В январе информационная программа 'Время' первого канала российского телевидения отметила свое сорокалетие забавным трюком. Экран был разделен на две части - с одной стороны новости читала холодно-элегантная Екатерина Андреева, а с другой - ее предшественница из 1980-х. Оказывается, Андреева говорит вдвое быстрее.

Современные информационные программы российского телевидения яркие и динамичные. Их виртуальные студии и ритмичные заставки ни в чем не уступают западным аналогам. Так почему же россияне все чаще уподобляют их занудным пропагандистским новостям советского телевидения?

Дело в том, что сегодня пропаганда хитроумнее и тоньше, чем в советские времена, когда в новостях рассказывали о рекордных урожаях зерна и постоянном росте безработицы на капиталистическом Западе. В годы президентства Владимира Путина три главных общенациональных канала вернулись под прямой или косвенный контроль государства. Основная доля их вещания приходится на дублированные иностранные фильмы или драмы и ситуационные комедии, созданные на основе западных моделей. Но в том, что касается новостей и комментариев, они придерживаются кремлевского нарратива, согласно которому Россия оправилась от кошмара 1990-х; у нее есть проблемы, но она стремится их решить. А вокруг - враги, в первую очередь, США.

По словам телевизионных инсайдеров, пиетет перед официальной линией отчасти связан с самоцензурой редакторов. Но они признают, что важную роль играет и Кремль. 'В нашей стране владельцы СМИ, государственные или частные, не стыдятся осуществлять свое право на формирование редакционной политики, как они его понимают', - говорит Сергей Брилев, главный ведущий государственного канала 'Россия'.

По словам Брилева, выбор сюжетов остается, в основном, делом редакторов информационных программ. 'Но что касается их трактовки, то после исчезновения с Даунинг-стрит, 10 Алистера Кэмпбелла (Alastair Campbell) [главы пресс-службы бывшего премьер-министра Великобритании Тони Блэра], чемпионом мира по политтехнологиям стал Кремль'.

По-видимому, в своей работе редакторы руководствуются тремя неписаными правилами. Первое - подавать только российскую версию событий. Когда, например, в 2006 г. Москва перекрыла поставки газа соседней Украине в ходе спора о тарифах, мнений украинской стороны практически не было слышно.

Во-вторых, не пускать в эфир оппозицию. Те критики, к которым Кремль относится, в принципе, терпимо - коммунисты и ультранационалист Владимир Жириновский - получают небольшую часть эфирного времени, но демократическая оппозиция, в том числе, бывший чемпион по шахматам Гарри Каспаров и бывший премьер-министр Михаил Касьянов, практически отсутствуют на телеэкранах. Даже Григорий Явлинский из либеральной партии 'Яблоко', дважды выдвигавший свою кандидатуру на пост президента, жалуется на то, что он редко попадает на национальные телеканалы, или 'материалы монтируют так, чтобы я выглядел глупо'.

Правило третье: не критиковать президента. Новостное телевидение путинской эпохи выработало привычку каждый день показывать, как он распекает незадачливых министров, губернаторов или попавшегося под горячую руку олигарха. Этим подразумевалось, что министры, возможно, некомпетентны, но царь Путин вас в обиду не даст.

То, как российское телевидение будет показывать двух царей - нового президента Дмитрия Медведева и Путина в роли премьер-министра - один из интересных вопросов, поставленных новой российской 'тандемократией'. Пока новости посвящают одинаковое время 'разносам' в исполнении обоих политиков.

Этот подход распространяется и на комментарии. В 1990-е годы на телевидении существовали многочисленные аналитические передачи, которые часто обслуживали интересы владельцев каналов. На место звезд 1990-х пришло новое поколение. Это талантливые журналисты, но, по словам одного из представителей телевизионного начальства, 'они занимают более проправительственную позицию, чем само правительство'.

Среди них Михаил Леонтьев, вечно небритый бывший газетный журналист, эволюционировавший из либерала в верного путинца. Передача Леонтьева 'Однако' выходит в эфир в качестве нерегулярного приложения к программе 'Время' Первого канала. Его излюбленные мишени - прозападное руководство Украины и Грузии и, разумеется, США. ('Россия позиционируется как противовес тотальному господству Америки и, по большому счету, как единственный противовес', - заявил он в прошлом году своим слушателям).

Более добродушен, но не менее суров в защите 'национальных интересов России, как я их понимаю' Алексей Пушков. Бывший спичрайтер Горбачева совмещает ведение передачи 'Постскриптум' на канале 'ТВ-Центр' с лекциями в престижном московском институте международных отношений. В выпуске 'Постскриптума', посвященному возвращению танков и ракет на парад 9 мая на Красной площади, он допускал, что это, возможно, маскирует ухудшение состояния вооруженных сил России. Но это ослабление, добавлял Пушков, особенно тревожит в связи с тем, что 'в стратегии главной мировой державы мало что изменилось'.

Однако Брилев говорит, что не стоит видеть в этом отход от некоего идеала свободы СМИ девяностых. Тогда, по его словам, разные каналы излагали различные точки зрения, но были, по большому счету, рупорами своих владельцев-олигархов. Российская политическая культура еще не включила в себя сосуществование конкурирующих идей. 'Есть культура 'вот мое мнение, об остальных забудьте', - говорит он. - Она пережила царские времена, коммунистические и продолжает существовать по сей день'.

По словам Брилева, деятели либеральной оппозиции не раз отвергали приглашения на его передачи, предпочитая, видимо, культивировать имидж преследуемых аутсайдеров. Он отмечает, что у россиян есть выбор, которого не было в советские времена, в том числе, несколько сохранившихся свободных газет и российские информационные интернет-сайты, критически относящиеся к правительству.

Но телевидение продолжает доминировать. Когда зарубежный репортер спросил на днях третьекурсников института иностранных языков одного из провинциальных городов, сколько из них имеют дома доступ к Интернету, почти все подняли руки. Однако менее четверти сказали, что сайты служат для них главным источником информации; для остальных это телевидение. Они утвердительно ответили на вопрос о том, являются ли США врагом России, подивившись его наивности. Похоже, работа приносит свои плоды.

________________________________________

Черные списки на ТВ - существуют ли они на самом деле? ("The New York Times", США)

Гарри Каспаров: Как Путин затыкал рот российской прессе ("The Wall Street Journal", США)

Марионеточная пресса Путина ("The Washington Post", США)

Алексей Пушков: Битва за умы никогда не бывает выигранной окончательно ("ИноСМИ", Россия)

М.Леонтьев: России надо к войне готовиться. А не в носу ковыряться ("Эхо Москвы", Россия)