Передача: Особое мнение

Ведущие: Ольга Бычкова

Гости: Валерия Новодворская

* * * * * * *

О.БЫЧКОВА: Добрый вечер и добрый день. Это программа 'Особое мнение'. В студии прямого эфира телекомпании RTVi и радио 'Эхо Москвы' Ольга Бычкова. ну а с особым мнением у нас сегодня Валерия Новодворская. Валерия Ильинична, добрый вечер.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Добрый вечер. Мнением порядочного человека в этой стране может быть только особое. Потому что те мнения, которые несут с экранов и из. . . не могу сказать изо ртов, а из пастей представителей действующей власти - такого Змея Горыныча представляю. . .

О.БЫЧКОВА: У них тоже особое, но только по-своему.

В.НОВОДВОРСКАЯ: . . .то, знаете, приходится иметь особое мнение, чтобы с ними не перепутали.

О.БЫЧКОВА: Да ладно, кто вас перепутает с кем? Значит, наши слушатели прислали вам 15 страниц мелким шрифтом разного рода вопросов и просьб и комментариев. . .

В.НОВОДВОРСКАЯ: 'А ты пиши мне письма мелким почерком. . .', потому что места мало в Интернете.

О.БЫЧКОВА: Да. Напишите - мы вас подождем. Да. Ну, я тут как-то попыталась их сгруппировать. Первая тема, конечно, и это одна из главных сегодняшних тем информационных - это дальнейшая судьба Михаила Ходорковского. Ну, Даша, например, из Москвы, студентка, спрашивает по поводу вашего прогноза. Как вы считаете, оправданы эти представления о том, что в октябре его могут выпустить?

В.НОВОДВОРСКАЯ: Я не думаю, что та сила, которая держит его в зубах - и его, и всех прочих ЮКОСовцев, - ни с того ни с сего разожмет свои зубы. Я не заметила, чтобы Восьмерка последняя на Хоккайдо особенно убивалась по поводу судьбы ЮКОСовцев и ставила какие-то ультиматумы, каике-то условия. . .

О.БЫЧКОВА: А когда кто убивался и что-либо ставил, скажите, пожалуйста.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Были времена, когда разные приблудные советские комсомольцы писали ультиматумы лорду Керзону и сжигали его чучело, потому что, видимо, лорду Керзону было не все равно.

О.БЫЧКОВА: Я имею в виду историю с Ходорковским. Какая разница, на Большой Восьмерке на Хоккайдо будет кто-нибудь убиваться или не будет убиваться? А что толку?

В.НОВОДВОРСКАЯ: Не скажите. Если семь крупнейших мировых держав очень сильно убиваются по поводу политзаключенных России и говорят Медведеву 'Милый друг, бель ами, ты извини, конечно, мы очень любим нефть и газ, но ты же сам все не выпьешь, тебе на что-то жить надо - все равно же ты нам это продашь, не съешь же ты эту нефть и за пазухой не унесешь. . . Так что ты либо проваливай с этого восьмого стула, либо вот у нас список - такой есть парень Лев Пономарев, списки политзаключенных составляет. Вот у нас тут есть списочек - ты их сначала всех освободи, а потом на стульчик. А без этого, знаете. . .' Утром список, вечером стул. Или наоборот - вечером список, утром стул.

О.БЫЧКОВА: Это же ваши фантазии. Понимаете?

В.НОВОДВОРСКАЯ: Это не фантазии. Это так, как должно быть в цивилизованном мире. Это солидарность называется. И это называется еще по Джону Донну - никогда не спрашивай, по ком звонит колокол, он звонит по тебе. . .

О.БЫЧКОВА: Они действительно знают, что всю нефть никто тут не выпьет, поэтому им тоже кое-что достанется?

В.НОВОДВОРСКАЯ: Поскольку ничего этого не было, а Ходорковскому скорее шьют второе дело, и похоже, уже сшили, с чего бы им его освобождать? Нет. Возможно, они бы его и освободили, но не даром. Даром не освободят. Им бы его заставить сказать, что он, во-первых, виноват, что его правильно посадили, что он вор. . .

