Передача : Особое мнение. Ведущие : Маша Майерс. Гости : Константин Ремчуков

___________________________________

М.МАЙЕРС: Сейчас 17.08 в российской столице, у микрофона Маша Майерс, здравствуйте, сегодня я веду передачу 'Особое мнение, и наш гость - Константин Ремчуков, главный редактор 'Независимой газеты'.

К.РЕМЧУКОВ: Добрый вечер.

М.МАЙЕРС: Ваш комментарий относительно того, что сейчас происходит в газете, что сейчас происходит в здании на Мясницкой. Оперативные сведения?

К.РЕМЧУКОВ: Все работают, все спокойно готовят номер. Мы узнали о письме из департамента имущества г.Москвы в понедельник, 26 мая, я сразу на дневной летучке коллективу сказал про это письмо, чтобы особо никто не расслаблялся. Но мы не предавали гласности, потому что я хотел проверить природу появления такого письма, поскольку оно написано с большими фактическими ошибками. Даже само требование в течение месяца освободить редакцию противоречит нашему договору аренды, в котором сказано, что расторжение происходит с уведомлением в интервале 3 месяца. И хотели понять - это политическая вещь, или это может быть бизнес-заказ чей-то, кто-то хочет просто оттяпать наше помещение, в котором газета, кстати, находится непрерывно с 1990 г., с момента ее основания. То есть, 18 лет, иона пережила в этом здании и различных президентом, и самое главное, различных собственников. Включая Бориса Березовского, который был последним собственником до моей покупки, и умудрялась существовать. Поэтому я сказал людям не волноваться - ну, что самое худшее? - нас оттуда выселят. Мы не выйдем какое-то время, поскольку понятно, что такой непрерывный технологический процесс, как создание газеты, верстка, невозможно восстановить быстро. Нужны помещения, нужны инфраструктуры. Но все равно мы будет работать. Поэтому люди работают спокойно, пишут на разные темы.

М.МАЙЕРС: В течение этого месяца вы будете делать какие-то резкие телодвижения?

К.РЕМЧУКОВ: Мы будем использовать и задействовать все правовые механизмы, потому что еще раз говорю - в этом уведомлении, у меня есть копия уведомления, сказано, что согласно распоряжению правительства здание по адресу Мясницкая, 13, стр.3, признано аварийным и подлежит сносу. У меня есть результаты независимой экспертизы - причем, ее провел МосжилНИИпроект при Правительстве Москвы. Департамент жилищно-коммунального хозяйства 18 апреля 2007 г., в котором сказано - здание не является аварийным. Это первый вопрос. Если под угрозой 'аварийно, подлежит сносу' использовать технологию захвата каких-то помещений - это отдельная история. Второй момент. По этому адресу. Мясницкая, 13, стр.3, помимо нашей газеты - именно поэтому адресу, который указывается, признан аварийным, и мы должны в течение месяца освободить, находится ресторан, кафе.

Причем, ресторан новый, вложили много денег - великолепный ресторан. И на третьем этаже живут жильцы. Мы поинтересовались у соседей - получали ли они такие уведомления - они не получали. Таким образом, есть некая избирательность - здание одно, и оно аварийное, подлежит сносу, но ресторан, в который люди ходят - как можно людям разрешать ходить в ресторан, который в аварийном здании? Завалится все и придавит всех. Поэтому мы будем вести и эту линию - насколько избирательным является это требование. Наконец, третья позиция - 'освободить на основании вышеизложенного', Департамент уведомляет о расторжении договора аренды от 26 сентября 2006 г. - с момента получения настоящего уведомления. Нежилое помещение необходимо освободить в течение одного месяца с момента расторжения указанного договора и передать по акту представителю департамента. То есть, если считать момент расторжения 16 мая, когда подписан, значит, мы 16 июня должны уже съехать.

М.МАЙЕРС: Немного времени у вас осталось.

К.РЕМЧУКОВ: Будем бороться. Но я слышал, что даже на вашей радиостанции Цой, это пресс-секретарь мэра Лужкова сказал, что они будут. . .

М.МАЙЕРС: Сергей Цой сказал, что ситуация будет внимательнейшим образом изучена, и в первую очередь, с точки зрения интересов города. И дальше, - цитирую, - вопрос будет решен по справедливости. Как вы это понимаете?

