10 лет Алексей Курков проработал на небольшом московском заводе по производству противопожарного оборудования. Ноябрьским утром 2004 года он как обычно пришел на работу. Но двери предприятия были закрыты.

Буквально за ночь его компания 'Специальное электрооборудование' перешла в другие руки. Новым владельцем стала некая таинственная фирма, зарегистрированная на Британских Виргинских островах. Новый хозяин сразу уволил всех работников, а ценная московская собственность компании была распродана.

'Нас как будто и не было, - говорит Курков. - Мы обратились в суд. Но судья сказал, что нет никаких доказательств, что мы работали на этом предприятии'.

'На наши места пришли фиктивные сотрудники. Нас поменяли на мертвых душ', - говорит он, вспоминая произведение Николая Гоголя об умерших крепостных, числившихся живыми в списках помещиков.

Курков и его коллеги стали жертвами рейдеров. Это преступные группы, которые при помощи продажных чиновников, милиции и судей захватывают активы на миллиарды фунтов стерлингов.

На западе корпоративные скупщики на законных основаниях приобретают слабые или малорентабельные компании. В России рейдеры в качестве мишени выбирают вполне здоровые и успешные предприятия. Они искусственно банкротят их, а затем передают в собственность сомнительным оффшорным компаниям-пустышкам.

На прошлой неделе даже председатель правления ВР Питер Сазерленд (Peter Sutherland) использовал слово 'рейдерство'. По его словам, российские партнеры ВР пытаются взять под свой контроль совместное российско-британское предприятие 'ТНК-ВР', используя сомнительную практику 'корпоративных захватов', применявшуюся в 90-е годы.

Наиболее остро эта проблема стоит в Москве. Рейдеры, действующие с молчаливого согласия местных руководителей, недавно обанкротили московский планетарий, а теперь угрожают захватом двух исторических зданий, принадлежащих художникам и скульпторам.

Другие захваты имеют прямо-таки сюрреалистический привкус. В Казани рейдеры напали на фирму по производству ножных протезов. А в Омске преступная группировка попыталась захватить танковый завод. Жертвами таких нападений становятся речные порты и научно-исследовательские ядерные институты.

Власть закона

Российский президент Дмитрий Медведев пообещал искоренить рейдерство в России. Бывший юрист из Санкт-Петербурга ясно дал понять, что хочет положить конец коррупции чиновничества и так называемому 'правовому нигилизму'. Выступая в прошлом месяце с речью, он назвал своей самой неотложной задачей на посту президента укрепление власти закона. 'Нам необходимо создать абсолютно независимые современные суды', - заявил он.

Но остается без ответа вопрос о том, сможет ли Медведев провести правовую реформу (и хочет ли он этого). В эпоху Путина Кремль часто использовал суды для наказания своих политических противников. Судьи неизменно выносили те приговоры, которые нужны были государству. Люди, которые вызывали недовольство Кремля, обнаруживали, с каким решительным педантизмом применяется по отношению к ним закон. Привилегированным ответчикам не нужно было даже приходить в суд. Важен был не закон, а тот человек, в отношении которого этот закон действовал.

Аналитики мало верят в то, что Медведеву удастся обуздать вмешательство Кремля в правовые вопросы. 'Российские лидеры говорят о правовой реформе со времен Ивана Грозного, - сказал Guardian руководитель московского Института проблем глобализации Михаил Делягин, - Путин тоже неоднократно говорил о реформах, но результаты оказались полной противоположностью его заявлениям. Может быть, Медведеву удастся добиться успеха. Но я сомневаюсь в том, что верный ученик Путина захочет исправлять действия своего учителя'.

'Не следует забывать, что Медведев был главным юристом Путина. Именно он написал законы об усилении давления на оппозицию, именно он лишил оппозицию возможности легально действовать в России'.

По оценкам экспертов, в России ежегодно происходит 70000 случаев рейдерских захватов, причем большей частью - при подстрекательстве коррумпированных высокопоставленных чиновников. Испытанный метод - предъявление компании надуманных, но крупных налоговых претензий. Затем подвергается аресту ее владелец. Пока он находится в тюрьме, рейдеры при помощи поддельных документов и протоколов собраний акционеров продают обанкротившуюся компанию другой фирме. К тому времени, когда владельца освободят, его предприятие оказывается много раз проданным.

