В последние два месяца легко было забыть о том, что вскоре Владимир Путин перестанет быть президентом России - это, в какой-то степени, является комплиментом. Первый в истории переходный период между избранием и вступлением в должность нового президента мог оказаться для Кремля чреватым дестабилизирующей подковерной борьбой. Но, в результате, все прошло гладко.

Возможно, это отчасти связано с решением Путина назначить себя премьер-министром - ожидается, что он примет этот пост после сегодняшней инаугурации своего преемника Дмитрия Медведева. Сделав шаг вперед, Путин предотвратил возникновение опасного вакуума. То, как долго он будет оставаться в новой должности, может продемонстрировать, зачем он ее занял: ради власти или стабилизирующего эффекта. Сегодня выносить вердикт еще слишком рано.

Однако то, что Путин вообще остается в структурах власти, позволило мрачным предсказателям из числа зарубежных критиков заявить, что никакой послепутинской России не будет - по крайней мере, очень долго. Свою точку зрения они аргументируют привычным способом: Россия - не демократия, президентские выборы были фарсом, властолюбивый Путин просто сделал себя главным кукловодом и будет дергать за ниточки, управляющие Дмитрием.

Есть много причин, по которым такой пессимизм, вероятно, неуместен, но вот три наиболее очевидные из них. Популярность Путина такова, что российские избиратели поддержали бы любого поддержанного им кандидата, и тот одержал бы сокрушительную победу без каких-либо трюков. Российская конституция наделяет президента большей властью, чем премьер-министра, и, в-третьих, биография Медведева показывает, что он гораздо более жесткий политический игрок, чем могло бы показаться.

Но есть и четвертая причина, по которой передача президентских полномочий вполне может стать началом новой эпохи - причем более простой для внешнего мира - и, пожалуй, это самая важная причина из всех и самая недооцениваемая. Сегодняшняя присяга Медведева завершит постепенное восстановление культурного превосходства Санкт-Петербурга. Она подведет черту под эпохой господства Москвы, вновь начавшейся в 1918 г. после большевистской революции.

- Ах, - возразите вы, - но ведь Путин такой же уроженец Санкт-Петербурга, как и его преемник. Действительно, он и воспитывался в этом городе и именно туда вернулся работать, уволившись из разведывательного управления КГБ.

Но Путин родился в Ленинграде, городе, аристократическая и интеллектуальная элита которого была уничтожена или выслана, городе, который вынудили довольствоваться второстепенным статусом (и заставили чувствовать его), городе, главным культурным достижением которого была революция.

Городу, который строился как окно России на Запад, понадобилось больше десятилетия после распада Советского Союза, чтобы вновь заявить о себе. Будучи президентом, Путин внес свой вклад. Но он унаследовал аппарат у Бориса Ельцина, воплощавшего московский вариант русской культуры. Его прошлое агента КГБ в культурном плане сближало его с постсоветским славянофильским интеллектуальным течением, а не с западниками, хотя он привел в свою администрацию много петербуржцев.

В свои 42 (Путину - 55) Медведев принадлежит к другому поколению. Он родился в Ленинграде, но ему шел всего третий десяток, когда тогдашний мэр города Анатолий Собчак провел референдум о возвращении городу исторического названия. А, кроме того, незадолго до этого он пошел на работу в мэрию, где наряду с Путиным был членом ближайшего окружения Собчака.

Собчак - это фигура, о которой несправедливо забыли. Человек с демократическими инстинктами, профессор права и пламенный патриот Санкт-Петербурга, Собчак был ориентиром для демократических групп, появившихся в конце 1980-х. Как и Ельцин, в 1991 г. он оказал сопротивление путчистам, устроившим заговор против Горбачева, и вошел в историю как мэр-реформатор, хотя его и подвергали нещадной критике.

Проиграв в 1996 г. выборы, он стал фигурантом политически мотивированного расследования и тайно улетел в Париж - говорят, что при помощи Путина, который устроил это, воспользовавшись навыками, полученными в КГБ. Собчак вернулся в Россию в 1999 г. и в следующем году умер.

Возможно, Собчак умер скоропостижно, но он оставил когорту молодых технократов, которые разделяли его взгляды и вскоре перебрались в Москву к Путину. Сотрудников своей администрации Путин рекрутировал как в бывшем КГБ, так и среди 'воспитанников' Собчака - причем второй круг был, по меньшей мере, столь же важен, сколь и первый. В этом свете инаугурация Медведева означает не столько возвышение младшего Путина, сколько превращение российской западнической тенденции в господствующую.

Если вы будете в Санкт-Петербурге, то съездите на метро на Васильевский остров. На одном безымянном перекрестке вы найдете единственный в городе памятник Анатолию Собчаку. Надпись на нем лаконична - 'Анатолию Александровичу, вернувшему городу его имя'. Если Медведев останется верен своему наставнику, то наследие Собчака получит не только его город, но и вся нация.

__________________________________

Мнимый уход Владимира Путина ("Le Figaro", Франция)

Путин и Медведев: братья Наполеоны ("Les Echos", Франция)

Путешествие сквозь свет и тьму Санкт-Петербурга ("Toronto Star", Канада)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.