К.РЕМЧУКОВ: Амбивалентно. 'По справедливости' из уст даже такого уважаемого чиновника, как С.Цой, это звучит почти угрожающе.

М.МАЙЕРС: Никаких обязательств в предоставлении другого помещения в случае прерывания срока аренды, у города нет.

К.РЕМЧУКОВ: Конечно. Мы не испытываем никаких иллюзий.

М.МАЙЕРС: А что вам дала 'разведка боем' - больше политики, или бизнес-захват?

К.РЕМЧУКОВ: Одна сторона, которая связана с Мэрией, источники говорят, что это кто-то подставляет мэра Лужкова. . .

М.МАЙЕРС: 'Который удивлен и возмущен' - это тоже цитата.

К.РЕМЧУКОВ: Да, потому что неразумными требованиями фактически политизируется обстановка. Он всегда поддерживает СМИ, и даже Цой, когда мы с ним сегодня разговаривали по телефону, сказал, что он относится к газетам так же, как к храмам, объектам культуры - с большим трепетом и пиететом. С другой стороны, информация из наших источников в департаменте говорит о том, что они скорее склонны считать, что это указание сверху - просто нас оттуда выселить. Поэтому будем разбираться. Тут сложно доказать, потому что эфир - это все-таки ответственное заявление. Мне картина неясна, и поэтому мы и не выступали с материалами в газете, хотя ряд журналистов предложили сразу написать, начинать все эти мощные кампании о свободе слова. Но я убедился, что все это бесполезно на самом деле. Пока мы не убедимся в истинных причинах, весь этот шум вокруг газеты на пользу не пойдет.

М.МАЙЕРС: А вы не думаете, что эти истинные причины так и останутся тайной за семью печатями?

К.РЕМЧУКОВ: Я не думаю. У меня есть серьезное ощущение, что мы разберемся достаточно быстро в истинных причинах.

М.МАЙЕРС: Комментарии от слушателей. Юрий: 'Говорят, что вашу газету выселяют из-за того, что вы покритиковали выступление московского мэра относительно Севастополя. Неужели Юрий Михайлович докатился до таких методов доказывать свою правоту?'

К.РЕМЧУКОВ: По времени датирования этого письма - 16 мая - оно формально совпадает со временем, когда у нас появилась целая серия статей на той неделе, которая как раз с 12 мая по 16 мая, это выступление Лужкова - у нас была подшапочная статья. Мы занимаем принципиальную позицию - в этом смысле это чисто политическая позиция: мы в политическом плане не согласны с позицией Лужкова, с его содержательной позицией, что Севастополь может быть оспорен как часть, принадлежащая Украине. Мы считаем, что территориальных претензий к Украине у нас нет. Мы опубликовали несколько серьезных статей, в частности, профессора Бахтияра Тузмухамедова 'Международный суд не вечен', где этот специалист, доктор наук, профессор дипломатической академии, исследует содержание конституции России и 1937 г., конституции СССР 1936 г., Указ Президиума Верховного совета РСФСР 1948 г. и решение Президиума Верховного Совета СССР от 19 февраля 1954 г., когда по просьбе президиумов Украины и России было принято решение о выделении Севастополя в самостоятельный статус. Ниоткуда не вытекают правовые наши основания.

И этот профессор пишет, что можно, конечно, заявить, но если идти в суд - он весьма иронично заканчивает: 'Суд не вече, там верх берет правовой аргумент. А не громкий голос и горящий взор. Украина, точнее, киевская юридическая школа в советское время была одной из сильнейших в стране. И склонен полагать, не растеряла традиций. Наконец, в отличие от России, Украина имеет опыт ведения дел в международном суде ООН'. То есть, у нас была эшелонированная позиция содержательная, и мы относимся критически. Я знаю точно так же от того же С.Цоя, что недовольство вызывали наши публикации по субботнику - мы тоже выходили с подшапочным материалом. Мы считаем, что субботник в наше время это неактуальная тема, что попытка возродить его - с моей точки зрения - я же главный редактор, в конце концов, я определяю - это глупость.

