На встрече в Осаке на прошлой неделе министры финансов из Группы восьми промышленно развитых стран заявили, что высокие цены на сырьевые ресурсы представляют угрозу мировой экономике. В условиях, когда цена на нефть перешагнула рубеж в 130 долларов за баррель, министр финансов США Генри Полсон (Henry Paulson) обвинил страны с большими запасами нефти в том, что они вкладывают недостаточно средств в ее добычу.

Как отмечают средства массовой информации, большинство стран 'большой восьмерки' практически никак не может влиять на добычу. Однако одна такая страна в составе этой группы все же есть, и она в полной мере использует данное влияние, а также свои мощные резервы, чтобы восстановить статус мировой державы.

Новое превращение России в 'нефтегосударство' стало темой одноименной книги Маршалла Голдмана (Marshall Goldman). Почетный профессор экономики из Уэллсли-колледжа (Wellesley College) и старший научный сотрудник Центра Дэвиса по исследованиям России и Евразии при Гарвардском университете десятилетиями углубленно изучал российскую и советскую экономику, и эта новая книга из целой серии его произведений предлагает читателю критический взгляд на энергетический сектор страны.

После того, как царский режим в середине 19-го века завоевал сегодняшний Азербайджан и весь Кавказ, Россия вступила в повторяющийся цикл, который в различных формах проявляется по сей день. Иностранным концернам, начиная со шведской династии Нобелей и рокфеллеровской компании Standard Oil, была дана возможность для разработки нефтяных месторождений и предоставления своей передовой технологии. Но когда к власти пришли большевики, иностранцев изгнали.

В своей книге 'Нефтегосударство' Голдман подробно описывает добычу нефти в советскую эпоху и особенно тот политический вес, который давали этой стране ее крупнейшие нефтяные и газовые резервы. Он пишет о том, как благодаря нефти СССР удалось усилить свое влияние на Кубу и Пакистан, и описывает ту возможность, которую предоставило Советскому Союзу введенное в 1973 году нефтяное эмбарго, когда Западная Европа стремилась снизить свою зависимость от нестабильного импорта из стран Ближнего Востока. Запад на протяжении всей 'холодной войны' скрывал от Советского Союза свои передовые технологии бурения, а СССР понес колоссальные потери из-за упора на количество в ущерб качеству. Но к началу 80-х началось строительство газопровода, соединившего Советский Союз с Западной Европой. Несмотря на возражения президента Рейгана, в 1985 году его прокладка была завершена.

Распад Советского Союза и распределение его ценнейших активов дает Голдману самый богатый и интересный материал. Министерство газовой промышленности было сохранено в целости и сохранности в виде гибрида - государственно-частной корпорации. Оно превратилось в 1989 году в компанию 'Газпром' во главе с министром Виктором Черномырдиным, ставшим ее руководителем. А вот министерство нефтяной промышленности свои месторождения приватизировало.

Голдман пишет, что последовавший за этим хаос был вполне предсказуем. Пока многие россияне за бутылку водки продавали полученные от правительства президента Ельцина ваучеры, вместо того, чтобы покупать на них акции новых российских компаний, небольшая группа людей готовила почву для колоссального захвата собственности.

Так, Михаил Ходорковский и его банк 'Менатеп' благодаря сомнительной программе 'Займы в обмен на акции' сумели путем подстроенных аукционов получить контроль над огромными нефтяными месторождениями 'ЮКОСа' всего за 309 миллионов долларов. Вскоре рыночная цена этой компании - одной из многих, попавших в руки нового российского класса олигархов, составляла уже 15 миллиардов долларов.

Когда объемы добычи и цены на нефть в 90-е годы начали снижаться, Россия вновь обратилась к зарубежным партнерам. Она предоставила возможность British Petroleum купить часть российского нефтяного концерна 'ТНК', а также дала согласие на подписание соглашений о разделе продукции с некоторыми компаниями, включая Royal Dutch Shell и Total, которые приступили к бурению скважин на неприветливых шельфовых месторождениях Сахалина.

Но вскоре после того, как в августе 1998 года в России наступил дефолт, и она упала на самое дно, цены на сырье вновь поползли вверх. Одновременно стал увеличиваться спрос на нефть и газ в Индии и Китае. Как пишет Голдман, годом позже, то есть спустя пять месяцев после начала оздоровления экономики, никому не известного санкт-петербуржца по имени Владимир Путин назначили на пост премьер-министра.

Потом он стал президентом, а сейчас вновь занимает должность премьер-министра. В период его пребывания у власти темпы экономического роста приблизились к 8 процентам в год. Свою экономическую стратегию Путин изложил в написанной в 1997 году диссертации. Вместо того, чтобы позволять контролируемым российскими олигархами компаниям заниматься исключительно получением прибылей, их надо заставить отстаивать национальные интересы страны. России следует приветствовать прямые иностранные инвестиции, но оперативное управление должно оставаться у нее в руках.

Государство усмирило 'Сибнефть' и 'ЮКОС', который подумывал о том, чтобы продаться компаниям ExxonMobil и Chevron. Руководившие ими олигархи сели в тюрьму либо бежали за границу. Соглашения о разделе продукции на Сахалине, которые Путин назвал 'колониальными', были изменены в пользу России. Теперь ведущие российские компании, такие как 'Газпром' и 'Роснефть', прежде чем продавать какие-либо активы иностранцам, обязательно советуются с Путиным.

В отличие от сообщений недовольной западной прессы об экономической стратегии Путина и последовавшем затем падении олигархов, таких как Ходорковский, Голдман использует агностический подход, анализируя данные события. 'Говоря по совести, - пишет он, - то, как российское государство реагирует на попытки иностранных инвесторов выкупить его энергетические ресурсы, очень похоже на реакцию и поведение других стран в схожей ситуации. Например, большая часть стран ОПЕК отличается еще большим протекционизмом'.

Тем не менее, в его книге звучит жесткое предостережение в адрес Западной Европы. Он пишет, что этот регион стал опасно зависимым от российских поставок природного газа. Расширяя свою сеть газопроводов, 'Газпром' сегодня получает возможность заморозить всю Европу, если он того пожелает.

Хотя заместитель руководителя государственного газового гиганта Александр Медведев заявляет: 'Что хорошо для 'Газпрома', хорошо для всего мира', Голдман отмечает, что на протяжении многих лет Советский Союз, а теперь и Россия без колебаний ограничивали или прекращали подачу газа. Ссоры последних лет с Украиной, Белоруссией и Грузией опровергают заявления 'Газпрома' о том, что он является надежным энергетическим партнером. Хотя европейцы и американцы пытаются нарушить трубопроводную монополию 'Газпрома', выступая за строительство обходного газопровода по дну Каспия, а затем через Азербайджан и Грузию в Турцию, они запаздывают в этой, как говорит Голдман, 'гигантской шахматной партии' Путина. Он пишет, что сегодня российская власть и сила превосходят ту военную мощь, которой страна обладала во времена 'холодной войны'. Сейчас отсутствует взаимно гарантированное уничтожение, но нет и взаимно гарантированной сдержанности. А это дает России больше экономического влияния, чем есть у Европы или даже у королевства с самыми большими в мире разведанными запасами нефти - Саудовской Аравии.

А шахматная партия продолжается.

___________________________________________________________

'Государство Инкорпорейтед' ("The Boston Globe", США)

Россия Инкорпорейтед ("The Weekly Standard", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.