Большинство журналистов, не задавая никаких вопросов, согласилось с утверждением о том, что новое правительство формировал премьер-министр Владимир Путин. Вот типичный заголовок, появившийся после перетряски кабинета в Financial Times - "Путин укрепляет позиции во власти, назначая своих кремлевских помощников на высокие посты" ("Putin Reinforces Power Base by Giving Top Jobs to Kremlin Aides").

Но так ли это? Многие знающие россияне с такой оценкой не согласны, о чем уже писала эта газета. Их можно разделить на две категории. Первая группа говорит, что настоящий правитель это Путин, и он останется таковым до 2020 года. Вторая, к которой относятся многие ведущие российские бизнесмены, предполагает, что Путин в течение года может постепенно уйти в тень, потому что президентские полномочия очень велики, Путин устал, он слишком советский человек, а в России накапливается масса экономических и социальных проблем.

Когда Путин в 2000 году стал президентом, он поначалу практически ничего менял в доставшейся ему от Ельцина структуре государственной власти. Он даже в течение четырех лет держал на своем посту главу ельцинской администрации Александра Волошина. В более поздние годы в окружении Путина стали играть все более заметную роль его близкие друзья по санкт-петербургскому КГБ, известные своей репрессивностью и коррумпированностью. Единственное их достоинство состояло в том, что они были близки с Путиным. За восемь лет он не убрал ни одного своего ставленника.

Поражает то, что при формировании нового правительства и президентской администрации Дмитрий Медведев сместил или понизил в должности как минимум шестерых главных друзей Путина по КГБ: кремлевских чиновников Игоря Сечина и Виктора Иванова, директора ФСБ Николая Патрушева, руководителя Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков Виктора Черкесова, первого заместителя премьер-министра Сергея Иванова и министра информационных технологий и связи Леонида Реймана. Поскольку Путин никогда не делал ничего подобного, действия Медведева выглядят очень мощно.

Настоящим бедствием для путинской администрации была группировка Сечина, которая возглавила изъятие активов "ЮКОСа" и усилила репрессии. Она казалась непобедимой, но на сегодняшний день четыре ее главных представителя понижены в должности или отправлены в отставку: это Сечин, Виктор Иванов, Патрушев и министр юстиции Владимир Устинов. Очевидно, их единственной опорой была президентская власть Путина.

Были опасения по поводу того, что соперничающий с Сечиным санкт-петербургский клан КГБ во главе с Черкесовым может выйти на первые роли. Но и Черкесов утратил свои позиции. Медведев нанес замечательный двойной удар.

Хотя бум в российской экономике продолжается, проблем становится все больше. Инфляция выросла до 14 процентов, а добыча нефти и газа не увеличивается. Налицо мощный перегрев экономики, когда явно не хватает квалифицированной рабочей силы и ощущается огромное недофинансирование социальной инфраструктуры. Хуже всего обстоят дела с коррупцией, развитию которой способствовал Путин.

Острые конфликты интересов, наконец, немного угасли. Рейман, который погряз в многочисленных коррупционных скандалах, был понижен в должности и стал советником президента. Ослабли позиции руководителя "Роснефти" Сечина, а также главы компании "Алмаз-Антей" и "Аэрофлот" Виктора Иванова. Глава "Транснефти" Виктор Христенко на своем министерском посту больше не занимается вопросами энергетики. А руководитель нового министерства Сергей Шматко не зависит ни от газовых, ни от нефтяных кругов.

В составе правительства остались все добропорядочные реформаторы. Они даже получили подкрепление в виде новых назначений. Большую часть заместителей премьер-министра - Игоря Шувалова, Алексея Кудрина, Александра Жукова и Сергея Собянина можно считать реформаторами и сторонниками рыночной экономики.

Предположительно, их силы уравновешивают путинские неандертальцы Виктор Зубков, Сечин и Сергей Иванов. Но поскольку в России экономические реалии выдвигают все новые требования, возобновление реформ будет крайне необходимо. Сечин на публике практически не появляется, и его считают непригодным для публичной политики, поэтому вполне возможно, что его карьера близка к закату. Сколько пресс-конференций он сможет выдержать?

