Несмотря на серию судебных решений, принятых в английских судах против использования в деловой практике тактики подрыва репутации, Объединенная Компания РУСАЛ отреагировала на провал своих кандидатов в совет директоров 'Норильского Никеля' гневной и скорее эмоциональной, нежели по существу, атакой:

'Москва, 8 июля 2008. - ОК РУСАЛ, крупнейший в мире производитель алюминия и глинозема, и владелец 25% акций в 'Норильском Никеле', выпускает следующее заявление в связи с результатами первого заседания нового совета директоров 'Норильского Никеля', которое состоялось 7 июля 2008. Решения, принятые на этом собрании, показывают, что Совет директоров контролируется 'Интерросом' и не представляет интересы всех акционеров.

Избрание Сергея Батехина, заместителя главы 'Интерроса', в качестве генерального директора ' Норильского Никеля', было произведено без какого-либо предварительного поиска других кандидатов, которые бы попали в шорт-лист, и не было рассмотрено комитетом по выставлению кандидатур. Вместо этого кандидатура нового гендиректора была представлена 'Интерросом' на встрече Совета директоров сразу после того, как председателем Совета директоров был назначен Владимир Потанин, владелец 'Интерроса'. Членам Совета директоров было отказано в возможности встретиться с кандидатом, либо же изучить его биографию и профессиональный путь. У г-на Батехина нет сколько-либо значимого опыта работы в металлургическом и горнодобывающем секторе, и он никогда не был гендиректором публичной компании. Более того, не было и правильного обсуждения того, почему Денис Морозов, занимавший должность гендиректора и доказавший свою реальную независимость, более не подходит на эту должность. На этом фоне неудивительно, что при голосовании по вопросу о назначении г-на Батехина на этот пост его избрали с перевесом всего в один голос директора.

Избрание Владимира Потанина, владельца 'Интерроса', в качестве Председателя Совета директоров, противоречит политике консультационно-представительской фирмы ISS, которая выступает за независимого Председателя, и специфическим рекомендациям другой крупной консультационно-представительской фирмы, Glass Lewis, которая особо рекомендовала, чтобы у совета директоров 'Норильского Никеля' был независимый Председатель'. Аналогичным образом, объединенный кодекс Великобритании требует избрания независимого директора на пост Председателя Совета директоров. . . .Боле того, мы глубоко озабочены тем фактом, что Гай де Селье, похоже, остается единственным действительно независимым директором в Совете директоров. Два других директора - Майкл Левитт (Michael Levitt) и Хайнц Шиммельбуш (Heinz Schimmelbusch), представляемые 'Интерросом' как независимые, на самом деле независимыми не являются. Как уже стало широко известно в последние дни, Майкл Левитт имеет существенные финансовые связи с 'Интерросом', и ISS определяет его как не независимого. Статус Хайнца Шиммельбуша как независимого директора также под вопросом из-за его аффилированности с менеджментом 'Интерроса' и поддержки им решений, инициированных 'Интерросом': назначить г-на Потанина в качестве Председателя, а сотрудника 'Интерроса' - в качестве гендиректора 'Норильского никеля'. Более того, г-н Шиммельбуш выступал против назначения Гая де Селье (Guy de Selliers) как независимого директора на пост Председателя Совета директоров.

Короче говоря, РУСАЛ, контролируемый Олегом Дерипаской, говорит - или вы соглашаетесь с нами, и делаете то, что мы хотим, или вы не являетесь независимым. Следующий шаг, который ожидается - это созыв внеочередного ежегодного общего собрания акционеров, чтобы снова проголосовать по составу Совета директоров, добавив в него дополнительные четыре места, согласно резолюции ежегодного общего собрания акционеров. Кампания за 13-местный совет директоров будет длиться 90 дней.

Независимые директора также занимают такую позицию, согласно которой их роль в качестве независимых исключает какие-либо публичные комментарии по вопросам, связанным с советом директоров, за пределами заседаний этих советов. Гай де Селье не ответил на попытки Mineweb задать ему вопросы, и РУСАЛ отказался отвечать на вопросы. По неподтвержденной информации, РУСАЛ оказывает особенное давление на Шиммельбуша с целью побудить его уйти со своего поста до того, как состоится следующий раунд голосования Совета директоров. При освещении разногласий, издание Financial Times обязали опубликовать 10 июля исправление нескольких утверждений, выпущенных газетой, касающихся г-на Шиммельбуша и его корпоративной аффилированности.

Тактика РУСАЛа последовала за двумя поражениями при принятии решений на голосовании по совету директоров 'Норильского Никеля' - голосовании на общем ежегодном собрании акционеров 30 июня, и на первом заседании совета директоров 7 июля: http://www.mineweb.com/mineweb/view/mineweb/en/page36?oid=56116&sn=Detail

Но тактика РУСАЛа не нова; и им не удавалось раньше уйти без ответа.

