Статья опубликована 21 июля 1918 года

Цивилизованный мир давно уже - с ужасом - ждал известия о том, что свирепые новые хозяева России убили бывшего царя Николая. Теперь оно пришло - на официальном уровне. Судя по всему, он был расстрелян 16 июля. Какими бы лицемерными ссылками на некий 'судебный процесс' это ни сопровождалось, умерщвление царя иначе как убийством не назовешь, поскольку его палачи не имеют ни прав, ни полномочий судить и карать кого бы то ни было. Очевидно, Николая убили из страха, что чехословаки, продвигающиеся на запад, могли бы его освободить. Какого бы осуждения бывший самодержец всероссийский ни заслуживал за притеснения, которым подвергался народ в годы его правления, большевики, предавшие его смерти, совершили бессмысленное и ужасное преступление. Впрочем, это лишь очередное - пусть и самое вопиющее - из длинной череды зверств, лежащих на их совести.

Для союзников в целом и Соединенных Штатов в частности убийство царя должно послужить предупреждением: настал момент для вмешательства в российские дела - назовите его интервенцией, или как хотите. Большевики умертвили царя, потому что они понимают: их власть рушится - и даже мстительная радость, которую они после этого, несомненно, испытывают, не сможет обмануть их на этот счет. К счастью, кое-какая спланированная и организованная помощь России либо уже оказывается, либо воспоследует в ближайшее время.

Вчера было объявлено, что Красный Крест готовится к масштабным поставкам необходимых припасов для помощи гражданскому населению Сибири; сообщается также, что правительство США ожидает ответа Японии на свои предложения относительно союзной военной экспедиции, 'способной принять меры к предотвращению любых попыток Германии проникнуть в Сибирь' - другими словами, экспедиции, осуществляемой достаточно большими силами. В то же время приходят известия о продвижении вперед союзных войск, высадившихся в Мурманске, в состав которых сегодня входят американские, британские, французские и сербские части. Причины, по которым в состав экспедиционного корпуса в Мурманске были включены сербы, которых разумнее было бы оставить на балканском театре военных действий, не возлагая при этом дополнительную нагрузку на морской транспорт союзников, представляются труднообъяснимыми, если не учитывать вероятность - подкрепляемую и другими признаками - что союзники решили не ограничивать свои операции на Севере России простой охраной складов и портового оборудования.

Люди, знающие о чем они говорят, давно уже - и вполне справедливо - указывают, что самыми эффективными проводниками дела союзников в России были бы представители других славянских народов; помимо благожелательного отношения со стороны братской русской нации, они пользовались бы и таким важным преимуществом, как сходство языков, что позволяло бы им относительно просто общаться с русскими.

Дополнительную силу этому аргументу придает популярность, которой пользуются чехословаки у русского населения. Так что, возможно, сербский контингент в составе армии Антанты, действующей к югу от Кольского полуострова, призван выполнять функции своеобразного 'связующего звена' между союзниками и местными жителями.

Если, таким образом, наше правительство уже участвует в военных операциях на Севере России, и преодолело колебания в отношении использования войск в рамках своей деятельности по помощи населению Сибири, перспективы на будущее в России выглядят более обнадеживающими. Можно предположить, что промедление, к которому несомненно привела настороженность нашего правительства с точки зрения действий других союзников, принесло и некоторую пользу: судя по всему, насколько вообще можно верить любым известиям из России, за последние несколько месяцев русский народ не только начал испытывать к Германии нарастающее чувство враждебности, но большинство русских к тому же все больше осознает, что большевистское правительство, умышленно или нет, проявляет полное бессилие перед лицом германцев. А это огромное преимущество: еще три-четыре месяца весьма велика была вероятность, что появление союзной армии в Сибири, особенно если - а это представляется необходимым - основной контингент в ее составе составляли бы японцы, вызвало бы антипатию, но теперь этого скорее всего не произойдет.

Впрочем, помимо преимуществ, эта задержка обернулась и дополнительными трудностями. Немцы с начала весны существенно продвинулись в своих усилиях по военному и экономическому проникновению в Россию, и если не добились еще большего, то лишь благодаря абсолютно непредвиденной случайности - непродуманному вмешательству Троцкого в процесс эвакуации чехословаков, благодаря которому большевики, что было для них совершенно нежелательно, приобрели врага в лице единственной - помимо немцев - дееспособной военной силы на территории России. Хотя промедление по случайности принесло нам некоторые выгоды, не стоит забывать, что слишком большая задержка почти наверняка приведет к гибели чехословаков, а вместе с ними и потере важного плацдарма в России, который вряд ли сможет обеспечить американо-японская экспедиция, с какими бы благожелательными намерениями она ни осуществлялась.

Троцкий несомненно помог союзникам больше, чем они сами помогли себе. Если бы он оставил чехословаков в покое, они покинули бы страну через Владивосток, как только смогли бы найти суда для эвакуации. Теперь же они пришли к выводу, что в России сложились такие условия, при которых они способны осуществить свою единственную цель - сражаться насмерть с германцами и австро-венграми - на ее территории с таким же успехом, как в Италии или Франции. И для такого вывода у них есть основания, ведь не далее как вчера поступили сообщения, что пленные германцы, австрийцы и мадьяры, размещенные в Сибири, сумели добыть оружие и объединиться в довольно многочисленное войско. Возможное развитие событий - когда несколько тысяч чехословаков будут сражаться с несколькими тысячами мадьяр за господство над Восточной Сибирью - напоминает о тех днях, когда немногочисленные армии Клайва и Дюплекса дрались за наследие развалившейся империи Великих Моголов.

У России сегодня, конечно, сохранилось больше жизненных сил, чем у Индии в 18 столетии, но, если наша помощь не прибудет безотлагательно, эту страну ждут ужасные испытания. Советники сэра Роберта Сесила , предрекающие гибель 20 миллионов людей от болезней и голода уже в ближайшую зиму, возможно, несколько преувеличивают, но ситуация в стране, вырисовывающаяся по результатам их исследований, такова, что даже американский Красный крест - и даже в том случае, если его деятельности не будут препятствовать злая воля германцев и фанатизм большевиков - вряд ли сможет ее облегчить за несколько месяцев. Дальнейшие задержки могут привести к тому, что помощь от союзников придет уже после того, как сами русские сумеют каким-то образом сплотиться, но этот желательный оборот событий не стоит того, чтобы ради него придерживаться выжидательной тактики - если это выжидание обернется истреблением чехословаков и воцарением голода и эпидемий на всей территории России.

* * *

* Речь идет о борьбе между британской и французской Ост-индскими компаниями за колониальное господство в Индии в сороковые-пятидесятые годы XVIII в., завершившейся победой англичан. Важнейшую роль в этом конфликте сыграли британский полководец и администратор Роберт Клайв (Robert Clive), позднее генерал-губернатор Бенгалии, и губернатор французской колонии Пондишери Жозеф Франсуа Дюплекс (Joseph François Dupleix). В ходе войны обе стороны активно формировали воинские части из индийцев. (Вернуться к тексту статьи)

* Роберт Сесил (Robert Cecil) - в 1918 г. - заместитель министра иностранных дел Великобритании. (Вернуться к тексту статьи)

___________________________________

Свобода всего мира под угрозой, если только американский меч не восстановит баланс ("The New York Times", США)

Разговор с главным большевиком ("The New York Times", США)

Возможно, Россия пользуется особым покровительством богов ("The New York Times", США)

Интервью с Лениным ("The Guardian", Великобритания)

Как большевики взяли Зимний дворец ("The Guardian", Великобритания)