Оперировать данными о сегодняшнем положении в Чечне довольно сложно, поскольку Россия ограничивает и 'корректирует' поступление информации.

Согласно российским официальным СМИ, в Чечне все спокойно. Немало западных стран верят или делают вид, что верят, в стабилизацию ситуации. Однако, по отзывам журналистов, которым удалось 'прорваться' в Чечню, под мнимым спокойствием скрывается множество проблем - и застарелых, и новых.

По данным официальных источников, борцов сопротивления всего несколько сотен (сколько на самом деле - не знает никто), формально повстанцы не контролируют ни одного крупного поселения или четко очерченной территории края. Однако, судя по всему, они не бездействуют: российские новостные агентства регулярно сообщают об организованных боевиками столкновениях и засадах, об их потерях. По утверждению беженцев из Чечни, ряды боевиков пополняют молодые люди, которые не в силах более терпеть террор.

Сегодня в Чечне чеченское самоуправление. И неважно, хорошее или плохое - Р. Кадырову, в сущности, плевать на права человека и жизни людей. В Чечне дислоцировано немало российских военных, но гражданская власть Москвы на нее фактически не распространяется. Теперешнему президенту Чечни, ставленнику Кремля, а по своей сути чеченскому националисту Рамзану Кадырову удалось добиться того, что казалось невозможным при генерале Д. Дудаеве - фактической независимости от Москвы.

Кстати, в Чечне нет не только российской администрации. Русского населения остался всего-то 1 процент, а ведь до распада Советского Союза и начала борьбы за независимость Чечни это число равнялось 50 процентам. Коренного населения - ориентировочно чуть менее миллиона. Сколько человек сегодня вообще проживает в Чечне, сказать затруднительно.

Условия жизни большинства людей невыносимы - не только по причине отсутствия безопасности, но и из-за нехватки продуктов, услуг, медикаментов. В большинство районов Чечни не допускаются западные и даже российские организации гуманитарной помощи и наблюдения за правами человека. А как используется поступающая помощь? Евросоюз выделил Чечне не один миллион долларов - их судьба, в сущности, неизвестна.

Россия сталкивается и с более серьезной проблемой, чем фактическое чеченское самоуправление - война в Чечне дестабилизирует ситуацию на всем Северном Кавказе. Неспокойно в Дагестане и в других соседних республиках - их боевиков обучают чеченцы, которые уже стали профессионалами в партизанской войне.

Чеченское сопротивление, между тем, монолитным не назовешь. Из-за границы движением за независимость руководит А. Закаев, но его влияние падает. Часть чеченского общества не считает Запад своим союзником и готова отказаться от независимости, отождествляя себя с мировым джихадом. Все более приемлемыми становятся лозунги радикального исламизма, близкого 'Аль-Каиде', стремление к созданию Северокавказского халифата. Это крайне опасное направление, в появлении которого более всего вины В. Путина, в свое время не проявившего политической воли и мудрости для переговоров с чеченскими националистами. А диалог с религиозными фанатиками наладить еще сложнее, если это вообще возможно.

__________________________________

Столица Чечни поднимается из руин, скрывая тайные ужасы ("The New York Times", США)

Чечня с трудом залечивает раны ("Le Figaro", Франция)

Ад в двух шагах от рая ("The Wall Street Journal", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.