осетию.

О. ЖУРАВЛЕВА: Совершенно верно.

А. ПРОХАНОВ: Будем заниматься, что ли. . .

О. ЖУРАВЛЕВА: А зачем нам провоцировать Грузию?

А. ПРОХАНОВ: Потому что идет война, война, это непрерывные провокации, это обмен ударами.

О. ЖУРАВЛЕВА: Какова цель для России в этой войне, захватить Абхазию и Южную Осетию?

А. ПРОХАНОВ: Для России, я думаю, что для России, для российского руководства, которое, конечно, является не носителем имперской идеологии, оно не является строителем моей любимой пятой российской империи. Но рудиментарно в нем живет ощущение.

О. ЖУРАВЛЕВА: Просто все собрать воедино?

А. ПРОХАНОВ: Об имперской сущности России. Россия прекрасно понимает, что она лишена выхода к Черному морю, еще несколько лет, и мы уйдем из Севастополя. Нам нужна кромка, нам нужны выходы, мы обложены врагами, Грузия закупорила.

О. ЖУРАВЛЕВА: А, может, подружиться с теми, кто имеет выход к Черному морю?

А. ПРОХАНОВ: Я то же самое, в 42-м году зачем было воевать с Гитлером?

О. ЖУРАВЛЕВА: Я же говорю об Украине в данной ситуации.

А. ПРОХАНОВ: Знаете, дружить с американцами - это. . .

О. ЖУРАВЛЕВА: Причем здесь американцы, давайте объединимся с Украиной на каких-то других.

А. ПРОХАНОВ: Нет никакой Украины, нет Украины и Грузии нет. Это есть департаменты, это есть департаменты, которые управляются извне, во многом, Россия продолжает управляться извне, из Штатов.

О. ЖУРАВЛЕВА: С другой стороны, кроме Штатов, есть же и другие люди. Например, Франция предоставляет политическое убежище грузинскому оппозиционеру, которого обвиняют на родине вроде бы в коррупции, насколько я понимаю, но, тем не менее, есть подозрения, что ему что-то угрожает.

А. ПРОХАНОВ: Я все-таки закончу свою мысль. Грузинско-абхазская разделительная линия - это линия войны, это линия фронта. На этой линии идет война. Там воюют даже не столько Грузия и Абхазия, сколько, по существу, Запад, США и Россия, как это было во времена Советского Союза. В Мозамбике воевали ведь не униты и правительство, а воевали М-16, Калашников, воевал Вашингтон и Москва. То же самое происходит и затем. Поэтому провокации с обеих сторон - это нормальное поведение двух воюющих сторон. Я думаю, что в этих условиях, когда грузины послали своего беспилотника над Абхазией, конечно, его надо было шарахнуть. Если бы мы этого не сделали. . .

О. ЖУРАВЛЕВА: Так это мы сделали?

А. ПРОХАНОВ: Я бы хотел, чтобы это мы сделали. Я бы ужасно хотел, чтобы это сделали мы. Если бы мне доверили эту машину, я бы его с удовольствием, на таран бы не пошел, но я бы его сбил. Я почему-то думаю, что. . .

О. ЖУРАВЛЕВА: Вы же обещали ради родины все отдать.

А. ПРОХАНОВ: Так вот, я и ударил бы по нему. Если бы не хватило патронов, я отстрелял все ракетами, они все мимо.

О. ЖУРАВЛЕВА: Т.е. все-таки на таран, в конце концов?

А. ПРОХАНОВ: Пошел бы на таран. Поэтому я считаю, что этот инцидент, он нормальный. Будет много таких инцидентов, грузины же наращивают постоянно свои военные контингенты. Поэтому они нарастят еще больше своих контингентов на границе с Абхазией.

О. ЖУРАВЛЕВА: Но все равно несоизмеримые все-таки масштабы стран, в Грузии население 5 млн.