Зачем нам киргизы и таджики, которые за счет налогоплательщиков должны убирать подъезды и мыть окна, и мы еще должны в субботу выходить со шваброй. Но мы давали возможность - там письмо граждан, которые за субботник - мы его публиковали. Потому что нам совершенно не жалко, если люди выражают другую точку зрения. Я знаю точно так же, что могли быть и другие недовольства нашими публикациями, в том числе, и прогнозы относительно того, что Лужков будет уволен с поста мэра города.

М.МАЙЕРС: А были какие-то намеки на то, что ваша сладкая жизнь скоро закончится? В деталях какие-то столкновения с московским и властями у вас были?

К.РЕМЧУКОВ: никогда. Еще раз - мне вообще кажется это диким. Потому что общество все-таки достаточно развито у нас - Москва такой город, что прибегать к таким мерам сведения счетов именно по политическим мотивам, мне кажется, это неумно. Это наносит ущерб репутации страны. И поэтому мы совершенно не ожидаем - я работаю, я не ожидаю именно такого - что нас кто-то захочет закрыть. Но если все-таки говорят, что мы вас не закрываем, к политике не имеет отношения, но газета при этом не выйдет - предположим, Лужков опять делает заявление по Севастополю - сегодня он его делает, а завтра наша газета не выходит, и молчание происходит в каком-то сегменте прессы по этому поводу - из наших уст, с нашими экспертами - то что это, как не политика? Объективно, по результату. Мотив может быть коммерческий, результат - политический.

М.МАЙЕРС: Лариса: 'Выходит очень просто заткнуть рот прессе? Выселить газету, и все дела. Может, новое помещение и найдется, а страх сказать не то останется'.

К.РЕМЧУКОВ: Если тебя выселили и страх останется.. а что страх? Ну, опять выселят, опять переместимся.

М.МАЙЕРС: То есть, уже не страшно?

К.РЕМЧУКОВ: У Платонова было в каком-то рассказе, когда поставили к стенке. Один раз - вся жизнь пробежала перед глазами. Второй раз поставили - он уже обратил внимание, что форточка открыта. А в шестой раз он уже думал, выключил ли он утюг или печку.

М.МАЙЕРС: Хороший прогноз для 'Независимой газеты'.

К.РЕМЧУКОВ: Нет, когда тебя сотый раз ставят к стенке. У тебя огромное количество бытовых мыслей о том, что надо делать с завтрашним выпуском.

М.МАЙЕРС: Изменится ли теперь позиция газеты в связи с перестановкой мест слагаемых?

К.РЕМЧУКОВ: У нас никакой перестановки мест слагаемых не произошло. Я - владелец, главный газеты, генеральный директор. Никаких слагаемых не произошло. Мы работаем. Еще раз говорю - это не бравада - мы абсолютно спокойно относимся к этой ситуации. Она неприятная, но в жизни бывают ситуации и более неприятные.

М.МАЙЕРС: Еще одно совпадение - я имею в виду зам.главного редактора Бориса Земцова - 26 начался суд?

К.РЕМЧУКОВ: да, в один день начался суд, в один день мы получаем вот это. И конечно, опять же моя позиция - можно говорить, что никакого политического давления на нас не существует. Но от того, что я буду говорить, что политического давления не существует, но судят моего заместителя, я получаю уведомление в месячный срок оставить редакцию - ну, кто мне поверит? Что тогда политическое давление? Меня арестовать? Ну, тогда, наверное, это будет более очевидное политическое давление. А так, мне кажется, по всем признакам, это форма, в которой меня заставляют все время думать, в какой стране я нахожусь, в каком городе я нахожусь, как все зыбко. Я не хочу комментировать суд сейчас - просто потому, что идут действительно слушания, и в этом вопросе я стараюсь быть деликатным. Но в принципе, какое-то совпадение этих факторов показывает, что газета находится под очень пристальным вниманием.

М.МАЙЕРС: Хотела вернуться к украинской теме - мне хотелось бы узнать ваше 'особое мнение' относительно будущих отношений между Россией и Украиной. Я имею в виду эти взаимные нападки, которые становятся все острее, звучат все боле резкие слова, и как вы слышали, г-н Саркози позвал Украину в Евросоюз, и еще я сегодня прочитала новость - один из украинских руководителей заявил, что якобы Черноморский флот отпугивает туристов. Приезжают европейцы, и вместо того, чтобы наслаждаться пейзажами Черного моря, видят российские корабли, что дальше?

