Путин, после того как его преемник был избран президентом, организовал все таким образом, чтобы сохранить за собой всю полноту власти.

Есть что-то трогательное в этом Дмитрии Медведеве. Сравнительно недавно будущий российский президент дал длинное и скучное интервью 'Financial Times'. Вполне предсказуемо ему задали вопрос о странном тандеме, который он вскоре составит со своим премьер-министром Владимиром Путиным. Журналисты спросили: 'За кем будет оставаться последнее слово при принятии решений?'. И тут, вместо того, чтобы ответить, 'конечно же, за мной', как сделал бы любой уверенный в себе лидер, наследник царей и Сталина промямлил: 'Я думаю, что вопрос не в этом . . .'. И все же он именно в этом, скорее был в этом, служил постоянным лейтмотивом всей предвыборной кампании. Но сегодня, накануне инаугурации Медведева, вроде бы, все точки над 'и' расставлены. Шаги, предпринятые Путиным за последние недели, показывают, что он намеревается остаться единоличным руководителем страны, самой большой на планете. А его молодому преемнику на протяжении четырех лет (а, может быть, и меньше) придется довольствоваться ролью английской королевы и поездками на 'большие восьмерки'.

Чтобы это осознать, достаточно почитать московскую газету 'Коммерсант', которая принадлежит близкому к Медведеву человеку, олигарху Алишеру Усманову, и считается неофициальным рупором нового президента. И, несмотря на это, 21 апреля в газете было опубликовано это немыслимое признание в слабости: 'Путин завершает создание новой политической системы, которая не позволит его преемнику Дмитрию Медведеву даже попытаться проявить самостоятельность'.

Все дело в том, что Путин до своего ухода с президентского поста принял необходимые меры, чтобы перевести все реальные полномочия из Кремля в стоящий на берегу Москвы-реки Белый дом, где размещается правительство, и куда он переедет 8 мая. Путин поступает подобным образом, потому что вынес правильные уроки из собственного жизненного опыта. Он не желает повторить ошибку семьи Ельцина, которая, возводя на кремлевский трон никому не известного Путина, считала, что сможет им управлять, а через несколько лет полностью лишилась власти.

Какие шаги предпринял 'национальный лидер', - как отныне величают Путина телеканалы - чтобы значительно усилить свое влияние и не попасть в жесткие рамки должностных обязанностей премьер-министра? Он искусно провел операцию по своему избранию, естественно, единодушному, главой партии власти 'Единая Россия'. Эта должность скроена по его мерке и наделяет Путина всемогуществом. 'Единая Россия' обладает 70 процентами голосов в Думе, то есть конституционным большинством. По приказу Путина депутаты смогут, например, не проголосовать за закон, спущенный из Кремля, сократить срок президентского мандата или начать процедуру импичмента Медведева, если тот будет слишком своевольничать.

С помощью этой новой должности Путин также сможет контролировать регионы. После местных выборов 'Единая Россия' получила большинство мест почти во всех областных парламентах. А они утверждают кандидатуры всех губернаторы, которых назначает президент. Таким образом, во Владивостоке, Нижнем Новгороде или Томске Медведев сможет назначать только преданных Путину людей, иначе их кандидатуры рискуют не пройти. Что же касается Москвы, то Путин уже назначил своих людей на две ключевые позиции глав обеих палат парламента.

Это что касается институциональной власти. В отношении всего остального, пост премьер-министра дает 'национальному лидеру' большой простор для руководства. Согласно конституции именно он назначает представителей государства в руководство публичных и полупубличных компаний, например, 'Газпрома' или 'Рособоронэкспорта', столпов российской экономики. Он также назначает руководителя государственного Первого Канала, одного из основных инструментов пропаганды.

Единственно, где могут возникнуть настоящие сложности, так это в вопросе назначения глав секретных служб и армии. Теоретически так называемые силовые ведомства являются прерогативой верховного главнокомандующего, а именно Медведева. Но, учитывая сокрушительный вес, которым Путин будет обладать в Думе, и его неоспоримый авторитет среди силовиков (людей в погонах), представляется маловероятным, что Медведев попробует навязывать свои решения Министерству обороны или ФСБ. Таким образом, он станет российским Рене Коти . Он будет представлять страну на больших протокольных мероприятиях и на саммитах 'большой восьмерки' (Путин уже это озвучил). И, безо всякого сомнения, сможет продолжать заниматься теми крупными национальными проектами, которые его интересуют. А также Интернетом, к которому он, судя по всему, весьма благоволит. Недавно он сказал, что проводит много времени во Всемирной паутине и является поклонником очень популярного в России сайта 'Одноклассники'. ' Я нашел примерно 630 Дмитриев Медведевых. Часть из них очень на меня похожи, просто одно лицо', - сообщил он, пребывая в восторге от этого открытия. Очень трогательно.

* Рене Коти (Renе Coty) - президент Франции во времена Четвертой республики (1946-1958); в то время полномочия президента были сильно ограничены, и каждый его акт нуждался в подписи как министра, возглавлявшего соответствующее ведомство, так и председателя совета министров.

(Вернуться к тексту статьи)

___________________________________

Дмитрий Медведев: "К сожалению, Россия - страна, где не очень любят соблюдать законы" ("The Financial Times", Великобритания)

Кремлеведы накануне ухода Путина терзаются вопросами ("The Washington Post", США)

Так кто же главный в тандеме? ("The Financial Times", Великобритания)

Рокировка в пасти льва ("Tygodnik Powszechny", Польша)