А. ПРОХАНОВ: 5 млн. плюс еще североамериканские и южноамериканские штаты. Это огромный потенциал. Плюс НАТО. НАТО - это не 4 млн., это колоссальная военная машина. Грузия наполовину в НАТО. Там мы воюем с НАТО.

О. ЖУРАВЛЕВА: Александр Андреевич, мы опять вынуждены прерваться.

А. ПРОХАНОВ: Ну ладно уж.

О. ЖУРАВЛЕВА: Да.

А. ПРОХАНОВ: Вы не можете меня слушать.

О. ЖУРАВЛЕВА: Это программа 'Особое мнение', Александр Проханов в нашей студии, мы еще вернемся, никуда не уходите, меня зовут Ольга Журавлева, мы вас здесь ждем. НОВОСТИ

О. ЖУРАВЛЕВА: И снова с вами 'Особое мнение', уже третья часть этой передачи, добрый вечер еще раз. Мы продолжаем разговор с Александром Прохановым. Меня зовут Ольга Журавлева. Александр Андреевич, у нас в каждой передаче есть тема тюрьмы, так или иначе. Сума, тюрьма - это наша русская народная забава. Сегодня появилась информация о том, что проект закона приняла сегодня во втором чтении ГД. Если он будет действовать так, как задумали сами депутаты, то в российские тюрьмы, колонии, СИЗО и все возможные зоны, где содержатся люди в наиболее бесправном положении, вскоре смогут приезжать специальные общественные комиссии. Причем общественные комиссии будут приезжать без объявления, что называется, своего визита, внезапно летучий отряд правозащитников и каких-то представителей, которых будут специальным образом формировать общественной палатой, будут выдвигать кандидатов из организаций, которые не менее пяти лет работают в сфере защиты прав и свобод человека и гражданина. Т.е. я так понимаю - некие правозащитные организации будут делегировать своих людей, и общественная палата будет эти группы направлять туда-сюда, в разные места. Проверять, как там дела идут, не обижают ли, как кормят и т.д.

А. ПРОХАНОВ: Святое дело, мне кажется.

О. ЖУРАВЛЕВА: Это может реально работать?

А. ПРОХАНОВ: Сейчас ведь в наших тюрьмах примерно столько же, сколько было в сталинском ГУЛАГе в самый разгар репрессий.

О. ЖУРАВЛЕВА: У вас откуда такие сведения?

А. ПРОХАНОВ: Около миллиона человек сейчас. А поскольку сейчас территория России сжалась, то миллион на Россию, миллион двести в сталинские времена.

О. ЖУРАВЛЕВА: Т.е. вы считаете в процентном соотношении, это так?

А. ПРОХАНОВ: Даже больше, наверное, если в процентном соотношении. Поэтому я думаю, что в России, действительно, одна часть отсидела, другая сидит, а третьей еще предстоит сидеть. И много моих друзей побывали в тюрьмах.

О. ЖУРАВЛЕВА: Если правозащитники туда будут приезжать, что изменится?

А. ПРОХАНОВ: Я думаю, что это все-таки дополнительная форма контроля, они должны растворять будут свои удилища, свои темницы. И этим правозащитникам, которых вряд ли можно обвинить или упрекнуть в коррумпированности, все-таки эти зэки несчастные будут говорить о своих бедах и о своих драмах. Я считаю, что это благое дело. Одно из немногих не показушных дел, связанных с демократизацией в нашей жизни.

О. ЖУРАВЛЕВА: У нас все время получается так, что власть очень как-то остро реагирует на заявления правозащитников, и чуть что, их же самих, правозащитников, обвиняет в том, что они шпионят, работают на Запад, шакалят у посольств.

А. ПРОХАНОВ: Ведь есть разные правозащитники. Есть правозащитники, которые постоянно живут на западные, американские транши, деньги, занимаются, действительно, сбором идеологической, а также военной информации. Вся страна покрыта этими организациями неправительственными, как клещами.

О. ЖУРАВЛЕВА: Как нужно отделить зерна от плевел?