О.БЫЧКОВА: Обещает раскаяться.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Да, что обещает раскаяться, сказать, что он коррупционер, сказать, что он вор, что он очень любит Путина и Медведева любит, даже не знает, кого сильнее. И на них, голубчиков, уповает. Ну, как по Оруэллу - спасибо, что меня взяли тогда, когда меня еще можно было спасти. Вот тогда опустят. Мне почему-то не представляется вероятным, что Михаил Борисович будет им откидывать такие номера.

О.БЫЧКОВА: Но тем не менее, такой вопрос вам тоже задают: 'А стоит ли Ходорковскому унижаться, - так пишет слушатель из Женевы, - и просить о досрочном освобождении, зная, что на 99% последует отказ?'

В.НОВОДВОРСКАЯ: Просить вообще ничего не следует. Главная заповедь советского зэка - не верь, не бойся, не проси. И что ж теперь просить, когда сидят в тюрьме люди, его же люди, которые сели из-за того, что не дали на него показания? И Алексанян, и Светлана Бахмина, и Пичугин, у которого вообще срок колоссальный, и Лебедев. Здесь надо требовать, чтобы их сначала освободили, а потом уже о себе заботиться.

О.БЫЧКОВА: Но он правильно поступил, по вашему мнению, Михаил Ходорковский, что вот сейчас он написал это заявление?

В.НОВОДВОРСКАЯ: Нет. По-моему, неправильно.

О.БЫЧКОВА: А что делать было надо?

В.НОВОДВОРСКАЯ: Надо было писать другого рода заявления. Привлечь общественное внимание к судьбе его несчастных товарищей по этому делу. . .

О.БЫЧКОВА: Так ведь это было, это делалось.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Ну и писать дальше. Михаил Ходорковский никогда не был диссидентом в принципе. Он думал, что мы уже цивилизованная страна и что в этой цивилизованной стране можно баллотироваться в президенты. . . У нас, кажется, еще мэр Архангельска хотел в президенты баллотироваться. . .

О.БЫЧКОВА: Это была другая история.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Та же история. Потому что он за это в тюрьму сел. А можно давать деньги оппозиционным партиям.

О.БЫЧКОВА: Ну, не всем быть диссидентами и не всем ведь тоже жить по законам диссидентства.

В.НОВОДВОРСКАЯ: В нашей стране, к сожалению, приходится быть диссидентом каждому порядочному человеку. И наши законы диссидентские - это законы чести, долга и те самые, кстати, мировые законы по Декларации прав человека, лучше которых никто ничего не придумал.

О.БЫЧКОВА: Давайте мы сейчас сделаем перерыв буквально на пару минут и затем продолжим программу 'Особое мнение' с Валерией Новодворской.

РЕКЛАМА

О.БЫЧКОВА: И мы продолжаем программу 'Особое мнение'. Валерия Новодворская сегодня в прямом эфире телекомпании RTVi и радио 'Эхо Москвы'. У нас много вопросов по поводу Грузии и России. Мы сейчас обязательно перейдем к этой теме, но прежде я хотела вас спросить. . . собственно, тут у меня тоже очень много вопросов, блок целый вопросов, связанных с 90-летием расстрела царской семьи в Екатеринбурге в эти дни. Отмечают эту дату. Вот, например, с помощью инженера Валентина из Москвы я задам вам вопрос. Он спрашивает: 'Согласитесь ли вы, что Николая II и членом его семьи невозможно реабилитировать? Можно тихо пойти в церковь, встать на колени и просить прощения за себя, своих близких и за весь народ'. Вот вы как относитесь к тому, что се йчас происходит в связи с этой годовщиной?

