Статья опубликована 27 сентября 1882 года

Многими русскими предприятиями владеют иностранцы, но отнюдь не всеми - об этом свидетельствует выставка в Москве - русские машины и станки - шерсть и хлопок - кожа, кружево, вышивка

Находятся такие, кто отрицает, что у России есть самобытная литература; есть также и любители ставить под сомнение ее претензии на обладание подлинно национальной промышленностью. При поверхностном взгляде подобное мнение кажется вполне обоснованным. Большинство крупных мануфактур в стране находится в руках иностранцев. В хлопчатобумажной промышленности, по крайней мере в ее окончательном виде, полностью преобладают англичане и немцы. Гигантская ситценабивная фабрика в Шлиссельбурге на Неве - настоящей памятник энергии и предприимчивости англосаксов, работающих в России. Что ж, несомненно, петровский 'ключ-город' во многом обязан своим процветанием английской колонии, в рядах которой немало настоящих выходцев из Манчестера. По всем прибалтийским губерниям хлопкопрядильная и ткацкая отрасли также развиваются во многом благодаря помощи иностранного капитала. Станки ввозятся из Манчестера, а рабочими за редким исключением руководят английские, французские или немецкие мастера.

Даже в менее значительных отраслях мы видим такое же засилье зарубежного элемента. Если судить только по изделиям, которые иностранный путешественник видит в витринах российских магазинов, у него легко может создаться впечатление, будто он вообще не покидал Лондона, Парижа или Берлина. Большинство 'модных товаров' завозится из французской столицы. Производство открыток и эстампов представляет собою по сути копирование западноевропейских образцов. Чернила, которыми здесь пользуются, изготавливаются во Франции, а канцелярские принадлежности - почти полностью английские. Список 'второстепенных' отраслей, находящихся в руках иностранцев, очень велик, так что на его продолжение нам не хватит ни времени, ни места; впрочем, сказанного уже достаточно, чтобы объяснить, почему, по крайней мере внешне, кажется, будто в этой стране самобытной промышленной активности не заметно.

Нельзя, к тому же, применительно к данному случаю, утверждать, что внешность полностью обманчива. В том смысле, который в это понятие вкладывается в Англии, ремесленного класса в России не существует. Города сильно зависят от 'мужиков': крестьян, которые слишком разрываются между городом и селом - они постоянно кочуют между ними, приезжая в город зимой, и возвращаясь домой летом - чтобы приобрести высокую 'квалификацию'. В то же время из русского крестьянина, если его хорошо обучить и до некоторой степени избавить от вековечного пристрастия к водке, выходит неплохой ремесленник, а пробыв на удивление короткое время подмастерьем, он превращается во вполне приличного механика. К счастью для промышленного благоустройства страны, российское правительство осознало, что ждать, пока Иван Иванович вырастет, и лишь зачем прививать ему хотя бы элементарные технические навыки - неразумно. В начальной школе для мальчиков теперь введены уроки ремесла. Их учат работать на токарном станке, владеть пилой, молотком, долотом, рубанком и др., а в конце года юношеское рвение школьников вознаграждается выставкой результатов их труда - как правило совсем неплохих поделок из железа и дерева.

Побывав лишь в Санкт-Петербурге, легко вынести впечатление, что в России нет, или почти нет, собственной промышленности, однако путешественнику достаточно сесть в поезд до Москвы и провести несколько дней на открывшейся в 'первопрестольной' гигантской выставке, чтобы не впасть в подобную ошибку. Один французский писатель, изо всех старавшийся найти сходство между характером русского и американца, заметил: главное отличие между народами связано со свойственным славянскому уму отсутствием изобретательности и способности подражать. Что ж, простой русский, наверно, не настолько хорош, каким его рисуют друзья, и не настолько плох, каким выставляют его недруги - но если изобретательности ему и недостает, то способностью подражать он обладает несомненно. Если он не всегда в состоянии сам придумать все части для какого-нибудь большого механизма, то ему вполне по силам наблюдать за теми, кто это может, и следовать по их стопам. Так, по крайней мере, машиностроение в России постепенно превращается в полноценную отрасль национальной промышленности. Прежде в производстве локомотивов она полностью зависела от иностранцев. Теперь Россия в большом количестве изготовляет их сама. То же самое можно сказать о вагонах и почти всем оборудовании необходимом для железных дорог - даже самых протяженных.

