Должность или преемственность, что перевесит? Конечно же - второе, отвечают эксперты по России, подтверждая свои слова солидными аргументами. Дмитрий Медведев, отмечают они, стал президентом только благодаря Владимиру Путину. Он не только был избран своим предшественником, без него он не смог бы ничего добиться в жизни, поскольку работал в его тени на протяжении пятнадцати лет. Он младше Путина на двенадцать лет, добавляют они, и, кроме того, все влиятельные люди в России обязаны своим положением ушедшему президенту, который, стал премьер-министром, а, значит, может продолжать дергать за ниточки.

Все это так, но не только личности творят историю. Благодаря своему характеру, культуре или быстрой реакции на изменение ситуации, они часто являются определяющим фактором, но если им не будет благоволить судьба, они останутся никем. Не будь войны, де Голль так и остался бы многообещающим офицером. Без забастовок в Польше Лех Валенса не смог бы изменить мир, Владимир Путин так и остался бы никому не известным шпионом, если бы восемь лет назад Россия не пустилась на поиски твердого лидера, который смог бы вывести ее из хаоса, порожденного ельцинской эпохой.

В то время стране был необходим человек вроде Путина, который смог бы вернуть ей былой статус на международной арене и воссоздать государство, но сегодня России нужно совсем другое. Она вернула под свой контроль сырьевые ресурсы, нефть и газ, и, благодаря взлету цен на них, до отказа наполнила свою казну. Авторитарный регресс, пережитый Россией, так эффективно покончил с анархией, что в стране вновь воцарилась диктатура. Ее дипломатия опять стала самостоятельной, и не упускает возможность это продемонстрировать. За восемь лет президентства Путина в Москве все изменилось, но Россия не может стоять на месте.

Чтобы привлечь иностранные инвестиции, а также иметь возможность самой вкладывать деньги за рубежом, России необходимо создать правовое государство, вызывающее доверие у крупных экономических игроков. Чтобы обеспечить свою безопасность, она должна наладить партнерские отношения с другими государствами, а затем присоединиться к системе международных союзов. Чтобы не входить в противоречие со своей культурой, историей, чаяниями элит, она должна сблизиться с Западом, поскольку наибольшие опасения у нее вызывают исламский мир и Китай.

Одним словом, Россия должна найти точки соприкосновения с Европой и Соединенными Штатами, потому что этого требуют ее интересы. Вступившему в среду в должность Дмитрию Медведеву будет нелегко самоутвердиться перед своим наставником, но помимо того, что конституция наделяет большими полномочиями главу государства, а не премьер-министра - о чем он задолго до своего избрания не один раз спокойно упоминал, - нельзя игнорировать тот факт, что его характер и его выступления свидетельствуют, что он идеально подходит для решения задач, стоящих перед современной Россией.

Сын преподавателей, в отличие от Путина не являющийся выходцем из близкой КГБ семьи, Дмитрий Медведев на протяжении последних шести месяцев постоянно подчеркивал важность правовых основ и создавал образ прагматичного, улыбчивого и хорошо воспитанного управленца. Все это не обещает установления демократии, но при Медведеве, в России становится возможным просвещенный деспотизм, менее беззаконный и жестокий.

В Москве может начаться новая эпоха, по крайней мере, все предпосылки для этого существуют. Если Запад хочет, чтобы эта надежда стала явью, он должен протянуть руку России, предложить ей модус вивенди, и для начала ему следует отказаться от принятия в НАТО Украины и Грузии, от идеи расширения альянса до южных и западных границ самой протяженной страны мира.

________________________________________

Медведев оседлал русского медведя ("The Washington Times", США)

Странное кремлевское 'венчание' ("The Economist", Великобритания)

Новый лидер и длинная тень Путина ("The Independent", Великобритания)