Призрак бродит по России - призрак коррупции. Президент Дмитрий Медведев, заявлявший весной, что Россия страдает 'правовым нигилизмом', на прошлой неделе признал, что некоторые государственные должности становятся предметом купли-продажи. Как с этим бороться? Примером может служить деятельность Национального антикоррупционного комитета Кирилла Кабанова. Покинув ФСБ, Кабанов вместе с этой НПО расследовал некоторые из самых громких коррупционных скандалов путинской эпохи, теряя при этом друзей, которых настигала безвременная кончина. Корреспондент Newsweek Анна Немцова (Anna Nemtsova) побеседовала с ним о том, насколько размыта грань между деньгами и властью в сегодняшней Москве. Приводим отрывки из этого интервью:

НЕМЦОВА: Что такое Национальный антикоррупционный комитет?

КАБАНОВ: Это неправительственная организация, чья цель - расследование фактов коррупции в госаппарате, преступности в таможенном ведомстве, отмывания денег и т.д. В нее входят политики, бизнесмены, стремящиеся как-то изменить систему, журналисты, юристы и эксперты.

НЕМЦОВА: Прислушивается ли к вам Кремль?

КАБАНОВ: В своем первом публичном обращении к нации в 2000 г. Путин отметил: государственные должности должны занимать профессионалы, иначе страна погрязнет в коррупции и утратит демократический строй. В конце восьмого года пребывания у власти Путин признал, что коррупция проникла в госаппарат на всех уровнях. Нам было непросто доносить до него наши выводы. Исследование, которое мы провели в 2003 г., показало: 51% ведущих должностей в государстве и бизнесе занимают выходцы из спецслужб и армии. Путин назначал на ключевые посты 'своих' людей. Сотрудничая с немногими честными и смелыми людьми в Министерстве внутренних дел, мы провели расследование и обнародовали статистические данные о масштабах корпоративного рейдерства и отмывания денег через государственные и зарубежные банки. Вот один пример: по нашим данным, только в Москве банки отмывали 100 миллионов долларов [в сутки].

НЕМЦОВА: Какие из ваших расследований вы считаете наиболее успешными? Кто из подозреваемых понес наказание?

КАБАНОВ: Вместе с группой депутатов парламента мы расследовали деятельность бывшего министра атомной энергетики Евгения Адамова; ему были предъявлены уголовные обвинения в хищении федеральных средств на миллионы долларов. Однако дело было 'заморожено', и Адамов сейчас находится на свободе. Наш партнер в парламенте Юрий Щекочихин был убит, как мы считаем, из-за его участия в этом расследовании. Мы расследовали дело о китайской контрабанды, в котором с российской стороны фигурировали высокопоставленные генералы из Федеральной службы безопасности. Это был единственный случай, когда Путин отреагировал на наши действия. Пятеро генералов было уволено.

НЕМЦОВА: Эта деятельность подвергает вас опасности?

КАБАНОВ: Да, за последние годы мы потеряли нескольких друзей и членов нашего комитета. Наш эксперт в Смоленске Николай Петелин был застрелен возле собственного дома; Сергея Харламова, бывшего заместителя секретаря Совета Безопасности и члена нашего комитета, застрелили на улице. В прошлом году был убит наш друг - заместитель председателя Центробанка, раскрывший факты отмывания денег на сотни миллионов долларов.

НЕМЦОВА: Есть ли признаки того, что Медведев будет относиться к проблеме коррупции в высших эшелонах власти иначе, чем Путин?

КАБАНОВ: Медведев говорит и делает то, чего до него не делал никто. Он встал во главе антикоррупционного совета при Администрации президента. Тем самым он показывает стране: президент взял на себя личную ответственность за изменение ситуации.

НЕМЦОВА: Значит ли это, что чиновники, несущие ответственность за разгул коррупции, будут наказаны?

КАБАНОВ: Нет. К сожалению те, кто виновен в том, что в России сложилась такая ситуация, получаю повышение. Новый президент унаследовал прежнюю команду. К примеру, у нас возникает вопрос, почему Виктор Иванов, отвечавший в Администрации президента за кадровые вопросы, и наверняка знавший, что государственные должности покупаются, назначен главой Госнаркоконтроля?

НЕМЦОВА: То есть, ситуация с законностью не изменилась?

КАБАНОВ: Давление на СМИ не ослабло. Рейдерские атаки на частные компании продолжаются, и нагляднейшим примером здесь служит ситуация с 'ТНК-BP'. Не удивлюсь, если в этом споре между акционерами совместного предприятия британская страна проиграет. BP останется в качестве вывески, но реальный контроль над финансами компании перейдет в руки россиян.

НЕМЦОВА: Что необходимо Медведеву, чтобы победить в войне с коррупцией в России?

КАБАНОВ: Для уголовного преследования коррумпированных бюрократов на всех уровнях, начиная с Кремля, ему необходимо новое антикоррупционное законодательство, независимые суды и независимые полицейские органы. К сожалению, ничего этого в наличии нет.

_______________________________

Борьба с коррупцией - российский вариант ("The Jerusalem Post", Израиль)

Андерс Аслунд: В коррупции нет ничего нормального ("The Moscow Times", Россия)

Россия: благоденствие и коррупция ("Les Echos", Франция)

Взятки в России: Подмазать и отмыть ("Die Zeit", Германия)