К.РЕМЧУКОВ: Я считаю, что никакой альтернативы восстановлению нормальных отношений, межгосударственных, между Россией и Украиной, нет. Никакие ультиматумы, никакие угрозы, никакой прессинг в отношении такой большой территории по населению, европейской страны, сделавшей европейский выбор - кстати, и восточная часть Украины и западная часть на вопрос отвечает - европейский выбор, - невозможно. У нас невозможно давление в отношении маленьких стран - Грузии, Эстонии, Латвии.

М.МАЙЕРС: Маленькую победоносную войну мы уже проходили, кажется.

К.РЕМЧУКОВ: Современный мир совершенно другой. Полюс такое внимание европейцев. Единственное, что мы можем добиться - это еще сильнее подтолкнуть общественное мнение Украины к тому, что иметь зонтик Европейского Союза и НАТО, скорее всего, имеет рациональный смысл - если Россия проявляет агрессивность. Плюс это закрутит все нефте- и газопроводы под углом зрения и под риторику снижения рисков для европейских потребителей, диверсификация поставок, источников и усложнение нашей экономической линии - хотя понятно, что Европа сильно зависит от нашего сырья, но, тем не менее, подозрения в том, что мы можем использовать экспорт сырьевых ресурсов как инструмент политического давления, будет усиливаться.

М.МАЙЕРС: на сколько лет нам еще хватит этого элемента давления? Ну, еще мы покуражимся. . .

К.РЕМЧУКОВ: Давление такого типа, мне кажется, оно несовременно эстетически. Если мы все время приводим в пример Америку, которая часто проявляет элементы диктата и своеволия - ну, все-таки, при всех амбициях и желании гордиться своей страной - мы не Америка. Ни по экономическому ресурсу, ни даже по политическому ресурсу. Поэтому мне кажется, нам ближе должна быть эстетика европейских стран - это цивилизованный диалог, четкое формулирование своих позиций, это намечание этапов, или, как принято сейчас говорить, 'дорожных карт' по разрешению тех или иных ситуаций - таким образом, чтобы были понятны критерии успеха и фазы, по которым мы можем ставить галочки что успех есть. Потому что, например, Южная Осетия и Абхазия - в одном случае сколько? - 16 лет, в другом случае 15 лет конфликт?

Я не понимаю этой 'дорожной карты', я не понимаю, какие фазы, какие доклады, какие решения приведут к цели. А самое главное, какая цель? Мы хотим, чтобы они стали независимыми? Я никогда не слышал, чтобы мы говорили, что они должны быть независимыми государствами. Я никогда не слышал, что мы хотим дезинтегрировать территориальную целостность Грузии на высшем уровне - я имею в виду политический уровень, тех людей, которые формулируют внешнеполитическую стратегию. Это не мэр Москвы формулирует, это президент - по Конституции. Так вот я никогда не слышал. А если я не слышал, то я не понимаю, что является критерием успеха - состояние этих республик в этой вялотекущей шизофрении, когда они получают помощь из Москвы, а мы не понимаем, как они тратят? Они поддерживают напряжение внутри Грузии? Что это нам дает?

М.МАЙЕРС: там иногда наши истребители пролетают.

К.РЕМЧУКОВ: Вот все это как инструменты должны быть инструментами для достижения какой-то цели. Мне кажется, что единственный способ России сохранять лицо - это объявить свои стратегические приоритеты, наметить пути решения и вести цивилизованные - очень жесткие это могут быт диалоги. Тут можно торговаться фактами. У нас если есть позиция силы - мы чувствуем - это надо использовать умело, как все это делают. Но понимать, для чего мы это делаем.

М.МАЙЕРС: А нахождение Черноморского флота в Севастополе - это не стратегическая цель?

К.РЕМЧУКОВ: Стратегическая. Но если это стратегическая цель, разве ее заявляют заявлением, что Севастополь - русский город, давайте его вернем назад?

