Когда Дмитрий Медведев руководил в Кремле президентской администрацией, его втихаря называли Великим визирем. Теперь так же неофициально к нему прилипло прозвище Младший президент. Понятно, что 'старшим' по-прежнему считают Владимира Путина, хотя он и передал Кремль Медведеву, а сам отправился в Дом правительства. Причем 'младший' обозначает не только возраст. Появляясь в обществе вместе с Путиным, новый президент России часто ведет себя так, будто он подчиненный премьер-министра, а не наоборот. На этой неделе Медведев вышел на высокую сцену международной политики, представив Россию на саммите G8 в Японии.

В президентской республике, где у главы государства (как высказался один из кремлевских чиновников времен Бориса Ельцина) больше полномочий, чем в свое время было у царя Николая II, такая ситуация нередко кажется анекдотичной. Телевидение (в России власти контролируют все национальные телеканалы, а не только государственное телевидение 'Россия') эту странность только усиливает. В выпусках вечерних новостей репортажи о деятельности Медведева в соответствующий день обычно сопровождаются рассказами об очередном событии с участием Путина. Или же показывают только Путина. То есть о Медведеве не говорится ни слова, словно у президента выходной.

Еще немного и Медведев так бы и остался тихим и интеллигентным 'вечно вторым', хотя настало его время быть первым. Однако в Кремле это заметили и принялись за изменение имиджа нового президента. Пока не в лучшую сторону. Оказалось, что преподавателю университета далеко до бывшего чекиста. Вульгарные, нередко просто грубые высказывания Путина, похоже, больше нравятся русским, чем дипломатичные слова Медведева. Конечно, 'свобода лучше несвободы' звучит красиво, но не может состязаться с 'обрезать, чтобы больше не выросло'. Составители речей Путина быстро подхватили его стиль, а их коллеги из команды Медведева до сих пор не могут приспособиться к новому президенту. Правда, как говорят близкие к Кремлю журналисты, проблема не только в 'поднятии Медведева', но и в 'удержании Путина'.

Правящий тандем

Нынешнюю странную конфигурацию власти в России экс-президент Путин когда-то назвал тандемом. Правящий тандем работает уже третий месяц, но со стороны ситуация по-прежнему выглядит туманной. И в июле, как и в мае, до сих пор неясно, кто имеет право последней подписи, и кто на самом деле принимает все решения. Путин едет во Францию, и там его встречают, как президента. Медведев посещает Белоруссию, и там ему отводят роль почти школьника. Медведев говорит о недопустимости вмешательства правительства в экономику, а Федеральная налоговая служба продолжает нападки на Тюменскую нефтяную компанию - British Petroleum.

'Речь не о том, что он не может (неважно - боится, осторожничает или хитрит) слишком быстро отказаться от политических традиций времен Путина или даже от стиля, - говорит независимый журналист и бывший главный редактор журнала 'Профиль' Георгий Бовт. -Речь о том, что президентство Медведева с самого начало формировалось как 'тандемократия', то есть опирающееся на премьера правительство президента'. Выходит, президенту не менее сложно добраться до высшей ступеньки власти, чем правительственным журналистам - 'удержать Путина'.

Подпольный либерал

В интервью группе иностранных журналистов накануне саммита G8 в Японии Медведев сказал, что у него есть 'определенная совокупность основных ценностей', которые 'привиты еще с университетских времен'. Эти 'основные ценности', наверное, обрадовали ценителей западной демократии: 'Я всегда руководствовался тем, что нужно соблюдать верховенство закона, и принятые парламентом законы должны быть выше других правовых актов. Нужно бороться против нарушения законов, против правового нигилизма. Экономика должна опираться на рыночные ценности, и частная собственность является неприкосновенной'.

'Это ничего не значит, - считает политолог Станислав Белковский. - Если посмотрим на выступления перед Советом Федерации во время правления Путина, то и в них были те же самые вроде бы либеральные заявления, которые в последние месяцы мы слышали от Медведева. В жизненной философии и политических установках обоих практически нет различий'. 'Откуда им взяться? - удивляется коллега Белковского Георгий Сатаров. - Медведев из команды Путина, он был в Кремле, когда принимались образующие систему Путина решения. Не имеет никакого значения, что несколько лет назад Медведеву не нравился термин 'суверенная демократия'. Это лишь термин, а не суть'.

Раскрывшаяся в последние дни 'суть' политики Медведева подтверждает сказанное. Не пересмотрены прежние решения, и бывший президент ЮКОСа Михаил Ходорковский по-прежнему находится за решеткой за то, что осмелился признаться в поддержке оппозиции Путину. 'Смотрите сами, - комментирует ситуацию публицист Андрей Пионтковский. - Медведев научился надувать щеки и грозно шевелить бровями не хуже Путина. Его комментарий о размещении элементов противоракетного щита в Европе был еще жестче, чем высказывания Путина в Сочи'.

По ту сторону ширмы

Разумеется, как русским, так и западным интеллектуалам кандидатура Медведева кажется привлекательнее. И речь не только о позиции в вопросе свободы слова или в правильном, не насыщенном уличными выражениями языке. Прошлое Путина и Медведева говорит само за себя, тем более потому, что 'бывших чекистов не бывает'. У Медведева нет никаких связей с КГБ, и он в свое время учился в университете, а не следил за иностранными студентами... И вообще, он кажется теплее и понятнее на фоне холодного и непостижимого Путина. И его жена Светлана появляется в обществе намного чаще, чем Людмила Путина.

'Дмитрий - умный парень, он хорошо разбирается в вопросах внешней политики', - сказал после встречи с российским президентом на саммите G8 президент США Джордж Буш. Правда, он в свое время 'заглянул в душу Путина' и разглядел там много хорошего. Вскоре после этого Путин начал строить свою 'вертикаль власти' и 'суверенную демократию', у которой мало общего с классическим пониманием демократии в США и в других странах.

_____________________

Либеральная Россия Медведева: реальность или риторика? ("The Guardian", Великобритания)

Дмитрий Медведев: надежда на российскую оттепель ("The Financial Times", Великобритания)