А. ПРОХАНОВ: Просто посмотреть, чем они занимаются. Эти все организации под контролем, они прозрачные, люди понимают, кто чем занимается, на самом деле. Просто руки до всех не доходят либо просто нет желания. Я думаю, что те правозащитники, которые пойдут в тюрьмы, это не те правозащитники, которые берут пробы грунта в районе наших атомных станций или военно-морских баз. Поэтому приход в эти камеры, в эти тюрьмы, в эти зоны людей, не ангажированных, мне кажется, это благое дело. Я очень сочувствую нашим зэкам, как знать, может быть, мне самому придется там оказаться рано или поздно. Там побывали Лимонов, мой друг, там побывал мой друг Макашов, там побывали Хасбулатов, ГКЧП-исты, мои друзья (НЕРАЗБОРЧИВО). Там в тюрьмах побывали, в тех еще сталинских, мои родственники.

О. ЖУРАВЛЕВА: Может, у вас просто с друзьями какие-то проблемы, что-то у вас так много друзей побывало там.

А. ПРОХАНОВ: А мы оппозиционеры, поэтому оппозиция, в которую стреляли из танков, били и отлавливали, они побывали там.

О. ЖУРАВЛЕВА: Вы сами говорите, что власть меняется, поменялась с Путиным, она пошла куда-то в лучшую сторону, а друзья все равно сидят.

А. ПРОХАНОВ: В какую лучшую сторону?

О. ЖУРАВЛЕВА: Вы же сами говорите о том, что. . .

А. ПРОХАНОВ: Вы хоть слушайте, что я говорю. На вашем безмятежном челе есть. . .

О. ЖУРАВЛЕВА: Что Путин немного. . .

А. ПРОХАНОВ: . . . какая-то тень здравого смысла, хоть какая-то морщинка, складка озабоченности, понимания по поводу того, что я говорю. Я говорю, что Путин сохранил государство, он сохранил государство усилением. . .

О. ЖУРАВЛЕВА: Репрессий.

А. ПРОХАНОВ: Репрессий, пускай, не прямых, но, в том числе, очень жестких, властных репрессий, когда усиливается власть.

О. ЖУРАВЛЕВА: Так вы одобряете репрессии?

А. ПРОХАНОВ: Одобряю.

О. ЖУРАВЛЕВА: Я этого хочу добиться.

А. ПРОХАНОВ: Я одобряю путинские репрессии по отношению к части олигархов, по отношению к небольшой части безумцев в СМИ, по отношению к взбесившимся президентам и губернаторам, я одобряю их. Кстати, человек, который попадает в темницу, даже если он вчера был олигархов или губернатором таким, воровским, когда он попадает в тюрьму, он меняется. Он меняет свою роль, свои функции. Он становится жертвой тотального всемогущего государства. В России русские люди всегда любили и жалели этих страдальцев, даже убийц, даже тех, у кого каленым железом тавро было выжжено.

О. ЖУРАВЛЕВА: Но русские писатели 19-го века очень часто описывали, как дама-благотворительница приходит помочь страждущим в тюрьмах, выдать им какие-то священные книги, какие-то сувениры, девушек там тоже пожурить, которые павшие.

А. ПРОХАНОВ: Все 'Воскресенье' об этих русских писателях и об этой благотворительности.

О. ЖУРАВЛЕВА: Не только, и Крестовский тоже это описывает.

А. ПРОХАНОВ: Проблема тюрьмы.

О. ЖУРАВЛЕВА: Но ведь в результате, получается, чаще всего писатели приводят картину, как дама-благотворительница ни черта не понимает в том, что там происходит, на самом деле, в тюрьме, для нее что-то такое показывают.

А. ПРОХАНОВ: Я не думаю. Скажем, Достоевский, который писал о тюрьме, он был благотворителем и узником одновременно. Он прошел эти кандалы, эти копи, русские писатели о тюрьме знали очень много. Чехов, который поехал на Сахалин, смотрел на эти тюрьмы, он не ошибался в своих прогнозах. Я полагаю, что человек, который попал в тюрьму, в любом случае, самый страшный убийца, он заслуживает сострадания.