В.НОВОДВОРСКАЯ: Это типичная для России годовщина. У нас какой день ни возьми, можно отмечать когда кого расстреляли. Но сама проблема реабилитации в наших условиях - это такая, я б даже не сказала анекдотическая, я б сказала, что это проблема, связанная с хроническим позором и отсутствием покаяния у государства. Первый реабилитант, хрущевский. . . То есть невинных людей, вместо того, чтобы встать на колени и просить у них прощения, эта паршивая партия, которая и сейчас существует под видом КПРФ, признала наконец, что они невиновны. Это ведь бывшие кэпээсэсовцы вступали в КПРФ.

О.БЫЧКОВА: Это я в курсе, ладно, хорошо.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Я думаю - откуда они взялись? То-то Зюганов выступает по всем каналам - 'Мы ни одного дня нашей истории не отдадим! И Войковскую не позволим переименовать! И звезды над Кремлем не отдадим. Это все наше'. Ну, доказательства налицо. И к следователю водить не надо. Преступная организация, это очевидно. Дело в том, что реабилитация предполагает хоть какую-то вину. А здесь целиком и полностью виновато государство, не подлежащее уже никакой реабилитации.

О.БЫЧКОВА: Почему вину? Чью, я не понимаю? Реабилитируют людей, которых безвинно, наоборот, погубили. . .

В.НОВОДВОРСКАЯ: Э, нет. Это не должно так называться. Так, как это делалось при Хрущеве - они простили этим людям, вручили, кстати, им по новой эти партбилеты, то, что эти люди совершенно безвинно были осуждены. А вызнаете, что был случай, когда целую группу молодежи, расстрелянную за то, что они расклеивали антисталинские листовки, реабилитировали в такой оригинальной форме - им снизили меру наказания: заменили посмертно расстрел пятью годами тюрьмы, и вот их родные получили эту бумажку. Поэтому я вам и говорю, что реабилитация - это надругательство, на самом деле. И таким же надругательством была реабилитация вторая горбачевская. Помните, что писалось в газетах, почему освобождены антисоветчики и диссиденты? Потому что эти люди дали обещание не выступать больше против государства. Что было полнейшим враньем.

О.БЫЧКОВА: Ну а сейчас мы что имеем? Кстати, сейчас в реабилитации Романовым отказано.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Помните, что писалось в газетах, почему освобождены антисоветчики и диссиденты? Потому что эти люди дали обещание не выступать больше против государства. Что было полнейшим враньем.

О.БЫЧКОВА: Ну а сейчас мы что имеем? Кстати, сейчас в реабилитации Романовым отказано.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Ну, уже и Колчаку отказали в реабилитации до этого. Потому что, простите, решение о реабилитации принимают карательные органы, где сидят идейные наследники тех, кто расстреливал и сажал в лагеря. Здесь должна быть другая форма. Здесь следует прежде всего закопать труп того, кто отдал приказ о расстреле и лежит на Красной площади в отдельном пентхаузе, уничтожить все следы коммунистической символики, запретить в стране коммунистическую деятельность. Вот это будет действительно покаяние. И это будет реабилитация. Ну, если найдется в стране какая-нибудь церковь, потому что РПЦ я церковью не считаю, это идеологический отдел ЦК 'Единой России' или кого там бог пошлет, то можно причислить к лику святых, а говорить о реабилитации, когда убивают невинную семью, невинных детей, когда убивают 40 миллионов, здесь не о реабилитации идет речь, а о безоговорочном осуждении государства и идеологии, которые это делали.

О.БЫЧКОВА: Ну, вообще такое впечатление, что когда была предыдущая часть этой истории, когда были государственные похороны в Петропавловской крепости, то вот к тому, о чем вы сейчас говорите, государство, общество, страна были несколько ближе, чем сегодня. Сегодня разговоров, может быть, больше. Годовщина вот такая. Опять же - объявили об очередных исследованиях ДНК и о том, что установили, что это действительно Алексей и Мария. Но отношение стало более противоречивым.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Дело в том, что Борис Николаевич Ельцин - один из немногих людей, которые действительно хотели покаяться, хотя бы за снос Ипатьевского дома. Вот ему спустили из Москвы приказ как первому секретарю Свердловского обкома, и он не посмел - он снес Ипатьевский дом. Он каялся всю жизнь.