М.МАЙЕРС: не знаю. Но мы же параллельно говорим о том, что готовы платить любые деньги за аренду.

К.РЕМЧУКОВ: Вы говорите 'не знаю'. А я говорю - вот Лужков делает такое заявление, а я говорю - это неправильно. Кто прав, он или я? Когда через два дня Ющенко подписывает распоряжение ускорить подготовку расторжения договора в 2017 году. То, скорее всего, я прав. Потому что следствием заявления Лужкова является консолидация общественного мнения на Украине относительно того, что договор надо расторгать. Потому что заявление, что Севастополь был в 2008 и будет в 2018 г., - заявления, которые сделал Лужков - вот эти заявления взволновали украинцев. Они говорят - слушайте, как это? У нас в 2018 г. заканчивается договор. Можно ли такими заявлениями, или односторонним желанием иметь Севастополь, достичь стратегических интересов России, или это должен быть другой процесс? Мне кажется, это должен быть другой процесс.

М.МАЙЕРС: У нас есть еще несколько минут до перерыва. Сегодняшнее заседание российской Академии наук. Во-первых, надо бороться с предрассудками, как вы понимаете - с мракобесием и лженаучными представлениями, и это не только в документе зафиксировали академики, но об этом сказал еще и премьер Путин - может, это может стать новой страничкой, например, в 'Независимой газете'? Новой рубрикой? Борьба с предрассудками и мракобесием.

К.РЕМЧУКОВ: У нас на прошлой неделе в приложении 'Наука' академик Гинзбург написал статью, или дал интервью - уже не помню, - где он как раз говорил о том, что представление о создании земли Богом разрушается теорией эволюцией. И то и другое недоказуемо.

М.МАЙЕРС: Давайте поспорим.

К.РЕМЧУКОВ: Мне кажется, пусть в научно-популярной форме рассказывают что-нибудь интересное про научную версию происхождения жизни, про развитие жизни.

М.МАЙЕРС: А вы думаете, что все так безобидно, мы этим ограничимся?

К.РЕМЧУКОВ: Посмотрим. Знаете, есть модная сейчас песня, там есть такой припев: 'Мракобесие и джаз' - меня удивило это сочетание. Вот когда я слышу мракобесие, мне хочется сказать 'и джаз' - ну, такие милые вещи.

М.МАЙЕРС: А что вы думаете по поводу фигуры г-на Ковальчука, который не стал академиком?

К.РЕМЧУКОВ: Мне кажется, это достаточно авторитетный ученый.

М.МАЙЕРС: И вообще новый состав академии?

К.РЕМЧУКОВ: Мне кажется, он достаточно авторитетный ученый, Курчатовский институт, он пользуется уважением. Другое дело, что там сложилась такая ситуация, что были инициаторы, которые выдвинули академика Фортова, и это достаточно серьезно ученый. Там академики с 30-летним стажем, поскольку там выдвижения происходят по секциям, то различные научные секции его выдвигали. Поэтому на самом деле ситуация - как отражение некоего недовольства долгим правлением Осипова. И все признают, что Осипов сыграл большую роль в жизни Академии. Потому что мы получали письма от академиков. Даже публиковали их в своей газете на прошлой неделе. Я внимательно их читал и обратил внимание именно на взвешенный характер: Осипов сделал большое дело, он сохранил Академию. Он позволил ей удержать статус, сейчас, на новом этапе, он должен уйти - примерно такая вещь. Поэтому пусть академики поборются за свое счастье.

М.МАЙЕРС: Но фигура Михаила Ковальчука обсуждается в контексте его родственных связей с Юрием Ковальчуком, который является другом В.Путина.

К.РЕМЧУКОВ: Мне кажется, что когда люди являются директорами Курчатовского института, то уровень их автономности существенно выше, чем кому-то может казаться. Когда человек физик очень высокого уровня и руководитель такого масштаба, я думаю, хоть кому он будь родственником - это самоходные люди.

М.МАЙЕРС: Членкорами не стали зам.министра экономического развития Андрей Белоусов, председатель Счетной палаты Сергей Степашин, академиком не стал экономист Руслан Гринберг, Владимир Мау, не взяли в академики Геннадия Семигина, чего здесь больше, я пытаюсь понять - политики все-таки, или науки?