На московской выставке можно увидеть самые разные виды паровых машин, ткацкие и вязальные станки, оборудование для производства гвоздей и целого ряда других производственных операций. По качеству изготовления и внешнему виду выставленные средства транспорта сделали бы честь любому европейскому заводу. Побережье России далеко не везде пригодно для мореплавания; тем не менее, русские обладают и достаточным искусством в кораблестроении, и решимостью до предела использовать свои ограниченные возможности в качестве военно-морской державы. В быту ее жители довели до совершенства весьма экономичный отопительный прибор - русскую печь, и изобрели немало новых приспособлений для приготовления пищи. О стремлении России быть всегда готовой к войне свидетельствует пристальное внимание, которое уделяется здесь разработке морских мин; и вы невольно содрогаетесь, переводя взгляд с этих смертоносных машин на разнообразные приспособления для тех, кто испытал на себе их воздействие, - инвалидные кресла и тележки, ножные и ручные протезы и т.п. - также выставленные в разделе 'армия и флот'. Впрочем, у всего этого есть и мирная антитеза. В разделе, посвященном научному оборудованию, мы видим хронометры, оптические приборы, воздушные насосы, аппарат для определения скорости движения лошадей, инструменты для измерения температуры, а также широкий выбор электрических и гальванических аппаратов - и все это, не забудем, изготовлено в России.

Впрочем, главная отрасль российской экономики - это, конечно, сельское хозяйство. Мало кто знает, что урожаи зерновых в России - самые большие в Европе, а порой в этом отношении она отнимает пальму первенства и у Соединенных Штатов. В последнее время, однако, по ряду причин, главной среди которых следует назвать несовершенную организацию сельского хозяйства, производство зерна в России несколько снизилось. Было бы, однако, тщетно искать на московской выставке какие-либо признаки упадка. Раздел, посвященный аграрной продукции - настоящее пиршество для глаз; здесь представлено все, что рождает земля от балтийских провинций на одном краю страны до Сибири на другом; от Финляндии до Крыма, от Кавказа до Украины. Здесь есть яровые и озимые, пшеница из Средней полосы. Ярославской, Могилевской губерний и Западной Сибири; изобилие ржи, из которой делают черный хлеб, столь милый сердцу каждого настоящего русского; овес и треугольные зерна гречки; кукуруза с золотыми початками и широкими листьями; просо, которым кормят домашнюю птицу, и ячмень - он идет на изготовление русского пива. Пшеницу выращивают в основном на юге, ячмень - на севере, рожь - в Центральной России. Финляндия - край, где озера чередуются со скалами - не прислала на выставку ничего, кроме ячменя и овса, а Польша ограничилась пшеницей и кукурузой.

Льняные и пеньковые изделия представлены на выставке куда беднее, чем ожидалось. Однако в этих отраслях Россия заслуженно пользуется высокой репутацией. По площадям, занятым под лен, она превосходит все другие страны Европы вместе взятые, а средняя стоимость урожая превышает 90000000 рублей. Часть продукции перерабатывается в волокно, а остаток идет на семена. Во всем мире ценятся льняные изделия из Риги, однако сырье для них поступает из всех российских губерний. Пеньку на выставку прислали лишь пять районов страны, хотя общая стоимость ежегодно производящегося в стране пенькового волокна составляет примерно 30000000 рублей.

В выращивании свеклы Россия уступает лишь Франции и Германии, а отечественный табак русские оценивают выше, чем тот, что делается в этих двух странах. И то сказать, русский табак, несомненно, мягче, чем 'курево', употребляемое в Западной Европе. Табачные изделия на выставку поступили из Таганрога, Херсона, Ливонии, Тамбова, Курска, Витебска, с Дона и из Москвы.

