В советские времена информационные агентства хорошо поднаторели на удалении ликов нежелательных товарищей с официальных фотографий. Люди в проявочных комнатах исчезали точно так же, как они исчезали в реальной жизни, и ранние групповые фото со Сталиным в итоге часто превращались в портретную фотографию советского диктатора, стоящего в одиночку. В связи с этим происходящее сегодня на российском общенациональном телевидении выглядит еще более пугающе.

Клиффорд Леви (Clifford Levy) написал на прошлой неделе в New York Times, что российские государственные телеканалы, являющиеся самыми влиятельными в стране, очень часто удаляют из своих программ новости и высказывания, в которых звучит критика в адрес Кремля. Показательным примером этого стал случай с известным политологом Михаилом Делягиным, который раскритиковал Путина во время записи одного ток-шоу. Когда программа вышла в эфир, Делягина там не было. Вернее, отсутствовала большая его часть. В кадре сохранились лишь его отделенные от тела ноги.

Печатные средства массовой информации и Интернет в России подвергаются гораздо меньшей цензуре, чем телевидение. Но Путин и его преемник Дмитрий Медведев, недавно заступивший на президентский пост, ясно дают понять, что обеспечение свободы слова не относится к их приоритетным задачам. С 2000 года, когда Путин был избран на первый президентский срок, было убито 14 журналистов из независимых СМИ, которые проводили столь необходимые для страны журналистские расследования. Власти часто подвергают нападкам непослушные средства массовой информации. Так, недавно были закрыты три независимые газеты, которые якобы использовали контрафактное программное обеспечение. Бурные дебаты продолжаются в Интернете, но Кремль недавно заявил, что будет контролировать содержание онлайновой информации.

Наряду с государственной цензурой постепенно и незаметно среди российских журналистов усиливается и самоцензура. Страх, в первую очередь, за потерю работы, особенно силен на государственных телеканалах, откуда черпает информацию большинство россиян. Новости о Чечне, Грузии или Иране сегодня соответствуют государственным установкам. Оппонентов Путина и критиков Медведева считают недостойными появления на экране, а рассчитанные на широкую общественность программы российского телевидения все больше напоминают советские времена, когда 'новостями' называли то, что разрешал читать Кремль.

Наиболее тревожный аспект этого сползания в темные старые времена заключается в том, что многих россиян государственное телевидение вполне устраивает. В откликах на статью Леви, которые появились в Интернете, довольно большое количество россиян заявило, что свободная пресса не нужна. Один человек назвал идею о свободной прессе 'американской пропагандой'. У средств массовой информации США есть свои недостатки, но, по крайней мере, если вам не нравится какой-то телевизионный канал, оппоненты всегда предложат иной взгляд на события. У россиян такой возможности нет.

_____________________________________

Черные списки на ТВ - существуют ли они на самом деле? ("The New York Times", США)

Каспаров: Путин погубил свободную прессу в России ("The International Herald Tribune", США)

Почитайте ИноСМИ. Может, соображать начнете ("The New York Times", США)

Посты в духе 'цензура необходима для сохранения величия России-матушки' делаются путинскими ботами ("The New York Times", США)