О.БЫЧКОВА: Ну да, Ипатьевский дом все-таки снес не он, а его снесли другие люди, но его руками.

В.НОВОДВОРСКАЯ: И он каялся всю жизнь. И поэтому он такое значение придавал этим похоронам. Он хотел, чтобы вместе с ним покаялась вся страна. В грехе коммунизма, в грехе большевизма. А сегодня, простите, эти самые чекисты, которые утверждают, что Сталин лучше Гитлера, они как будут каяться? Какое покаяние может быть от злодеев?

О.БЫЧКОВА: А вот как бы вы охарактеризовали общественное отношение к этой истории? Вот оно какое? Ведь сейчас действительно по телевизору по всем каналам показывают разные программы, посвященные тому, что произошло в Екатеринбурге 90 лет назад. В общем, хорошие программы. Их все смотрят. Отношение вполне человеческое. Все вполне понятно. И это тема, которая людей реально занимает.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Есть хороший фильм Глеба Панфилова, действительно хороший фильм. . .

О.БЫЧКОВА: Но тоже, кстати, уже это было давно.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Ну, такие фильмы не часто ставятся. Это настоящее произведение искусства. Боюсь, что отношение большей части страны к этому вопросу сродни отношению к некоему аттракциону. Поэтому Николай II и попал в рейтинг, в десятку исторических персонажей. Исключительно на волне этого пиара, если это можно так назвать. Не потому что благодарны за билль о правах, за октябрьские законы о свободе совести, о свободе слова, за первый парламент, нет. А потому что много говорят по телевизору, и он там оказался наряду с такими любимчиками, как Сталин, как Брежнев. Вот мне вчера звонило украинское телевидение - они сравнивали, у них тоже проходит такая кампания. Они сравнивали свою десятку с нашей десяткой. У них действительно разумный и стабильный подход. Неизменно эту десятку возглавляет Ярослав Мудрый как великий государственный деятель, приблизивший Киевскую Русь к Западной Европе, западник, человек, придерживающийся универсальных ценностей, да еще Судебник прекрасный создавший, с которым мы, собственно, жили до времен чуть ли не царя Алексея Михайловича. И в их десятке на очень высоких местах неизменно находятся такие борцы за свободу, как Вячеслав Чорновил, политзаключенный, великий поэт Василь Стус, погибший в наших лагерях, Степан Бендера, Тарас Шевченко. У них все понятно. Посмотрев на нашу десятку, можно просто лишиться рассудка.

О.БЫЧКОВА: Вас тут спрашивает, кстати, кто-то из слушателей в виде смски - Сталин или Пушкин? Потому что сейчас у нас Пушкин там на втором месте.

В.НОВОДВОРСКАЯ: То есть у нас какой-то винегрет. Из Пушкина и Сталина, из Ленина, из Николая II. Чувствуется, что люди, во-первых, совершенно не знают историю, себя в ней не ощущают, и для них нет разницы между Пушкиным и Сталиным. Главное - то оба они известны. Я думаю, что это плебейское отношение к паблисити. Ну и любовь к сапогу, конечно, наступающему на лицо человечества. У нас, боюсь, Андрей Дмитриевич Сахаров, митрополит Филипп Колычев, святой князь Михаил Тверской, первый научившийся бить монголов, преданный Иоанном Калитой, не окажутся в этой десятке. Их там не будет. Анатолий Марченко, один из самых известных наших политзаключенных, погибший в тюрьме, или поэт Гумилев там не будет.

О.БЫЧКОВА: Не факт, что знают эти имена, на самом деле.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Эти имена должен знать каждый, изучавший русскую историю. Как ее у нас преподают, сразу тоже возникает вопрос. Мы свою историю не знаем.