К.РЕМЧУКОВ: Нет, здесь больше подозрения настоящих ученых в том, что преуспевающие, весьма умные и хорошие ученые, но преуспевающие не только на академической стезе, но и на административно-бюрократической, хотят занять место еще и в Академии. Подозрение к тому, что это избыточное звание. Они итак благополучны, все эти люди. Пусть они кайфуют в своих председательских креслах, но академик это что-то более посвященное чисто в науку.

М.МАЙЕРС: Константин Ремчуков герой программы 'Особое мнение'. Мы продолжим через несколько минут.

НОВОСТИ

М.МАЙЕРС: 17.35, у микрофона Маша Майерс, это программа 'Особое мнение', и сегодня ее герой - главный редактор 'Независимой газеты' К.Ремчуков. Я слежу за новостями - Департамент экономической безопасности МВД возбудил новое громкое уголовное дело о неуплате налогов. Речь идет о сумме в 22 с половиной млрд. рублей. И тут уже есть комментарии от имени Андрея Пелипчука, пресс-секретаря Департамента экономической безопасности МВД, и он не называет компанию, - пока не разглашается название компании и имя того человека, против кого возбуждено уголовное дело. Между тем, некоторые СМИ уже сообщают, что дело открыто в отношении одного из руководителей ТНК. Что происходит?

К.РЕМЧУКОВ: Трудно сказать, что происходит. Есть общее ощущение, что серьезный конфликт по нескольким направлениям - внутри ТНК-ВР, между английской и российской частью, между ВР и ТГНК-ВР, между менеджерами, между совладельцами - ощущение такое, по крайней мере. Может быть, кто-то при таких ценах на нефть может кого-нибудь отжать, выкинуть из бизнеса. Потому что налоговые претензии - это один из самых эффективных инструментов отъема бизнеса по многим параметрам, в том числе и потому, что в мире, по крайней мере, в тех странах, где платить налоги считается почетной обязанностью, обвинение в том, что кто-то уклонился от налогов, как правило, не встречает широкой симпатии. Уклоняться же нельзя от налогов. Поэтому, с одной стороны, понятен предлог, апробированный уже неоднократно, с другой стороны очевидная война, потому что кто-то хочет перерешать те договоренности, которые были достигнуты, и я где-то слышал, что, в том числе. Есть разногласия между тем, куда направлять прибыль компании. ВР хотела бы через своих представителей в ТНК-ВР большую часть прибыли направлять на дальнейшее развитие нефтяного бизнеса, якобы российская часть хотела бы большую часть через дивиденды выводить из этого бизнеса, чтобы вкладывать в другие направления развития. Но еще раз говорю - это все по материалам печати. У меня инсайда по этой теме нет.

М.МАЙЕРС: Тогда посмотрим другие экономические темы, которые сегодня обсуждаются. Олег Вьюгин сказан о том, что инфляция все-таки 13%, на что наш ответ Чемберлену - это было чуть раньше, но я процитирую председателя ЦБР Сергея Игнатьева, он на открытии 17-го международного банковского конгресса, заявил, что да, инфляция растет, но ВВП растет тоже и ВВП вырос на 8,3% по информации Игнатьева. А инфляция с начала года - 7,5 - вот такие цифры.

К.РЕМЧУКОВ: Значит. Не противоречит. Если с начала года 7,5, а мы не дошли до половины года, всего пять месяцев, то прогноз Вьюгина выглядит реально. Конечно, это очень серьезная проблема. Потому что на самом деле пять групп факторов здесь задействованы, которые - по-моему, их никто не контролирует серьезно как параметра, от которых зависит инфляция. Первое - это вопрос денежной базы. Денежная база растет в момент, когда Центральный банк совершает какие-то операции с валютой: в момент, когда он покупает доллары, условно говоря, 10 млрд. и взамен он их покупает на рубли - 10 умножим на 23,50 значит, 235 млрд. рублей выпускает - он увеличивает денежную базу. Денежную базу умножили на мультипликатор - превращается в денежную массу. Просто увеличение денежной массы из-за того, что слишком хороши доходы от сырья. Второе. Рост зарплаты. Очень высокий рост зарплаты. Опережающий производительность труда. Поэтому с точки зрения совокупного спроса у нас этот компонент совокупного спроса в виде зарплаты, которая направлена на личное потребление, растет тоже неудержимо. Третье - это рост госрасходов, и Путин как премьер-министр опять потребовал увеличить госрасходы по ряду направлений.

