В российской оборонной промышленности шаг за шагом внедряются новшества. Меняются быт и даже идеология военных. Армия России, познавшая и славные победы во времена Красной Армии, и горькое поражение в чеченской войне 1994-1996 годов, перестраивается, восстанавливает доверие к себе. Эти процессы начались с приходом к власти В. Путина, что можно заметить, в частности, при сравнении (1998-2008) результатов опросов, проведенных Аналитическим центром Ю. Левады. Судя по данным опросов, авторитет армии неуклонно повышался: из года в год все больше людей говорили, что армия в состоянии защитить страну и ее народ перед лицом потенциальной угрозы. Красноречивый факт: сегодня весьма популяры воспоминания российских ветеранов чеченской войны.

В. Путин, став президентом, инициировал проект, охватывающий несколько федеральных целевых программ. Проект ориентирован на все социальные и возрастные группы населения - мировоззрение, профессиональные навыки, физическую форму и т.д. Государственная программа 'Патриотическое воспитание граждан Российской Федерации на 2006-2010 годы', обращенная главным образом к молодежи, предусматривает воспитание верности Отечеству и готовности защищать его, выполнение конституционных обязанностей, в том числе прохождение действительной воинской службы.

На расширенном заседании Государственного совета, состоявшемся 8 февраля 2008 года, действующий президент В. Путин зачитал 'Стратегию развития России до 2020 года'. 15 февраля на V экономическом форуме "Россия 2008-2020. Управление ростом" Д. Медведев озвучил свою предвыборную экономическую программу. Вскоре после этого Министерство обороны России представило 'Стратегию социального развития вооруженных сил Российской Федерации на период до 2020 года'. Согласно этому документу, через 12 лет воинское жалованье должно на 1/4 превысить среднюю зарплату по стране, все военнослужащие должны быть обеспечены жильем, пользоваться специальными льготами.

Нелегко, конечно, будет добиться того, чтобы российские военные по своему жалованью вышли на мировой уровень. Средства планируется изыскать за счет сокращения 'не чисто армейских' кадров (военные журналисты, медики, юристы и др.), продажи земли и построек, а также за счет сокращения штатов. Правда, директиву министра обороны A. Сердюкова об увольнении в запас около 200 тысяч специалистов откровенно не поддерживают многие представители генералитета. В штате военных изданиях намечено оставить буквально единицы из офицерского состава (редактор и заместитель) - остальные сотрудники будут гражданскими, вольнонаемными лицами. Аналогичным образом намечено организовать работу военных госпиталей, санаториев, судебных органов.

У российских военных немало недвижимого имущества. Министерству обороны принадлежит 135 тыс. кв. км земли (более чем две территории Литвы!). На этой земле расположены полигоны и казармы, производственные здания и склады, военные учебные заведения и медицинские учреждения и др. В 7640 военных городках с 175 639 постройками проживают около 2 миллионов человек. Остаточная стоимость недвижимого имущества российской армии - более 300 млрд. руб.

Хоть и со скрипом, идет реформирование военной промышленности. Принята государственная программа, в соответствии с которой будут определены приоритеты технического обеспечения Вооруженных сил РФ до 2015 года. Решаются непривычные для военных проблемы менеджмента и маркетинга, привлечения 'людского капитала' - приходится балансировать между государственным планированием и требованиями глобального рынка. Однако подготовленная в 2000 году федеральная программа 'Реформирование и развитие оборонно-промышленного комплекса (2002-2006 годы)'' практически провалилась. До 2004 года было намечено создать около 40 крупных объединенных оборонно-промышленных структур, но к 2006-му их оказалось всего 11, при этом в полную силу работали только концерн ПВО 'Алмаз - Антей' и корпорация 'Тактическое ракетное вооружение'. Почти половина оборонно-промышленных предприятий и организаций убыточны, в них отсутствует приток высококвалифицированных специалистов. Физический и моральный износ многих предприятий достигает 80 процентов.

Медленные темпы реформирования военной промышленности объясняются многими причинами. Это, в частности, недостаточно проработанная правовая база (так, не решены вопросы, связанные с собственностью и налогообложением военных предприятий), укрупнение экономически выгодных производств без учета развития конкурентной обстановки, нехватка квалифицированных кадров, недостаточное финансирование.

Есть проблемы и с созданием новых образцов вооружений. Так, научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы порой затягиваются на 10-15 лет. Правда, есть и успехи: приняты на вооружение мобильный вариант стратегического ракетного комплекса 'Тополь-М', крылатые ракеты 'воздух - земля' нескольких типов, оперативно- тактический ракетный комплекс 'Искандер' и др.

Труднее всего меняться генералам с их мышлением: мы-де являемся представителями славной Красной Армии. Генералы по-прежнему однозначно считают нежелание юношей идти на действительную воинскую службу или дезертирство из войсковой части тягчайшими преступлениями, не желая вчитаться в апрельское постановление Верховного суда РФ: если солдат был вынужден оставить воинскую часть вследствие стечения тяжелых обстоятельств (издевательства, избиения, угроза жизни или здоровью), то он освобождается от уголовной ответственности.

Как бы там ни было, военным, несомненно, придется приспосабливаться к требованиям, диктуемым временем.

_________________________________

Красный - цвет ржавчины ("The Weekly Standard", США)

Мучительная реформа бывшей Красной Армии ("Le Figaro", Франция)

Возвращение Красной Армии ("Le Point", Франция)

Почему Россия боится НАТО ("Le Monde", Франция)