Давайте мысленно перенесемся на пять лет назад, когда тогдашний российский президент Владимир Путин находился в Лондоне с государственным визитом. Важным пунктом программы его пребывания в британской столице стала организованная Тони Блэром церемония в связи с созданием новой нефтяной компании под названием 'ТНК-BP'. Она соединила технологии и опыт BP с российскими энергетическими активами мирового уровня. Мы все надеялись: это совместное предприятие наглядно продемонстрирует, чего способна добиться современная Россия.

Вскоре после этого, когда 'ТНК-BP' приступила к практической деятельности, Михаил Фридман, председатель ААР (консорциума российских инвесторов, владеющих половиной акций компании), отметил: 'Сегодня особый день не только для российской нефтяной отрасли, но и для всей российской экономики'. Я сам не смог бы удачнее подытожить значение этого события.

Однако сейчас, через пять лет, большие надежды, что мы питали в 2003 г., оказались в опасности из-за тех самых людей, что тогда, по их собственным словам, эти надежды разделяли: г-на Фридмана и его союзников из ААР. Тем самым они ставят под угрозу поистине историческое соглашение о создании совместного предприятия (которое, кстати, сами и подписывали), а своей тактикой еще и пятнают репутацию России в глазах международных инвесторов. Каждый, кому, как и мне, небезразлично будущее этой страны, ее экономики и ситуация с законностью в России, не может не испытывать тревогу в связи с происходящим.

В понедельник ААР попытался - но безуспешно - освободить Роберта Дадли (Robert Dudley) от должности главы управленческой структуры 'ТНК-BP' голосованием акционеров. В качестве основания для этого шага утверждалось, что г-на Дадли нельзя считать 'независимым' менеджером, поскольку на свой пост он был выдвинут BP. Однако, по соглашению о создании совместного предприятия именно BP предоставлено право выдвигать кандидатуру главы компании. Кроме того, в свое время ААР одобрил назначение г-на Дадли. Он проявил себя выдающимся управленцем: благодаря его действиям на посту руководителя фирмы капитализация первоначальных инвестиций BP и ААР многократно увеличилась.

На самом деле попытка сместить г-на Дадли стала последним по времени эпизодом в проводимой ААР кампании, призванной дестабилизировать ситуацию в 'ТНК-BP', пересмотреть соглашение о создании совместного предприятия, и завоевать контроль над фирмой в собственных интересах.

Другой излюбленный тактический прием ААР - широковещательные заявления в своекорыстных целях. Взять хотя бы некоторые утверждения г-на Фридмана в его статье, опубликованной в понедельник в Financial Times. Во-первых, он заявляет, что 'ТНК-BP' работает недостаточно эффективно. Это не так. В качестве доказательства он приводит данные о низкой цене на ничтожную долю акций 'ТНК-BP', - примерно 5% - которые котируются в Москве. Но эти акции, находящиеся в свободном обращении, отличаются крайне низкой ликвидностью, и торгуются очень слабо. Ситуация с ними совершенно не подходит в качестве критерия эффективности работы компании.

На самом деле, почти по всем показателям, на которые обращают внимание серьезные инвесторы, 'ТНК-BP' демонстрирует наилучшие результаты во всей российской нефтяной отрасли. С 2003 г. по темпам органического роста, объемам замещения резервов, показателям снижения издержек на геологоразведочные и наладочные работы, а также по уровню отдачи на вложенные капиталы 'ТНК-BP' превосходит все другие крупные российские нефтяные компании. Кроме того, она выплатила акционерам 18 миллиардов долларов дивидендов - больше, чем любая из известных мне российских фирм. Наконец, наша компания отличается высокой гражданской ответственностью - она повышает стандарты технической и экологической безопасности, и выплатила в российскую казну более 70 миллиардов долларов налогов и сборов. Это несомненно выдающиеся показатели.

Неверно и другое утверждение г-на Фридмана - о том, что 'ТНК-BP' не позволяют вкладывать капиталы за рубежом. Напротив, целью совместной инициативы, закрепленной в соглашении между акционерами, было создание компании, действующей на территории России и Украины. Мало того: совет директоров рассмотрел девять предложений, связанных с ее экспансией на международных рынках. В настоящее время реализуются пять инвестиционных проектов; 'ТНК-BP' открыла офисы в Туркменистане, Венесуэле и Казахстане. Однако по экономическим соображениям мы отвергли предложения, касающиеся таких регионов, как Бирма и Иракский Курдистан. Вместо того, чтобы распылять инвестиции, необходимые для российской нефтяной отрасли, участники ААР - если им так этого хочется - могли бы вложить в зарубежные проекты миллиарды долларов, полученные ими в виде дивидендов.

На данном этапе мы не можем с уверенностью сказать, как будут развиваться события в истории с 'ТНК-BP'. Что бы ни случилось, однако, три вещи очевидны. Во-первых, Россия - крупный игрок нефтяной отрасли, уступающий по объему добычи лишь Саудовской Аравии. Мир нуждается - как отмечал и сам г-н Фридман - в интеграции России в глобальную экономику. В этом отношении история с 'ТНК-BP' - важная 'лакмусовая бумажка' для инвесторов. Во-вторых BP - одна из крупнейших нефтяных компаний мира - связывает с Россией долгосрочные планы. Иначе и быть не может. Наконец, когда г-н Фридман обвиняет BP в шантаже, невозможно сдержать саркастическую улыбку: трудно представить себе, кто вообще способен запугать группу тертых бизнесменов, сумевших с начала девяностых сколотить состояния на общую сумму свыше 50 миллиардов долларов.

Лорд Робертсон - заместитель председателя совета директоров 'ТНК-BP' и глава его комитета по аудиту

_______________________________

Михаил Фридман: BP относится к российским акционерам, как к своим 'подданным' ("The Financial Times", Великобритания)