О.БЫЧКОВА: Ну, вот вы употребили слово 'плебейство' - это вообще повод на самом деле для высокомерия такого рода? Это беда ведь, правда? Это несчастные люди, их можно пожалеть? Если вы находитесь вот на таких позициях.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Нет. Мне не жалко людей, которые от природы получили те же две руки, две ноги, правое и левое полушарие. Мы все были в одинаковых условиях. Я не на Рублевке тоже выросла и не понимаю, почему я должна их жалеть.

О.БЫЧКОВА: Сергей из Барнаула спрашивает: 'Ну почему сегодня возрождается эклектика монархосталинизма?' Это правильное определение.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Монархосталинизма. . . Да, эклектика сильной власти, сапога, наступающего на лицо человечества, эклектика спеси национальной, хотя гордиться абсолютно нечем в данный момент, это называется эклектика протонацизма. И то, что с Грузией происходит у нас, это как раз отрыжка протонацизма. Это попытка догнать и наказать.

О.БЫЧКОВА: Если там есть слова 'прото', это значит, это какой-то очень мрачный прогноз.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Вы знаете, если наши идиоты - я не могу назвать их иначе - из силовых структур, которые сначала просто летали над Абхазией и Осетией и говорили, что мы не знаем, кто это там летает - может, это НЛО, новая разновидность, а теперь взяли уже и признали, что они с помощью истребителей миротворческую деятельность проводят. . . если они действительно что-то сделают на эту тему, то мы можем оказаться в абсолютно даже для них неожиданном положении, потому что Грузия - это не Чечня. Это можно было там убивать кого угодно, а здесь мировое сообщество.

О.БЫЧКОВА: Хорошо. Мы продолжим тему Грузии через несколько минут в программе 'Особое мнение'.

НОВОСТИ

О.БЫЧКОВА: И мы продолжаем программу 'Особое мнение'. В студии прямого эфира телекомпании и радиостанции Ольга Бычкова. С особым мнением Валерия Новодворская. Мы начали обсуждать тему Грузии. Можно, я вам процитирую одно послание, которое пришло к нам на сайт 'Эха Москвы' в Интернете? Василий из Москвы пишет: 'Грузия, осуществившая в 90-е годы прошлого века кровавый геноцид абхазского и осетинского народов, и сейчас продолжает проводить в отношении Абхазии и Южной Осетии террористическую политику взрывов, обстрелов и блокады. Пользуясь тем, что Россия пока только еще встает с колен, она угрожает войной и нашей беззащитной родине. Как Вы полагаете, что могли бы сделать демократические силы России, которые Вы так блистательно представляете, для объединения нашего народа, чтобы он наконец-то сумел защитить и себя и еще более беззащитные, чем он сам, малые народы Кавказа?' Ответьте Василию.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Дорогой Василий, вот этим демократическим силам остается только скооперироваться в пятую колонну и встречать с хлебом-солью грузинских завоевателей, если вы считаете, что Россия настолько беззащитна, что ее уже и Грузия может завоевать.

О.БЫЧКОВА: Василий иронизирует, я боюсь.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Правда, у Грузии таких планов никогда не было. Вот видите, что делает пропаганда. Факты уже в общий котел не идут. Геноцид был взаимный. Как рассказывал мне Звиад Гамсахурдия, осетины грузин варили в котлах, а в благодарность за это грузины осетин жгли заживо в сараях. Там такое было, что он пошел пешком в Цхинвал, чтобы остановить эту войну, но остановить уже ничего не удалось. И мы ее развязали, это была наша работа, работа группы 'Союз'. И в Абхазии это была наша работа, и это дело кончится очень плохо. И никакие ссылки на Косово нам не помогут. Потому что первый вопрос к нам будет со стороны мировой общественности, которая после того, как мы по уши вмешаемся в это дело на уровне военного конфликта, - 'скажите, пожалуйста, а что, Косово - это уже штат США? Они их собираются к себе присоединить?' От одной этой перспективы все американские политики от обеих партий попадали бы в обморок, если б им это предложили, а мы собираемся присоединять.