Вчера один рейдер, согласившийся говорить на условиях анонимности, сказал, что прибыль от рейдерства огромная. 'Обанкротить среднюю компанию стоит примерно 120-170 тысяч долларов. Но затем на ней можно сделать прибыль в 3-4 миллиона'.

Обычно рейдеры подкупают чиновников в российском ведомстве по регистрации компаний, являющемся эквивалентом нашего Companies' House, а также сотрудников из агентства по регистрации собственности и ведомства по землепользованию.

'По сути дела, рейдерство это грабеж. Занимающиеся этим люди хорошо образованы и хорошо одеты. Они ездят на хороших машинах. Что самое важное, у них холодные головы. У них уже есть деньги, но они хотят большего'. Когда этого рейдера спросили, чувствует ли он вину, он ответил: 'Мне жалко пострадавших'.

Полицейские в роли разбойников

Главная цель захвата рейдеров это собственность. Аренда офисного помещения в центре Москвы обходится в 1250 фунтов стерлингов за квадратный метр в год. По ценам аренды центр Москвы занимает второе место в мире после лондонского Уэст-Энда. Бывают и крайние случаи, когда милиция арестовывает владельцев собственности и выпускает их на свободу лишь после того, как они перепишут ее на рейдеров.

По данным аналитиков, до суда доходят лишь отдельные дела. Этот факт дает основания говорить о широко распространенной системе сговора с правоохранительными органами и ФСБ (российское шпионское агентство постсоветского периода). Это ведомство должно вести борьбу с экономическими преступлениями.

Отвечая на вопрос о том, почему официальные руководители не вмешиваются, Валерия Филимонова из московского Центра политических технологий сказала: 'Так это они заказывают рейдерские захваты'. По ее словам, в их число входят и высокопоставленные сотрудники администрации.

В недавно опубликованном докладе руководитель этого центра Игорь Бунин пошел еще дальше. Согласно его заявлению, незаконные захваты стали 'главной проблемой, наносящей ущерб экономике страны'. В его докладе перечислено несколько жертв последних захватов. В их числе крупнейшая в России косметическая компания 'Арбат Престиж', завод по производству мочевины и московский аэропорт 'Домодедово'.

Беды Куркова после захвата его расположенной в южном московском районе Ясенево компании не закончились. Теперь это белое квадратное здание, окруженное домами постройки 60-х годов и детскими площадками, принадлежит интернет-компании.

Курков пришел работать на предприятие в 1995 году, когда его руководство приняло на работу около 2 тысяч человек. К 2004 году количество рабочих сократилось до ста. Затем, по словам Куркова, компанию захватила главный бухгалтер, действовавшая при помощи профессиональных рейдеров. Она отказалась платить зарплату сотрудникам и не вернула им трудовые книжки, которые необходимы для начисления в полном объеме пенсий.

Курков и его коллеги обратились в суд. Но бухгалтер предъявила документы, согласно которым Курков на предприятии никогда не работал. Судья таинственным образом согласился. 'Я не хочу сказать, что судью подкупили, - говорит Курков, - но какой другой вывод может прийти в голову?'

По словам Куркова, он обращался за помощью в профсоюз и жаловался в различные министерства. В марте, как раз накануне президентских выборов, он даже написал письмо Медведеву. Поиски справедливости ни к чему не привели. Из канцелярии Медведева он получил ответ с предложением обратиться в прокуратуру. Но прокуратура не проявила интереса, говорит Курков. 'Никто ничего не хочет знать. Я верю, что Медведев делает все, что в его силах. Но вот он я - олицетворение правового нигилизма'.

Куркову 68 лет, он получает пенсию 5000 рублей (110 фунтов стерлингов) в месяц. И это несмотря на то, что в советские времена он за высокие производственные показатели был награжден медалью.

По его оценкам, таинственные рейдеры заработали на этом захвате примерно 15 миллионов фунтов стерлингов. 'Такого рода несправедливость была невозможна в Советском Союзе, - говорит он, - в Советском Союзе я был кем-то. Сейчас же я никто'.

___________________________________________________________

Российские рейдеры ("Business Week", США)

Просто скажи 'нет' ("The International Herald Tribune", США)