Это вполне обычные черно-белые фотографии: царь Николай Второй, его жена и пятеро детей отдыхают на природе; царица Александра помогает пациентам в больнице; сын, царевич Алексей, в традиционном русском матросском костюме.

Однако для множества людей, с прошлой недели посещающих открывшуюся в Москве выставку 'Царский венец', эти фотографии августейшей семьи имеют особое значение. Особенно благодарны устроителям выставки за возможность увидеть документы, в течение многих десятилетий запертые в архивах, люди старшего поколения, воспитанные на марксистско-ленинских канонах.

- Об этом периоде мы знаем очень мало, - говорит 66-летняя Вера Милхина. - Такую историю я не учила - только политическую и историю Коммунистической партии.

Популярность выставки подчеркивает восстановление интереса народа - и даже любви - к семье императора. Мало того, что на эту выставку стоят очереди в Москве: в полутора тысячах километров к востоку от столицы, в городе Екатеринбурге, в четверг тысячи паломников отправились на место, где ровно 90 лет назад семья последнего русского царя была казнена большевиками. В Санкт-Петербурге тоже прошли поминальные церемонии.

Кроме того, на прошлой неделе российские власти объявили, что три независимые лаборатории, проводившие анализ ДНК, подтвердили: останки, найденные в Екатеринбурге прошлым летом, действительно принадлежат дочери царя Николая Марии и его единственному сыну Алексею. Останки остальных пяти членов семьи были найдены неподалеку еще в 1991 году.

Московская выставка организована в здании Храма Христа Спасителя. Этот храм сам по себе стал неким символом возрождения России: Сталин снес его, а в 90-е годы, после распада Советского Союза, когда в России начало восстанавливаться православие, храм был также воссоздан.

В музее, расположенном в нижнем этаже храма, вокруг изображений юных сестер Романовых толпами стояли матери с дочерьми; бабушки в длинных платьях с платками на голове подолгу простаивали перед каждой фотографией и каждым письмом. Миниатюрная Вера Милхина, поправляя седые волосы, выбивающиеся из-под платка, плачет, когда заговаривает о царе.

- Конечно, как представитель власти он, может быть, и совершил несколько ошибок, - говорит она. - Но как человек, как христианин, он был великой фигурой.

В истории Николая Второго часто показывают наивным и слабым человеком. Его режим был жестоким - в 1905 году он устроил 'Кровавое воскресенье', расстреляв мирную демонстрацию - и некомпетентным - достаточно посмотреть на положение России в Первой мировой войне. Однако в постсоветской России его в некоторых кругах считают маяком православия и идеалистом, которого предали.

В выставке, в организации которой приняли участие государственные архивы и движения, связанные с Русской Православной церковью, делается попытка найти баланс между царем как политической и религиозной фигурой. На обозрение публики выставляются некоторые документы и фотографии, засекреченные в советское время. Среди них - манифест Николая Второго об отречении от престола, написанный в марте 1917 года, и продовольственные карточки, выданные ему и его семье большевиками в заключении. Есть и доселе нигде не выставлявшиеся предметы - например, винтовки, из которых стреляли убийцы.

Церковных экспонатов совсем немного, и связаны они в основном с религиозной тематикой, как, например, фотография нынешнего патриарха Алексия Второго в Екатеринбурге, где вокруг его изображения на снимке виден зеленый нимб; или икона, неким мистическим образом связанная с царем.

По словам сотрудника архива Елены Чирковой, сотрудничество между архивами и церковью не всегда обходилось без трений. Церковь, рассказывает она, пыталась провести 'духовную цензуру' экспонатов, выставлявших царя в невыгодном свете - например, портрета царя с сигаретой или фотографии, на которой его семья изображена вместе с мистиком Распутиным. И, по ее мнению, если в советское время о семье Романовых говорили по преимуществу негативно, то сегодня времена правления последнего царя, многие, напротив, пытаются романтизировать.

- У церкви по отношению ко всему, что касается истории царя и истории России, собственное мнение, - утверждает она.

Николай Муратов, куратор выставок в музее храма, ожидает, что до начала сентября 'Царский венец' посетит 300 тысяч человек. Во время разговора, проходившего на том месте, где при Советах был построен плавательный бассейн, он сказал, что до революции Россия уверенно шла к величию.

- Трагедия Романовых - это трагедия России, - считает он.

________________________________________________

Сталин или Николай Второй? Ответ очевиден ("The Times", Великобритания)

Рейтинг 'великих россиян' грозит обернуться скандалом ("Postimees", Эстония)

Убийство царя должно послужить предупреждением: настал момент для вмешательства в российские дела ("The New York Times", США)