О. ЖУРАВЛЕВА: Вы, кстати, за смертную казнь или против?

А. ПРОХАНОВ: Я против смертной казни. Я не добрый человек, может быть, жестокий, но я против смертной казни. Здесь я расхожусь со многими моими близкими друзьями. Ко мне недавно пришел в гости в редакцию один священник, один батюшка молодой. Он мне сказал удивительную вещь, он окормляет места заключения, где держатся пожизненно осужденные, он с Украины сам. Он говорил мне, что те, кто осужден там пожизненно, он никогда не видел такого глубокого покаяния, такого глубокого раскаяния, такого смертного горя и сожаления по поводу того, что они там совершили. Т.е. именно в этих тюрьмах, в этих мешках, где они обречены жить и умирать до конца дней своих с сознанием содеянного, к ним приходит раскаяние.

О. ЖУРАВЛЕВА: Так, может быть, тюрьмы, действительно, должны быть таким страшным местом, чтобы они приводили к раскаянию?

А. ПРОХАНОВ: Конечно.

О. ЖУРАВЛЕВА: Т.е. в этом задача пенитенциарной системы?

А. ПРОХАНОВ: Они и есть страшные места. Но, с другой стороны, Абу Грейб, где американцы устраивают эти глумления над пленными иракцами, арабами, или наши тюрьмы, где происходят эти садистские вещи, это вещи недопустимые. Даже государство, карающее, жестокое, безжалостное государство, оно должно быть беспристрастным, оно не должно допускать садизма.

О. ЖУРАВЛЕВА: У нас остается совсем немного времени. Если можно, еще один нюанс. Наши слушатели интересовались, видели ли вы вчера на Первом канале документальный фильм 'План Кавказ'. Оказывается, дело Геббельса еще живет, пишет Василий Соломонович, пенсионер из США, авторы считают, что лозунг 'Россия для русских' подброшен ЦРУ, вы согласны с документалистами Первого? Вы видели этот фильм?

А. ПРОХАНОВ: Я не видел фильм, но я очень долго размышлял над этим термином, 'Россия для русских'. Или же этот термин несет в себе, он требует дешифровки, действительно, положение русского народа сейчас ужасно, оно ужасающее. Русские оттеснены, они находятся в состоянии глубокой деградации. Поэтому либо этот термин 'Россия для русских' говорит о том, что нужно поднять русский народ, нужно его спасать, спонсировать. Либо термин 'Россия для русских' (НЕРАЗБОРЧИВО) только русским в России место, все остальные - это люди низшего сорта или долой их, тогда этот термин ужасен, потому что империя. . .

О. ЖУРАВЛЕВА: Тогда он подброшен ЦРУ?

А. ПРОХАНОВ: Да, тогда он подброшен ЦРУ и подброшен Ельциным, потому что ельцинская концепция государства, она была именно такая концепция сбрасывания окраин. Мы сбросили Казахстан, мы сбросили Украину, мы готовы были сбросить Кавказ, мы отдаем все это, оставляем себе только русские территории. Кошмар и крах России.

О. ЖУРАВЛЕВА: Александр Андреевич, к сожалению, на этих словах мы должны с вами закончить программу. В нашей студии, как всегда, по средам был Александр Проханов. Это программа 'Особое мнение'. Меня зовут Ольга Журавлева, всего доброго.

__________________________________________________

Россия: Сезон спячки ("The New Republic", США)

Новая должность, но все тот же Путин ("The Boston Globe", США)

Снова о Путине ("The American Spectator", США)

Мы не можем позволить себе быть куклами Путина ("The Sun", Великобритания)

Почему ничего не изменилось в насквозь коррумпированном путинском режиме ("Daily Mail", Великобритания)

Россия выбирает оковы ("New York Post", США)