Monday, July 28, 2008; A17

Несмотря на то, что Дмитрия Медведева для президентской должности подбирал лично Владимир Путин, его инаугурация в начале мая заронила во многих на Западе надежду на реальные перемены в Кремле. Эти ожидания опирались в первую очередь на то, что Медведев - преподаватель права и, в отличие от Путина, не имел ничего общего с советским КГБ. Свое влияние оказали и его неожиданно сильные слова о 'правовом нигилизме', сдерживающем 'современное развитие' России.

- Мы должны добиться реального уважения к закону, - провозгласил сорокадвухлетний президент практически сразу после принятия присяги.

И вот прошло почти три месяца. Что и говорить, к нынешнему моменту у Медведева уже накопилась вполне серьезная история решения правовых вопросов - как внутренних, так и внешних. К сожалению, она ведет в направлении, совершенно противоположном тому, которого ожидали от него несостоявшиеся славословы.

Одним из них, наверное, мог бы стать Роберт Дадли (Robert Dudley), генеральный директор нефтяной компании 'ТНК-BP' - совместного предприятия British Petroleum и группы российских олигархов. Но в четверг Дадли вынужден был уехать из России, поскольку в его адрес был проведен 'целый ряд беспрецедентных инспекций, расследований и проверок', включая отказ властей продлить ему визу и разрешение на работу.

По идее, противниками Дадли и ВР на сей раз являются исключительно их российские партнеры, заявляющие, что 'ТНК-BP' - третья по размерам нефтяная компания России - плохо управляется. Тем не менее, этот как бы частный спор постоянно перемежается вторжениями чиновников Кремля, причем в пользу только одной стороны. Еще в марте Дадли заявили, что в его отношении Министерство внутренних дел ведет расследование по подозрению в уклонении от налогов, а прокуратура уведомила его, что расследует обвинения компании в нарушении трудового законодательства. В его офисах проводила обыски ФСБ - современная версия КГБ. Трудовая инспекция его оштрафовала, а суд аннулировал визы 148 технических сотрудников ВР.

В иностранных дипломатических кругах практически ни у кого нет сомнений в том, кто в действительности стоит за этим избиением. Власть явно намерена заставить ВР передать контроль над нефтяной компанией и ее запасами какой-нибудь государственной корпорации. С помощью примерно такой же тактики в 2006 году Royal Dutch Shell заставили передать контрольный пакет акций ее газового проекта 'Газпрому', а еще раньше налоговыми претензиями и уголовными расследованиями был уничтожен, а позднее конфискован, 'ЮКОС', основатель которого Михаил Ходорковский отправился в сибирский тюремный лагерь.

Ходорковский, к настоящему моменту проведший в тюрьме уже почти пять лет, тоже надеялся, что Медведев будет отличаться от предшественника. Недавно он подал прошение о досрочном освобождении, на которое имеет право с октября 2007 года. Прекратив держать в тюрьме человека, вызвавшего гнев Путина тем, что он поддерживал демократию и законность, Медведев мог бы подать сигнал о том, что с прошлым покончено - однако в интервью иностранным журналистам менее месяца назад он вежливо заявил: дело Ходорковского должно решаться 'правоохранительными органами'. Сигнал был принят, и прокуроры тут же ответили новыми обвинениями против Ходорковского, способными оставить его в тюрьме еще на много лет.

В общем, с внутренними реформами все понятно. А что же международное право? Ведь не кто иной, как Медведев несколько дней назад выпустил новую доктрину внешней политики России, в которой 'верховенство закона в международных отношениях' называется в числе трех высших приоритетов. Спросите любого российского дипломата, что это значит, и вам тут же прочтут целую лекцию о том, что Соединенные Штаты должны быть во всем связаны международными договорами и запретами на любые действия - например, признание независимости Косово или наложение санкций на Зимбабве, - не согласованные с Советом Безопасности ООН, в котором у Москвы есть право вето. Однако к нефтегазовым контрактам с европейскими странами закон, видимо, не имеет никакого отношения, и Путин регулярно использовал и использует эти контракты в качестве инструмента запугивания.

Если хотите подтверждений - спросите хотя бы правительство Чехии, 8 июля подписавшее с Соединенными Штатами соглашение о размещении на своей территории радара противоракетной обороны. На следующий же день поставки нефти из России в Чехию таинственным образом сократились на 40 процентов - в нарушение всех и всяческих юридических соглашений между двумя странами. Российские чиновники отговорились проблемами с трубопроводами - правда, не сказали, какими. А на прошлой неделе Путин, в новом качестве премьер-министра, отдал указание восстановить поставки в прежнем объеме.

В еще более серьезном положении оказалась Грузия, бывшая советская республика, полюбившая демократию и добивающаяся членства в НАТО. Не успел Медведев занять президентский пост, как российские самолеты начали систематически нарушать грузинское воздушное пространство и сбили несколько грузинских беспилотных летательных аппаратов. Кроме того, Москва в нарушение соглашений, подписанных при посредничестве ООН, разместила в сепаратистской Абхазии свои спецслужбы и объявила о юридическом признании ее самопровозглашенного правительства. По мнению представителей США и стран Европы, имеет место скоординированная серия акций, направленная на то, чтобы спровоцировать грузинское правительство на вооруженную конфронтацию.

Может быть, Медведеву просто не дают взять в свои руки внешнюю политику России и ее отношения с иностранными нефтяными компаниями. Может быть, он не может уследить за тем, какие обвинения предъявляют прокуроры, какие действия предпринимает министерство труда, какие налоговые расследования проводит МВД и даже какие оно принимает решения по визам. Может быть. Но в любом случае - нынешний президент России уже рискует тем, что слова 'правовой нигилизм' будут с первого до последнего дня связаны с его пребыванием в Кремле.

_____________________________________________

Медведев принял президентскую присягу, но за его спиной будет стоять 'кукловод' Путин ("The Times", Великобритания)

'Свобода лучше несвободы' звучит красиво, но не может состязаться с 'обрезать, чтобы больше не выросло' ("Diena", Латвия)

Медведев следует курсом на конфронтацию с США из-за ПРО и Грузии ("The Times", Великобритания)

Глава МИД Чехии: "Почему я должен идти к русским? Пусть они придут ко мне" ("Radio Praha", Чехия)