Давайте отмотаем пленку назад, к 24 ноября 2003г., когда судья Джек подразделения Queens Bench Высокого Суда Великобритании вынес решение в деле между компаниями Tekron Resources Ltd и Guinea Investment Co Ltd. Поскольку последняя была полностью подконтрольной аффилированной компанией РУСАЛа, этот случай был первым открытым судебным процессом, за пределами России, в международной бизнес-практике РУСАЛа. Судья тогда также выносил решения по достоверности заявлений, и в деле оказались три высокопоставленных руководителя РУСАЛа - Александр Булыгин, исполнительный директор; Андрей Райков, нынешний глава подразделения РУСАЛа по сырью; и Павел Овчинников, глава глиноземного подразделения группы.

Судья Джек вынес решение в пользу Tekron, небольшой компании консультантов в Республике Гвинея, где РУСАЛ управляет бокситными шахтами и заводом по переработке глинозема. Судья выделил Булыгина. Обвинив его в ненадлежащих нападках на консультантов Tekron, он заключил: 'Из этих материалов следует, что под угрозой судебного разбирательства в Лондоне РУСАЛ сделал все что было в его силах, чтобы очернить имя Tekron и их представителей в Гвинее. На основании свидетельств, оказавшихся в моем распоряжении, им это не только не удалось, но и предоставило непрямое доказательство того, что Правительство считает, что Tekron вел себя правильно в отношениях с правительством.'

Джек также выделил Райкова, одного из высокопоставленных менеджеров РУСАЛа, тогда и теперь, за качество его показаний перед судом. 'Последнее - это чепуха,' постановил Джек, 'которая должна серьезно поставить под сомнение все остальное.' Обвинения со стороны РУСАЛа, постановил Джек, 'не соответствуют фактам.' Касаясь показаний от Овчинникова, и отсутствия документальных свидетельств, подтверждающих их, судья постановил: 'По этим причинам, и по причинам, о которых я уже сказал, мне следует мало принимать во внимание пассажи в этих заявлениях.'

РУСАЛ проиграл дело, и его обязали заплатить.

"Русал" предстал перед Высоким судом в следующий раз в 2005-2007гг., когда он участвовал в процессе между Таджикским алюминиевым заводом "ТадАЗ", который являлся метталургическим заводом компании "Русал", и группой его бывших менеджеров и трейдеров. Суду необходимо было рассмотреть заявления о мошенничестве, которые поступали от обеих сторон. Между тем, по итогам проведенных слушаний, во время которых судья скептически отнесся к достоверности сведений, предоставленных "Русалом", юрисдикция была подтверждена для "Русала", отказано было О.Дерипаске и А.Булыгину. В апреле 2007г., чтобы выйти из дела, было совершено урегулирование во внесудебном порядке. Затем "ТадАЗ" подал в суд на "Русал" в Лондоне, а позже на Британских Виргинских островах. Однако в Лондоне дело было проиграно по юрисдикционным причинам. Суд на Британских Виргинских островах продолжает рассмотрение данного дела.

Самые основные постановления Высокого суда по "Русалу" и О.Дерипаске были выпущены 3 июля судьей Кристофером Кларком. Посмотреть данные постановления можно на сайте http://www.mineweb.com/mineweb/view/mineweb/en/page36?oid=56148&sn=Detail

Полный текст постановления Высокого суда находится по адресу http://johnhelmer.net/wp-content/uploads/2008/07/michael-cherney-v-oleg-vladimirovich-deripaska.doc

Согласно постановлению по данном делу, О.Дерипаска был обязан предстать перед Высоким судом, так как его деловой партнер Михаил Черной утверждал, что О.Дерипаска имеет невыполненные договорные и трастовые обязательства перед М.Черным. Согласно подсчетам Mineweb, основанным на оценка доли О.Дерипаски в "Русале", "Русал" выплачивал дивиденды акционерам (за исключением М.Черного) с 2001г., и объем переданных активов и приобретений в "Русале" был оценен, по заявлению М.Черного, по крайней мере в 6 млрд. долл. Как заявил судья К.Кларк, "Я удовлетворен тем, что господин Черной имеет мотивированные перспективы на успех по своему заявлению".

Постановление суда вызвало серьезные проблемы для "Русала" и международных банков, с ним сотрудничающих, из-за возникших вопросов по поводу ассигнований на сумму до 6 млрд. долл. по дополнительным расходам; также были поставлены под сомнения договорные обязательства и приложения к договорам займа, подписанным О.Дерипаской. Также возникли вопросы относительно того, что постановление суда может привести к материальным изменениям условий заемов, что в свою очередь заставило уполномоченные банки пересмотреть условия и сроки заемов. Изучение финансовых условий банками создало препятствия для О.Дерипаски в процессе заемы новых средств для того, чтобы приобрести контроль над "Норильским Никелем" у группы, которую возглавлял В.Потанин и холдинг "Интеррос".