О.БЫЧКОВА: Мы собираемся присоединять? На самом деле?

В.НОВОДВОРСКАЯ: Да. И Абхазию, и Осетию. Это не называется - помочь обрести независимость, это называется - территориальный раздел Грузии. Насчет этого в международном кодексе есть жесточайшие ограничения, и здесь ООН вынуждено будет выдать мандат на вмешательство в эту ситуацию, как это было, когда Ирак напал на Кувейт ни с того ни с сего. 'Это наш младший брат', - сказал Хусейн покойный, - 'и не все ли равно? будем жить в одном государстве'. Это не все равно. Мы окажемся в состоянии мирового конфликта. На этом может закончится история России как суверенной страны. Я очень не советую этим нашим кретинам из силовых министерств играть с таким огнем. Пусть не забывают, что больше нет Варшавского договора и не путают Грузию с Чечней. Им позволили растоптать, уничтожить чеченский народ. С грузинским народом им не позволят это делать.

О.БЫЧКОВА: Ну вот говорят же, что на самом деле никакой войны - того, о чем вы говорите, и ничего такого серьезного, более серьезного, чем сегодня - сегодня достаточно серьезно, но все-таки еще более серьезного, чем сегодня, не будет, потому что это просто. . .

В.НОВОДВОРСКАЯ: Это они нас успокаивают.

О.БЫЧКОВА: Ну, так говорят разные комментаторы, которые не принимают военных решений. Просто потому что это никому не нужно. Ну, на самом деле. Ведь не только вы понимаете, что воевать с Грузией - это вообще полный бред и безумие.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Мы будем не с Грузией воевать - мы будем воевать с теми странами, у которых Грузия попросит помощи. А я знаю, у кого Грузия попросит помощи. . .

О.БЫЧКОВА: В Америке.

В.НОВОДВОРСКАЯ: . . .и отказать Грузии в этой ситуации не смогут. А комментаторы эти, бездарные абсолютно. . . я уверена, что они не на 'Эхе' работают, я помню, что они говорили в 93м году, когда еще была на телевидении программа Матвея Ганапольского, где он был в таком гусарском костюме и к нему приходил Козырев в качестве гостя, и он его допрашивал - что делают российские спецназовцы в той же Грузии, когда шла там гражданская война. Он говорил: нет, они сидят на рельсах, они охраняют железные дороги, они прямо не отходят от этих рельс. . .

О.БЫЧКОВА: Ну а чего вы хотите от министра иностранных дел?

В.НОВОДВОРСКАЯ: Я хочу, чтобы министр иностранных дел прежде всего был человеком. Если ему его должность препятствует говорить правду, чтобы он не был министром иностранных дел. Но сказал правду. Потому что вот то вмешательство, когда действительно вмешались в гражданскую войну на стороне Шеварднадзе и потом сами плакали очень мокро, потому что Шеварднадзе никаких своих обещаний не выполнил и Россию кинул, и никогда не надо доверять таким людям, - вот это вмешательство было преддверием чеченской войны. Это был первый шаг в ту неправильную сторону. И Андрей Козырев, который тогда лгал, полноправный участник, к сожалению, и первого, и второго конфликта.

О.БЫЧКОВА: Ну, сейчас-то мы имеем другого министра иностранных дел, другого президента Грузии. . .

В.НОВОДВОРСКАЯ: Да, понятно. . .

О.БЫЧКОВА: Другой конфликт и вообще все другое.

В.НОВОДВОРСКАЯ: У нас хороший президент Грузии, очень плохой министр иностранных дел, но президент Грузии достаточно разумный человек, чтобы не полезть, в отличие от Шеварднадзе, решать абхазский вопрос силовыми методами и южноосетинский вопрос тоже. Он этого делать не будет.

