From The Economist print edition

12 мая, когда закончилась неделя праздников, салютов и торжественных мероприятий, Владимир Путин зашел в свой старый кремлевский кабинет и сел в свое старое кресло напротив нового президента России Дмитрия Медведева. Это была их первая встреча с тех пор, как Путин вступил в должность премьер-министра. Он удобно расположился в кресле и первым заговорил с Медведевым, который пристроился на краешке собственного стула. Если не знать, что в России только что произошла смена президентов, ни за что не догадаешься, кто из них главный.

В первую неделю президентства Медведева Путин оставался на первом плане, а новому президенту оставалось только объявлять решения и делать представления. Речь Путина в российском парламенте о необходимости борьбы с волокитой, снижения налогов и модернизации экономики была очень похожа на обращение к нации. (Обращение к нации самого Медведева, видимо, отложили, и он выступит с ним позже). Путин на этой неделе также сделал некоторые важные назначения, переведя многих своих подчиненных из Кремля в "Белый дом".

Одним из таких людей стал серый кардинал Кремля Игорь Сечин. Ему часто приписывают наступление на "ЮКОС" и последующий захват его активов возглавляемой Сечиным нефтяной компанией "Роснефть". Он стал одним из пяти заместителей премьер-министра, отвечающим за работу промышленности. Кроме "Роснефти", Сечин будет председательствовать в "Объединенной судостроительной корпорации" - одной из нескольких мощных государственных холдинговых компаний, созданных в последние годы. Но Путин также сохранил и свою либеральную команду экономистов, в том числе, давно уже находящегося на своем посту министра финансов Алексея Кудрина. Первым заместителем премьер-министра стал Игорь Шувалов - бывший кремлевский помощник с либеральными экономическими взглядами и гибкими политическими позициями.

Путин также перетряхнул клан силовиков - руководителей из спецслужб и вооруженных сил, которые служили с ним в КГБ. Директор Федеральной службы безопасности (преемница КГБ) Николай Патрушев был перемещен на непыльную работу в Совет безопасности, а его место занял более молодой заместитель. Соперник Патрушева Виктор Черкесов, призывавший как-то всех людей из КГБ объединиться, был смещен со своего поста. Что еще более важно, Путин разорвал тесные (порой семейные) связи между кремлевской администрацией, ФСБ и министерством юстиции. Бывшего министра юстиции и генерального прокурора Владимира Устинова, который обеспечивал правовую поддержку наступлению на "ЮКОС" (его сын женат на дочери Сечина) отодвинули на второй план. Также на вторые роли, по всей видимости, перевели и экс-шпиона Виктора Иванова, который работал в тесном взаимодействии с Сечиным.

Причина укрощения клана силовиков состоит в том, что они стали слишком сильны и влиятельны, и это пришлось Путину не по нраву. Изучающий российскую элиту социолог Ольга Крыштановская говорит о том, что Путин проводит чистки в клане силовиков и избавляется от тех, кто в КГБ занимал равные с ним или вышестоящие должности. "У царя нет коллег, у него есть подданные", - отмечает она. Отсюда и понижение в должности высокопоставленного сотрудника КГБ и бывшего министра обороны Сергея Иванова, который был кандидатом в президенты и являлся более независимой фигурой, нежели Медведев.

Сам Медведев пока сделал мало назначений. Большая часть сотрудников президентской администрации работала там и при Путине. Даже глава администрации и бывший заместитель премьер-министра Сергей Нарышкин, как-то связанный с КГБ, и тот будет выполнять функции не столько помощника, сколько наблюдателя. Вместе с тем, две отобранные Медведевым фигуры имеют важное значение. Один из них - старый друг Медведева по юридическому факультету Александр Коновалов, который будет работать министром юстиции. Второй - тоже старый университетский товарищ Константин Чуйченко, который возглавит контрольное управление Кремля. Это таинственная и важная должность, которую когда-то занимал сам Путин. Чуйченко служил в КГБ, возглавлял юридический департамент "Газпрома", а также сомнительную посредническую фирму "РосУкрЭнерго", продающую газ на Украину.

Но все эти перемены и перестановки, включая перемещения в рядах силовиков, никоим образом не изменят курс России и ту политическую систему, которую за восемь лет создал Путин. Медведев хорошо осведомлен о колоссальной коррупции в России, о царящем там беззаконии и неэффективности. Его последние выступления могут сыграть на руку лидеру оппозиции. Но он также считает, что вся эта система нуждается лишь в модернизации, а не в замене. Ничто в поведении Медведева не дает пока оснований говорить о том, что он оправдает надежды либералов на создание более открытой системы.

Политический комментатор Кирилл Рогов утверждает, что фиктивные президентские выборы вряд ли изменят мнение Медведева о себе самом как о подчиненном Путина. По словам Рогова, роль "преемника" состоит не в том, чтобы забрать власть у Путина, а в том, чтобы просто заменить его на некоторое время, пока тот находится в командировке, возглавляя правительство. Когда Путин решит вернуться, Медведев передаст ключи и получит соответствующее вознаграждение за оказанную услугу. Однако существующая система больше полагается не на лояльность Медведева, а на растущие нефтяные цены, а также на то, что в стране не будет кризиса. Но это неподвластно даже Путину.

_____________________________________________________________

Владимир Путин по-прежнему главный ("National Post", Канада)

Быстрое реагирование: новое правительство России ("The National Interest", США)