Бывший российский олигарх Михаил Ходорковский, отбывающий восьмилетний тюремный срок, обвинил одного из главных заместителей премьер-министра Владимира Путина в том, что это он организовал его арест и отобрал миллиарды долларов у его компании.

Осужденный за мошенничество и уклонение от уплаты налогов Ходорковский обвинил бывшего офицера КГБ Игоря Сечина, который в этом месяце стал заместителем премьер-министра, в том, что тот "из жадности" ограбил и разорил его нефтяную компанию.

Таинственный 48-летний Сечин раньше был заместителем главы путинской администрации; он до настоящего времени руководит государственной нефтяной компанией "Роснефть", которая получила большую часть активов, прежде принадлежавших нефтяному гиганту Ходорковского "ЮКОСу".

Ходорковский в настоящее время ожидает нового суда по обвинению в незаконном присвоении и отмывании денежных средств. Ему грозит новый тюремный срок до 27 лет. Он утверждает, что оба эти дела были инспирированы Сечиным.

"Второе, а также первое дело было организовано Игорем Сечиным", - заявил бывший магнат в интервью Sunday Times в следственном изоляторе сибирского города Читы, что в 6 с лишним тысячах километрах от Москвы.

"Он организовал первое дело против меня из жадности, а второе - из трусости. Трудно сказать, как ему удалось убедить своего начальника. Может быть, Путин действительно думал, что я готовлю какой-то политический заговор (что довольно нелепо), поскольку в то время я открыто поддерживал две оппозиционные партии, которые в лучшем случае могли набрать 15 процентов голосов в ходе парламентских выборов. Более вероятно то, что им не нужны были никакие причины, только оправдание для нападения на самую успешную российскую компанию "ЮКОС"".

Будущее Ходорковского может стать своеобразной лакмусовой бумажкой для путинского протеже и нового российского президента Дмитрия Медведева (Путину конституцией было запрещено избираться на этот пост более двух сроков подряд). Бывший юрист, который в свои 42 года является самым молодым лидером страны после царя Николая II, заявил, что его приоритетной задачей является борьба с "правовым нигилизмом" в России.

Многие считают дело Ходорковского символом избирательности российского правосудия и предвзятости судебной системы страны. Даже некоторые его враги признают, что дело против магната было сплошным фарсом. Обещание Медведева восстановить власть закона породило у некоторых сторонников Ходорковского надежды на то, что новый президент может помиловать находящегося в заключении бизнесмена. По мнению посвященных людей из Кремля, Медведев такое решение без согласия Путина принимать не будет.

Ходорковский возможность помилования комментировать не стал. Он предупредил, что Медведеву понадобится определенное время, чтобы начать действовать самостоятельно. "Какое-то время Медведева будут сдерживать его личные обязательства перед Путиным".

"Исход моего дела зависит от темпов реформы в правовой системе, о проведении которой говорит Медведев. В независимом суде только полный идиот поверит в то дело, которое было выдвинуто против меня. К сожалению, реформы за день не происходят, но некоторые шаги команды Медведева внушают осторожный оптимизм".

Перед разорением 44-летнего Ходорковского его состояние оценивалось в 5 миллиардов фунтов стерлингов. В октябре 2003 года он был арестован, а в июне 2005 года приговорен к восьми годам лишения свободы по обвинениям, которые многие считают политически мотивированными. Собственность "ЮКОСа" была разграблена, а сама компания разделена на части и продана в ходе сомнительных аукционов. Большая ее часть досталась "Роснефти", когда Путин назначил Сечина на пост председателя ее совета директоров.

Часть своего первого срока Ходорковский отбывал в колонии в городе Краснокаменске. Это мрачный город неподалеку от китайской границы, где добывают урановую руду, и где температура порой опускается до минус 30 градусов. Днями Ходорковский занимался тем, что шил рубахи и рукавицы. Однажды ночью на него напал сокамерник, который исполосовал его лицо ножом.

В прошлом году Ходорковского перевели в следственную тюрьму в областную столицу, когда против него были выдвинуты новые обвинения в присвоении более 15 миллиардов фунтов стерлингов.

"Несомненно, самое трудное это разлука с семьей - с моими пожилыми родителями, с женой и четырьмя детьми, - говорит он, - они меня навещают, но условия в колонии были намного лучше. А теперь им приходится ехать шесть с лишним тысяч километров, чтобы повидаться со мной в течение двух-трех часов".

В колонии родные могли посещать Ходорковского четыре раза в год, причем каждое свидание длилось три дня. Сейчас ему позволяют покидать свою камеру, где за ним установлено круглосуточное видеонаблюдение, только на час в день. Если Ходорковскому будет вынесен второй приговор, его отправят в еще более строгую тюрьму для закоренелых преступников, где сидят убийцы и насильники.

На прошлой неделе его бывший сокамерник, сидевший вместе с ним в течение года, рассказал, как тюремная охрана заставила его написать заявление с обвинением Ходорковского в нарушении тюремного распорядка.

"Мне сказали, чтобы я заявил, будто бы видел, что он ходит по двору, не заложив руки за спину, как должны это делать заключенные, - сказал этот сокамерник, - это была неправда, но мне сказали, что если я не подпишу заявление, меня лишат условно-досрочного освобождения. Поэтому я его подписал, а потом рассказал все Ходорковскому".

Ходорковский тоже мог получить условно-досрочное освобождение всего через несколько дней после этого события. Но после того как заявление сокамерника приобщили к делу, магнат этого права лишился. Когда адвокаты Ходорковского потребовали, чтобы им показали видеозапись нарушения Ходорковского, тюремное руководство заявило, что это произошло в том самом единственном месте, которое не охвачено объективами камер.

"Мне постоянно напоминают, что я нахожусь в тюрьме до нового уведомления, - говорит Ходорковский, проводящий время за изучением выдвинутого против него обвинения, - как только закончится один срок, они добавят второй, и я могу забыть о досрочном освобождении. День и ночь я нахожусь под постоянным видеонаблюдением. Нервы у моих сокамерников обычно сдают через шесть месяцев, но я пока с этим справляюсь".

"Годы тюрьмы, изоляция, это нелегко, но терпимо. Я всегда много читал, а сейчас я читаю еще больше. Образование и размышления - это большие преимущества тюрьмы".

Свой материал для статьи предоставила Анна Воутсен (Anna Voutsen).

____________________________________________________________

Путинская стабильность: как в ГУЛАГе ("The Washington Post", США)

Сечин - серый кардинал Путина ("Le Figaro", Франция)