From Economist.com

Начиная с 1959 г., Америка ежегодно отмечает Неделю порабощенных народов (она приходится на третью неделю июля). Резолюция Конгресса, которой она была установлена, достойна прочтения. Она красноречиво говорит и о том, что автор ее проекта, покойный ныне Лев Добрянский (Lev Dobriansky), считал успехом Соединенных Штатов на ниве 'e pluribus unum' (созидания единой нации из многих народов), так и о том, что этого не удалось коммунистическим империям. Неизменное отмечание этой недели - своего рода тотем для старых воинов 'холодной войны', которые считают, что завоевания 1989-1991 годов не доведены до логического завершения.

Однако формулировки резолюции звучат довольно странно. Список 'порабощенных народов' выглядит так: "Польша, Венгрия, Литва, Украина, Чехословакия, Латвия, Эстония, Белая Рутения, Румыния, Восточная Германия, Болгария, континентальный Китай, Армения, Азербайджан, Грузия, Северная Корея, Албания, Идель-Урал, Тибет, Казакия (Cossackia), Туркестан, Северный Вьетнам и другие [так в оригинале]".

Понять, чем руководствовались авторы этого списка, сложно, даже если поместить его в оригинальный контекст. Казаки - патриоты России; те страдания, которые они претерпели при советской власти, не равнозначны стремлению к независимости. О других народах, чья история дает им все поводы жаловаться, - например, черкесах, - не упоминается вообще. В чем цель резолюции - в поддержке национального самоопределения или в разрушении коммунистического режима? По-видимому, для ее авторов эти две цели были неотделимы друг от друга.

Более того, фраза "коммунистическая Россия" заставляет поморщиться. Многие русские считают несправедливостью или даже откровенным расизмом ассоциировать советскую власть, при которой русских погибло больше, чем представителей любой другой нации, с самой Россией. С точки зрения русских, можно утверждать, что их родина подверглась наибольшему порабощению, а ее судьбу взялись решать кровавые идеологи (многие из которых, кстати, не были русскими).

Семинар, состоявшийся на этой неделе в Москве, возможно, станет толчком к новой кампании за пересмотр этой резолюции. Один из ее инициаторов, американец русского происхождения, ученый Эдуард Лозанский считает, что изменение формулировок резолюции может стать началом подлинного сближения между современной Россией и странами Центральной и Восточной Европы.

Но есть две загвоздки. Во-первых, советская власть, особенно в последние десятилетия своего существования, действительно смешивала пролетарский интернационализм с русским шовинизмом. Результатом политики насильственной русификации на Кавказе, в прибалтийских и других республиках стала ожесточенность, существующая по сей день.

Во-вторых, Российская Федерация все еще находится в процессе создания. Примерно пятая часть населения - нерусские. Некоторые из них глубоко интегрированы и считают себя патриотами и гражданами единого государства, но о других этого сказать нельзя. Спектр недовольства широк - от сепаратистов, отстаивающих свое дело насильственными средствами (пока, к счастью, только на Кавказе), до умеренных, требующих увеличения культурной автономии.

Если неэффективное государственное управление усиливает подобные противоречия, то верховенство закона и политическая свобода снимают их остроту. Америка покорила сиу и чероки и много десятков лет обращалась с коренным населением самым гнусным образом. Но политическая и правовая системы как на федеральном уровне, так и на уровне штатов, при всем своем несовершенстве, функционируют сегодня достаточно хорошо для того, чтобы сепаратизм стал ненужным и выглядел блажью.

При советской власти всеобщее чувство несправедливости и бесправия разжигали в порабощенных народах стремление к свободе и окончательно разложили систему, которая уже была уязвимой по причине своей экономической несостоятельности. Но если советская легитимность была основана на фальшивой идеологии, то какова идентичность нового российского государства? Это федерация равно суверенных народов по швейцарскому образцу? Или государство этнических русских, в котором все нерусские - чужаки, гости или иммигранты? Первое потребовало бы беспрецедентной толерантности со стороны русских, а второе обрекло бы 20% населения на вечный статус граждан второго сорта.

С самого 1991 года никто не отваживается ответить на эти вопросы. На следующей неделе в рубрике Europe.view мы попробуем дать свои ответы, а любопытствующим подробнее расскажем о таинственной стране "Идель-Урал".

_____________________________________

Вожаки казацкой вольницы ("Вiйсько Украiни", Украина)

Казаки: охранители или угнетатели? ("Chicago Tribune", США)

Большой казачий секрет Дюма ("Le Temps", Швейцария)

Российские казаки вновь сражаются за страну ("The Globe And Mail", Канада)