Судья К.Кларк также обратил беспрецедентное внимание на тактики PR, которые использовал О.Дерипаска и "Русал" по отношению к своим конкурентам. В постановлении судьи признавалось, что при привлечении английской PR-компании Mirepco, кампания была призвана запятнать репутацию М.Черного на территории Великобритании, затруднить его деятельность, или сделать ее невозможной для того, чтобы рассмотреть дело против О.Дерипаски в Лондоне. Согласно постановлению К.Кларка " Доклад о ходе выполнения проекта от 14 сентября 2007г. постановляет, кроме прочего, что "желаемым результатом является желание убедиться, что предпринятый судебный процесс в Великобритании не имеет негативного влияния на продолжающиеся IPO "Русала" в Лондоне. Препятствия, созданные для М.Черного, для получения разрешения на въезд на территорию Великобритании, очевидно, содействуют делу, но не могут быть фатальными для его преследования". Также К.Кларк добавляет: "Господин Стюарт сообщил, что господин Дерипаска никогда не уполномочивал составлять данный доклад и вообще о нем ничего не знает. Однако доказательств с объяснениями этого или деятельности Mirepco, предоставлено не было".

Также постановление судьи признает, что попытки подорвать репутацию составили основную часть кампании по созданию препятствий для М.Черного для заявления о своих правах на долю в "Русале". К.Кларк: "Я детально приступил к изучению свидетельств, имеющихся в отношении заявлений о преступности господина Черного или ее отсутствия из-за уверенности, которая возлагалась на данные заявления. Я не могу по причинам данного заявления определить, где лежит правда. Господин Черной может являться преступником или быть жертвой компромата. Господин Дерипаска может быть распространителем клеветы в отношении господина Черного. Также как и утверждения против господина Дерипаски могут быть правдой. По данным причинам я хочу отметить: а. господин Черной никогда не был признан виновным нигде в никаких преступлениях; б. Верховный суд Швейцарии потребовал, чтобы кантональный суд снял обвинения против него; в. есть доказательства в его пользу того, что есть личности, желающие возложить преступность на М.Черного; г.Но в некоторых источниках СМИ в России есть информация о М.Черном как о преступнике и также есть информация, что так считают некоторые сотрудники служб безопасности".

Это первый случай, когда международный суд вынес постановление не в пользу кредитоспособности О.Дерипаски. К.Кларк также признал, что у него есть достаточно полномочий в России для оказания влияния на суды против своих конкурентов. " Мне кажется возможным, что в случае возвращения господина Черного, ему придется предстать перед судом, а также то, что господин Дерипаска может использовать свое влияние или возможности направить свое влияние против М.Черного, чтобы направить на этот курс власти".

Дерипаска отреагировал публично, обвинив Кларк в неоправданном оскорблении российской судебной системы. Однако Кларк отметил способность Дерипаски оказывать влияние на эту систему: 'Учитывая близость связей между российским государством и г-ном Дерипаской, совпадение его интересов с интересами Государства, а также размер и важность РУСАЛа, мне кажется', постановил Кларк, 'что российское государство вполне может рассмотреть вопрос о том, кто имеет большее право на владение 20% доли Русала и кто имеет большее право на владение 13.2% доли в UCR (даже если эта доля находится в трасте для продажи), как достаточно важное для того, чтобы оправдать давление на суды с целью добиться от них решения отказать г-ну Черному в его претензиях, если он представит из в российский суд'.

Кларк добавил: 'Я не считаю, что честное судопроизводство никогда не может быть достигнуто в российской арбитражной системе. Напротив, я не сомневаюсь, что в этой системе на всех уровнях есть много честных и хороших судей, которые добросовестно стремятся к совершению правосудия, согласно соответствующим законным принципам и процедурам, те, кто развивает арбитражную систему в отношении торговли новой России, и делает это без неоправданного вмешательства . . . В то же время я полагаю, что есть существенный риск некорректного вмешательства со стороны правительства, если бы г-н Черной обратился с претензиями в России, где его дело имело бы такое высокое значение, что состоятельное правосудие вряд ли бы могло иметь место в случае решения провести судебное разбирательство там.'

Совет директоров 'Норильского Никеля' уже сталкивается с тем, о чем предупреждал Кларк в отношении Черного, если бы тот решил вести судебное разбирательство в Москве. В эти три месяца, которые предстоят в битве, которую РУСАЛ ведет за контроль в совете директоров 'Норильского Никеля', решения британского суда, похоже, сыграют беспрецедентную роль в определении будущего исхода для самой важной в России горнодобывающей компании.