О.БЫЧКОВА: Тут важный вопрос задает Таня из Москвы. 'Известны ли вам какие-либо действия интеллектуальной и духовной элиты России в целях предотвращения войны России против Грузии? Почему все молчат? Значит ли это, что они за войну?' Вот это вообще интересную тему поднимает Таня, как мне кажется.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Таня? Я не знаю, Танечка дорогая, кого вы здесь считаете духовной элитой, кто у нас подпадает под это определение. . . не Дмитрий Рогозин, надеюсь. Он всегда претендовал на это. И не Проханов. И Дугин у нас, кажется, тоже записался в духовную элиту. На самом деле, наша элита - это правозащитники, и 'Эхо Москвы', и журнал 'New Times' - уж мы-то точно не молчим по этому поводу. А все остальные если молчат, ну значит, кончилась элита, больше элиты нет.

О.БЫЧКОВА: Ну, может, эта тема, как это ни странно, не находится в центре, опять-таки, общественного сознания. То есть в центре информационных выпусков - да, каждый день или почти каждый день. Потому что оттуда то самолеты какие-нибудь пролетают, то кто-то выстрелил, то кто-то заявил что-нибудь, там что-то происходит постоянно. Но действительно - нет такого ощущения, что вдруг все люди озаботились этой проблемой и подумали - черт побери. . .

В.НОВОДВОРСКАЯ: Я сильно опасаюсь, что вместо общественного сознания мы имеем общественное бессознательное. Поэтому что находится в центре общественного бессознательного, это я могу вас отослать только к Станиславу Лему, к роману 'Солярис' и к науке соляристике. Мне не очень понятно, что в центре бессознательного находится. Общественное сознание реагирует на болевые точки - пекинская Олимпиада, конфликт с Грузией, дикие заявления Медведева, что программа ПРО нам грозит то ли голодной, то ли холодной смертью, и прочие изыски на главные путинские темы любимые - наличие политзаключенных в стране, звезды над Кремлем, Ленин на Красной площади. . .

О.БЫЧКОВА: Это болевые точки, на которые реагирует общественное сознание?

В.НОВОДВОРСКАЯ: Да, на то, что делается с бизнесом.

О.БЫЧКОВА: Оно должно или оно реагирует?

В.НОВОДВОРСКАЯ: Да, оно должно, и оно на это реагирует.

О.БЫЧКОВА: А как общественное сознание реагирует на высказывания Дмитрия Медведева, скажите, пожалуйста..

В.НОВОДВОРСКАЯ: 'Эхо' делает передачи, 'New Times' пишет статьи, правозащитники пишут заявления в мировые правозащитные центры. Ну, а все остальные, которые ничего не делают и ни на что не обращают внимания, повторяю, относятся не к общественному сознанию, а к антиобщественному бессознательному.

О.БЫЧКОВА: Может, это нормально?

В.НОВОДВОРСКАЯ: Нет, это ненормально. Это не на уровне выживания страны. Запад реагирует несколько иначе. Поэтому и живет несколько иначе. Если бы они так реагировали на болевые точки. . . Нет реакции. Это значит, орган какой-то атрофировался общественный. Это очень плохо.

О.БЫЧКОВА: Это очень плохо. Ну что ж, спасибо большое. Это была Валерия Новодворская в программе 'Особое мнение'.

___________________________________

Вот этот бред я не понимаю. Что русская душа - сталинистка ("Эхо Москвы", Россия)

В.Новодворская: я - христианка широкого профиля (BBCRussian.com, Великобритания)

В.Новодворская: то, что я говорю - это просто мейнстрим ("ИноСМИ", Россия)

В.Новодворская: СССР внес незначительный вклад в борьбу с фашизмом ("Эхо Москвы", Россия)

В.Новодворская: Это такой неэлегантный холуяж ("Эхо Москвы", Россия)

В.Новодворская: Дело в том, что чекисты люди очень ригидные ("Эхо Москвы", Россия)