М.МАЙЕРС: Но если доходы выросли на триллион, надо их расходовать?

К.РЕМЧУКОВ: Вот я и говорю - госрасходы в совокупном спросе тоже очень существенны - такие государственные закупки, наконец, четвертый момент с точки зрения денежного предложения - это инфляция издержек, то есть, если это инфляция спроса - это инфляция издержек. Инфляция издержек обусловлена ростом тарифов естественных монополий. Они растут совершенно бешенными темпами, от 20 до 35-38% в год, и естественно, включаются в себестоимость продукции, которая ведет к росту цены. И, наконец, пятая причина - с точки зрения уже предложения: у нас монополизм на рынках, особенно на местных, административно-бюрократические барьеры настолько высоки, что любой, кто хочет выйти с новым товаром или услугой на рынок, вынуждены платить взятки. Все деньги, которые в форме взятки идут кому-то, включаются в цену товаров и услуг. Так вот ограничение предложения, которое должно было бы ответить на этот спрос - растет спрос, значит, пожалуйста - предложение должно захлестнуть все - но нет. И получается - спрос растет, предложений меньше, - происходит рост цен. Я не понимаю пока четких действий правительства ни по одному из этих перечисленных пяти пунктов. Поэтому риски остаются.

М.МАЙЕРС: Тогда поговорим о действиях журналистов. Владимир из США: 'В Америке и других странах коррупционные действия властей, как правило, разоблачаются в результате журналистских расследований. Возможен ли такой жанр в современной России?'.

К.РЕМЧУКОВ: Теоретически да, но практически очень сложно. Потому что доступ к информации, закрытость чиновников - потому что когда читаешь эти расследования в 'Нью-Йорк-Таймс' или 'Вашингтон Пост' - ты видишь, как журналисты идут по следу - они звонят в какой-то департамент, задают вопрос какому-то чиновнику, ион не может уклониться. Поскольку это уже репутационно является ущербным, и начинается вся цепочка последствий: сказал так, - начинаем проверять, что ты сказал, и при этом все - никто тебя особо не запугивает, и ты начинаешь это расследовать. У нас, конечно, - тяжело - с тобой могут не соединяться. Тебе могут не отвечать, тебе могут врать.

М.МАЙЕРС: Тебя могут послать, извините.

К.РЕМЧУКОВ: Да. Это одна из форм. В общем, мне кажется, это серьезный компонент проблемы - и коррупции, и проблемы независимости судов,/ например - что отсутствует общественное мнение. А общественное мнение без свободной, независимой журналистики создать нельзя. Когда говорят, что будут бороться с коррупцией, повышая зарплату чиновника - можно зарплату повышать, можно на пенсию пообещать, что получит дом с садиком, коровой - все равно это не факт. Если чиновник едет на 'Майбахе', - просто потому, что никто не возбуждается против него, и это считается нормой, то конечно, значит, общественное мнение отсутствует. И побороть в этом случае невозможно - только методами экономическими.

М.МАЙЕРС: каждый раз получается замкнутый круг. Потому что, с одной стороны, мы говорим о том, что надо начинать сверху, а потом приходим к тому, что надо начинать снизу. И не знаешь, где эта точка хоть какого-то позитивного движения.

К.РЕМЧУКОВ: Знаете, у меня в юности был друг - хороший, он был генерал-лейтенант советского МВД. У него служил майором Чурбанов. И он рассказывал случай, как Шеварднадзе был назначен первым секретарем грузинской Компартии - с поста МВД. Первое заседание политбюро грузинского он провел с просьбы поднять левую руку всех челнов Политбюро, посмотреть на нее, сказать, какие у них часы, какой марки, и откуда они появились.

М.МАЙЕРС: А на наших часах 17.44, и мы заканчиваем передачу 'Особое мнение', нашим гостем был Константин Ремчуков. Главный редактор 'Независимой газеты'.