Это было образцовое совместное предприятие путинской эпохи: в 2003 году, когда консорциум олигархов (Виктор Вексельберг, Михаил Фридман и Леонард Блаватник) создал совместно с британцами, разделив акций в соотношении 50-50, третью по величине российскую нефтяную компанию ТНК-ВР, счастливые 'молодожены' называли это 'сигналом для иностранных инвестиций в Россию' и даже 'фундаментальным прорывом' . . . BP тогда осуществила самое крупное вложение иностранного капитала в Россию, около 7 миллиардов долларов: 'доказательство доверия зарубежных инвесторов к российским компаниям', восторженно заявила в то время Москва. Шесть лет спустя партнеры самого крупного СП в истории России поносят друг друга почем зря под насмешливым взором Кремля.

Торпедированные проекты

Российские акционеры ведут себя как 'промышленные рейдеры' 1990-х годов, заявил недавно президент British Petroleum Питер Сазерленд (Peter Sutherland). Это - 'пропаганда, достойная Геббельса', - ответил миллиардер Михаил Фридман . . . 'Можно подумать, что мы - в приюте для умалишенных', - резюмировал один из трех основных акционеров Виктор Вексельберг в пространном интервью газете 'Коммерсант' 16 июня. Российские акционеры хотели бы развивать зарубежную деятельность ТНК-ВР, но у BP на международных рынках свои интересы, и она предпочитает не выпускать СП за пределы России, жаловался олигарх. 'Было упущено много возможностей', - поддерживает его Михаил Фридман в другом интервью, в котором он обвинил BP в том, что она торпедировала проекты в странах бывшего СССР, Ираке, Кубе, Венесуэле - на рынках, куда у российских инвесторов есть привилегированный выход.

Михаил Фридман с возмущением заявил, что British Petroleum, блокировала проект в Иракском Курдистане под тем предлогом, что американское государство не приветствует инвестиции в этот регион. Российские акционеры также не довольны тем, что BP назначила 150 иностранцев менеджерами ТНК, но при этом они продолжали пользоваться пенсионной системой ВР, и таким образом оставались в полном 'подчинении' у британского партнера. Для справки: в 2003 году при запуске СП те же самые Фридман и Вексельберг радовались, что опыт и экспертиза специалистов British Petroleum принесет пользу предприятию.

Это можно было бы счесть банальной ссорой акционеров, не разворачивайся эта драма в России, где государство на примере с ЮКОСОМ (расчленение нефтяной компании номер один в России с помощью налоговых претензий) продемонстрировала свою крайне своеобразную манеру вмешиваться в дела частных предприятий . . . Неприятности ТНК-ВР начались в 2004 году, когда 'Газпром', тесно связанный с Кремлем полугосударственный газовый гигант, решил завладеть самым крупным газовым месторождением российско-британского СП - сибирской Ковыктой. За этим последовал ряд государственных 'атак' на ТНК-ВР: налоговые претензии, угрозы отозвать лицензию, экологические проверки . . .

В последние месяцы это давление стало принимать все более абсурдные формы: 150 менеджеров-иностранцев не получили разрешения на работу, в головном офисе ТНК-ВР были арестованы два 'шпиона', которых обвинили в том, что они плели заговор вместе с московским центром Британского совета . . . Казалось бы Владимир Путин собственной персоной дал карт-бланш этому наступлению, заявив в интервью в конце мая, что он еще в 2003 году предупреждал акционеров, что в СП, где акции поделены в соотношении 50 на 50, неизбежно возникнут 'проблемы'. 'Кроме реально существующего конфликта между акционерами, проблема заключается в том, что 'Газпромнефть' (нефтяная компания, принадлежащая 'Газпрому' - прим. Liberation) заинтересована в ТНК-ВР, - объясняет Дмитрий Абзалов, аналитик московского Центра политической конъюнктуры. - 'Газпромнефть' с конца 2007 года ведет переговоры с целью завладеть 51% ТНК-ВР. По самому вероятному сценарию 'Газпром' купит долю российских акционеров и добавит к ней 1%, который ему уступит ВР. Но переговоры затянулись, и государство начало потихоньку давить, чтобы заставить акционеров прийти к согласию'.

'Второстепенная роль'

Журналистка Юлия Латынина, эксперт по олигархическим войнам, считает, что на этот раз государство не станет играть первую скрипку: 'Игорь Сечин (бывший кремлевский советник, сегодня - заместитель премьер-министра, отвечающий за развитие промышленности - прим. Liberation) имеет непосредственное отношение к тому, что происходит вокруг ТНК-ВР, именно он стоит за маневрами Альфы (группа Михаила Фридмана, акционера ТНК), также как он был творцом всех произошедших в последние годы изменений в структуре собственности нефтегазового сектора. Но в отличие от дела ЮКОСа, где у истоков преследований действительно стоял Кремль, здесь власть будет играть второстепенную роль'. И это - очень хороший знак, уверяет Латынина, обычно не склонная расточать власти комплименты. 'Мы возвращаемся к механизмам, которые преобладали в 1990-к годы, когда компании защищали свои интересы зачастую дикими способами, по-русски. По крайней мере, теперь не все решает государственная машина', - хочет верить Юлия Латынина. В любом случае исход конфликта станет индикатором 'нового политического курса', более либерального, которого многие эксперты ожидают от нового российского президента Дмитрия Медведева. Тот же до настоящего времени тщательно избегал давать комментарии по данному вопросу, только заявил, что обыски в ТНК-ВР связаны с экономическими, а не государственными преступлениями.

_____________________________

Не приближайся к Кремлю - обожжешься ("Business Spectator", Австралия)

BP в России ("The Financial Times", Великобритания)