Состав нового кабинета министров России - на данный момент главный аргумент в пользу того, что президент Дмитрий Медведев и кандидат в премьер-министры Владимир Путин намерены работать 'в тандеме'.

Наиглавнейшей заботой Путина - точно так же, как и в самом начале его пребывания на посту главы государства - является сохранение 'стабильности власти'. 'Революцию роз' 2003 года в Грузии и 'оранжевую революцию' 2004 года на Украине Запад приветствовал как триумфальную победу демократии, однако в Кремле придерживались иной точки зрения на этот счет. В представлении русских обе революции случились вовсе не из-за растущего давления 'снизу', а из-за того, что правящая элита не сумела решить проблему передачи власти.

Отмена конституционного запрета на занятие президентского кресла в третий раз подряд была одним из вариантов, однако от этого отказались - скорее всего, сочтя данное решение чересчур дестабилизирующим в долгосрочном периоде. Был предложен иной вариант (такие прецеденты имелись еще в Византийской империи): нынешний правитель 'помазал на царство' наследника, но не уступил ему всей полноты власти, а сделался его младшим соправителем, благодаря чему, во-первых, была обеспечена преемственность власти, а во-вторых, преемник получил запас времени на то, чтобы лучше интегрироваться в правящие структуры.

Судя по составу нового кабинета, в обозримом будущем, по всей вероятности, будет наблюдаться 'сосуществование' не только Путина с Медведевым, но и 'команды' Путина с 'командой' Медведева. Ряд помощников Путина, в частности, так называемые 'силовики', займут руководящие посты в правительстве (в качестве вице-премьеров или личных помощников премьера), заодно освободив для 'людей Медведева' места в президентской администрации. Многие 'либералы' сохранили свои министерские портфели, но теперь им послужат противовесом новые вице-премьеры. Таким образом, возникает нечто вроде 'системы с двойным ключом'. Так, новому министру промышленности Виктору Христенко (в его обязанности входит контроль над государственным имуществом и инвестиционными фондами) теперь придется советоваться и координировать свою деятельность с бывшим помощником Путина Игорем Сечиным, занявшим пост вице-премьера по промышленной политике.

Похоже, все это делается для того, чтобы наследие Путина утвердилось всерьез и надолго, в первую очередь - поставленная им цель вернуть России статус сверхдержавы и ведущее положение в мировой экономике к 2020 году. Возможно, к 2010 году начнет происходить уже настоящая передача власти, когда Медведев 'вылупится из кокона' и примется за исполнение очередного этапа разработанного его наставником плана.

Большинство россиян преемственность видят - так, по мнению 44%, путинский кабинет продолжает статус-кво (хотя 42% надеются, что, работая в тандеме с новым президентом, путинское правительство произведет в стране перемены к лучшему). С появлением информации о новом кабинете повысились и биржевые индексы.

Впрочем, если вы надеетесь на перемену внешнеполитического курса России - не надейтесь (и дело не только в том, что старая команда спецслужбистов осталась у власти). Медведев твердо намерен следовать курсу, намеченному его предшественником, а именно, превращать Россию в независимый полюс международных отношений, укреплять связи с Индией и Китаем, а также проводить курс на европейскую интеграцию - но на своих собственных условиях.

В общем, как сказали бы наши друзья-французы, plus ca change, plus c'est la meme chose (от перемены мест слагаемых...).

_____________________________________________________

Странное кремлевское 'венчание' ("The Economist", Великобритания)

Двуглавый орел ("The Economist", Великобритания)

А.Дугин: Будет царь не настоящий, потому что у нас один есть настоящий ("Эхо Москвы", Россия)

Путин и Медведев: братья Наполеоны ("Les Echos", Франция)