Москва - Новый президент России Дмитрий Медведев, по словам официальных представителей и аналитиков, начал утверждать некоторые кремлевские решения, осторожно продвигаясь в направлении экономической либерализации, и в то же время, неизменно придерживаясь напористого внешнеполитического курса, который начал его покровитель Владимир Путин.

Тот факт, что Путин в качестве своего преемника на посту президента выбрал 42-летнего юриста, а также зачастую умеренные высказывания Медведева породили надежды на то, что жесткая линия Кремля во внутренней и внешней политике может смягчиться.

Но Путин остался на посту премьер-министра и лидера правящей партии, а в Кремле по-прежнему полно его назначенцев. В начале месяца Медведев сказал, что если у него и есть расхождения во мнениях с предшественником, то только в 'нюансах'.

Дипломаты и официальные представители говорят, что пока неясно, каким объемом президентской власти Медведев обладает на самом деле, поскольку у него нет собственной политической базы. 'В умах у людей остается один важный вопрос: кто будет настоящим начальником?' - говорит депутат парламента от правящей партии 'Единая Россия' Сергей Марков.

Но в некоторых областях, в особенности в экономической политике, Медведев начал выполнять часть своих либеральных предвыборных обещаний, демонтируя кое-что из того, что досталось ему в наследство от Путина. В качестве одного из первых шагов он начал заменять заседающих в правлениях крупнейших государственных компаний государственных чиновников независимыми директорами.

'Это первый признак того, что государство меняет свою идеологию', - говорит Александр Филатов, управляющий директор российской Ассоциации независимых директоров, которая призывает к переменам с 2002 года.

Разрастающиеся конгломераты

За восемь лет правления президента Путина государственный контроль в экономике значительно усилился, особенно в энергетике. При Путине были созданы постоянно разрастающиеся государственные многопрофильные корпорации, чье господствующее положение на рынке встревожило даже лояльных руководителей бизнеса. Количество управляющих такими компаниями государственных чиновников умножилось, усилилась и их непрозрачность.

Осуществляемые Медведевым перемены, которые, как говорят некоторые руководители, займут несколько лет, это лишь начало решения проблемы. Главные компании страны, такие как энергетические гиганты 'Газпром' и 'Роснефть', по-прежнему жестко контролируются Кремлем, хотя в прошлом в их советах директоров были люди со стороны.

'Не ждите, что все изменится мгновенно', - говорит главный стратегический аналитик по России из московской компании 'Ренессанс Капитал' Дэвид Азеркофф (David Aserkoff).

Медведев старается прослыть человеком современных взглядов. В одном из своих первых предвыборных выступлений в феврале он сказал: 'Значительную часть тех функций, которые выполняют государственные органы, следует передать в частный сектор'.

Однако пока он немного сделал для того, чтобы обуздать созданные при Путине гигантские государственные корпорации. В этом месяце Медведев утвердил решение о передаче большого количества акций государства в различных компаниях промышленному конгломерату, возглавляемому одним из старых друзей Путина. Некоторые либеральные члены кабинета выступили против такой передачи, но компания эта, носящая название 'Российские технологии', получила почти все те активы, какие хотела.

Медведев призывает усилить борьбу с широко распространенной коррупцией и предпринимает некоторые скромные шаги по укреплению слабой судебной системы. Скоро ожидается принятие закона, запрещающего частые проверки малых предприятий чиновниками низового уровня, который направлен на прекращение вымогательства.

'Это развитие линии Путина, включая некоторые перемены. Но в них нет ничего фундаментального, что могло бы расшатать основы путинской системы', - говорит аналитик из московского Центра Карнеги Дмитрий Тренин.

По словам дипломатов и аналитиков, во внешней политике единственным признаком перемен является риторика. Тональность выступлений юриста Медведева кажется более мягкой по сравнению с жестким и язвительным языком Путина.

Пока не сбываются надежды на то, что стилистические различия найдут отражение в политике. Попытки британского премьер-министра Гордона Брауна растопить лед в российско-британских отношениях во время встречи с Медведевым на прошлой неделе не увенчались большим успехом.

'У всех были ожидания нового начала, - говорит Эка Ткешелашвили, министр иностранных дел Грузии - страны, которая спорит с Москвой с момента прихода к власти в Тбилиси прозападного правительства, - но пока мы не видим никаких реальных изменений... На практике действия стали еще хуже'.

Гневная критика

В этом месяце российские истребители летали над поддерживаемыми Москвой сепаратистскими регионами Грузии, что вызвало гневную критику со стороны Тбилиси и Вашингтона. На прошлой неделе западные представители испытали удивление, когда Россия вместе с Китаем заблокировала финансовые санкции против руководителей Зимбабве после того, как Медведев, казалось бы, согласился на их принятие на саммите 'большой восьмерки'.

Во вторник Медведев изложил свои подходы к внешней политике, выступая с речью перед послами. Программа Медведева очень близко напоминает заявления Путина о том, что Россия должна занимать достойное место в ряду ведущих мировых держав, его критику американской обособленности, планов расширения НАТО и создания системы противоракетной обороны в Восточной Европе.

'Политика точно такая же', - говорит депутат Марков. По его словам, смягчение тональности может, в конечном итоге, облегчить Западу поиск компромиссов с Медведевым.

_________________________________________

Гарри Каспаров: Лесть Запада игнорирует мрачную реальность России ("The Financial Times", Великобритания)

Нужно искать точки соприкосновения с Россией ("The Washington Post", США)

Было бы безумием выставлять Медведева за дверь ("The Guardian", Великобритания)