Помимо разнообразнейших фруктов и овощей, в сельскохозяйственном разделе можно увидеть даже образцы почв - зримое доказательство любви русских крестьян к родной земле. В нескольких стеклянных сосудах выставлены знаменитые черноземы - плодородная черная почва, манившая на юг стольких предприимчивых мужиков во времена Бориса Годунова, что этот исход, возможно даже ускорил окончательное закрепощение крестьян. Впрочем, как прежде, так и сегодня чернозем для русских - не проклятие, а дар божий.

Шерстяная и хлопчатобумажная отрасли имеют для России важнейшее значение. Центром первой является Москва, а предприятия второй сосредоточены в бассейне Верхней Волги - в Костромской, Ярославской и Владимирской губерниях. Санкт-Петербург поставляет промасленное полотно; парусину изготавливают тоже в столице, а кроме того - во Владимире и Одессе; пеньковые канаты, ремни и веревки прислала Тула; рыбацкие сети - Финляндия. Особым разнообразием отличаются русские шелка. Чтобы отдать им должное, этим изделиям, изготавливаемым на кустарных промыслах по всей империи, следовало бы посвятить целую главу.

Они также напоминают о том, что в России не всем уготована неизбежная судьба - мужчина трудится, женщина плачет. Когда долгая зима застает крестьянина в родной деревне, далеко от города, где можно заработать в день хотя бы горсть копеек, которых хватило бы на водку, он забирается на большую русскую печь, и впадает в 'спячку'. Но жена его не спит - не спят и дочери. Короткими днями и долгими вечерами они вяжут и прядут, шьют и вышивают, плетут кружева. Так дочь на выданье готовит себе приданое, а мать - добывает средства, чтобы смягчить крутой нрав главы семьи. Это кустарное производство развито по всей империи, но каждый край специализируется на чем-то своем. В Костромской губернии женщины славятся своим искусством в изготовлении вышитых салфеток. Кружева делают в Тверской губернии, изделия из тонкой шерсти - в Оренбурге. Заслуженно высокой репутацией пользуются вышивки из Олонецкой губернии; архангельские женщины проводят долгие северные вечера за изготовлением платьев и накидок. Рязанская губерния послала на выставку наилучший и самый красивый 'экспонат' из всех возможных - пригожую крестьянскую девушку в разноцветном вышитом наряде, дополненном бусами и ожерельями.

Порой в крупных промышленных областях и мужчина-крестьянин находит для себя занятие получше, чем коротать время на печи или в кабаке. В Московской губернии отраслей кустарного производства насчитывается 44; сообразительные крестьяне прямо на дому изготавливают изделия из стекла, занимаются резьбой по дереву, делают модели из дерева и коры, музыкальные инструменты, обувь, ножи и др.

Но даже поведав вам все, что могли, об этих, пусть скромных, но повсеместно распространенных промыслах, мы еще не завершили рассказ о русской промышленности в целом. Нельзя не упомянуть, к примеру, о кожевенной отрасли, в составе которой насчитывается почти 15000 дубилен, ежегодно поставляющих на рынок более 10000000 выделанных кож; о пивоваренных и винных заводах, приносящих в государственную казну в виде налогов сумму, равную расходам на содержание армии в мирное время; о рыболовстве с ежегодным оборотом в 25000000 рублей, и об угледобыче в Донбассе, чей годовой объем составляет 44000000 рублей.

Одним словом, прежде чем утверждать, будто национальной промышленности в России не существует, следует вспомнить о перечисленных, и многих других, пусть и меньших по масштабу, отраслях, приносящих стране доход и рабочие места.

_________________________________________

Россия: последствия поражения ("The New York Times", США)

Из России: Движение за освобождение ("The New York Times", США)

Нью-Йорк - база русского флота? ("The New York Times", США)

Мы увидели Императора, а вот его подданный ("The Economist", Великобритания)