В России ни один правитель не может чувствовать себя в безопасности, если он не контролирует спецслужбы. Путину понадобилось более года, чтобы получить возможность приступить к первым изменениям. А Медведев с поразительной быстротой отправил в отставку с поста директора ФСБ давнего друга Путина и одиозную личность Николая Патрушева, назначив на его место Александра Бортникова, который, наверное, ближе к Медведеву.

Медведев подчеркивает необходимость борьбы с "правовым нигилизмом" и коррупцией в России путем проведения юридических реформ. Он уже поставил на должность министра юстиции своего давнего друга Александра Коновалова. А в понедельник Медведев объявил о создании нового государственного органа по борьбе с коррупцией.

В своих последних выступлениях он сетовал по поводу ренационализации и усилении роли государства в экономике.

В президентской команде Путина Медведеву нужны были два человека. Это Владислав Сурков, который руководит фракцией "Единой России" в Государственной Думе, и Алексей Громов, который организовывал манипуляции Путина со средствами массовой информации. Оба остались в администрации президента. Это может означать, что они перенесут свою лояльность на Медведева.

Один из самых ярких провалов Путина заключается в том, что ему не удалось добиться принятия России в ВТО. Медведев довольно здраво поручил это дело первому заместителю премьер-министра Шувалову, у которого довольно большой опыт оперативной работы в этой сфере. То же самое можно сказать о Христенко, которому выдан мандат на переговоры о ВТО на министерском уровне. Очевидно, Медведев более серьезно относится к вступлению России в эту организацию, нежели Путин.

Путин настроил против России бывшие советские республики благодаря высокомерному к ним отношению, словесным нападкам, кибернетическим войнам и военным провокациям. Медведев, по крайней мере, создал государственное ведомство, которое будет развивать сотрудничество России с этими странами.

Одна из отталкивающих черт путинского режима заключалась в его поддержке хулиганского движения "Наши". Путин даже организовал государственное агентство для развития этого движения, а во главе его поставил руководителя "Наших" Василия Якеменко. Медведев, не тратя времени даром, уволил Якеменко и распустил его агентство.

Что это, медведевский бунт? Пока об этом говорить слишком рано. Есть один заметный диссонанс. Верный сторонник Путина из санкт-петербургского КГБ Сергей Нарышкин стал главой администрации Медведева. Но Медведев уже укрепил свои позиции больше, чем это удалось сделать Путину за свои первые три года президентства. Вместо того чтобы говорить об укреплении Путиным своих позиций во власти, мы можем сделать предположение о том, что Путин действительно готовится к уходу.

Все эти изменения не означают, что Медведев хороший человек, но они порождают надежды. Что интересно, и бывший премьер-министр Михаил Касьянов, и редактор "Новой газеты" Дмитрий Муратов заявляют, что нам надо дать Медведеву полгода, чтобы он заявил о себе. Для проверки можно найти массу действенных средств. Амнистирует ли Медведев российских политзаключенных, включая Михаила Ходорковского? Восстановит ли он свободу слова, средств массовой информации и собраний? Законы на сей счет уже существуют, поэтому ему остается лишь снова обеспечить их выполнение.

Успешное начало работы Медведева дает основания полагать, что вскоре нас ждут многочисленные и важные реформы. И в них есть острая необходимость. Чтобы сохранить управляемость российского государства, нельзя позволять коррупции существовать и действовать как прежде. Давно назрели и уже подготовлены реформы в области образования, здравоохранения и пенсионного обеспечения. Необходимо обновлять и развивать инфраструктуру страны. Правительство не может больше себе позволить обходиться без реформирования, как это было на протяжении пяти последних лет. В России появляются новые надежды.

Андерс Аслунд - старший научный сотрудник Института международной экономики им. Петерсона (Peterson Institute for International Economics), автор книги "Капиталистическая революция в России: почему рыночные реформы увенчались успехом, а демократизация потерпела неудачу" ("Russia's Capitalist Revolution: Why Market Reform Succeeded and Democracy Failed")

__________________________________

Россия: обуздание кремлевской 'клановой войны' ("Stratfor", США)

Россия: тоталитарный режим ("Daily Mail", Великобритания)

Александр Рар: 'Путин уйдет, когда увидит, что Медведев справляется' ("Русская Германия", Германия)

Российская властная чета ("The Wall Street Journal", США)