JP Morgan Chase & Co. понижает рейтинг российского рынка акций, а правительство готовится к национализации частных сталелитейных и нефтяных компаний.

МОСКВА - Российский президент Дмитрий Медведев говорит о своем желании превратить Россию в ведущий мировой финансовый центр. Однако череда репрессивных мер против частных компаний породила хаос на российском рынке и заставила иностранных инвесторов спасаться бегством.

На прошедшей неделе премьер-министр Владимир Путин дважды публично устраивал разнос российскому угольному и сталелитейному гиганту 'Мечел' за якобы имеющий место ценовой сговор, уклонение от уплаты налогов и монополизацию. В связи с этим акции компании на нью-йоркском и московском фондовых рынках потеряли в цене почти 8 миллиардов долларов.

Кроме того, руководитель совместного российско-британского предприятия 'ТНК-ВР' Роберт Дадли (Robert Dudley) на прошлой неделе поспешно покинул Россию, заявив о том, что его компания постоянно подвергается преследованиям со стороны чиновничьего аппарата в ходе продолжающегося внутреннего спора с российскими партнерами за контроль над ней. Почти 150 иностранных сотрудников 'ТНК-ВР' в последние дни были вынуждены уехать из России по причине трудностей с продлением виз.

Во вторник инвестиционный банк JP Morgan Chase & Co. понизил рейтинг российского рынка акций, предупредив при этом, что 'нетрадиционные методы действий' угрожают экономической стабильности страны.

По словам аналитиков, это новый этап кремлевской кампании по наведению порядка на господствующих высотах - в стратегических отраслях российской экономики, начавшейся с уничтожения нефтяной империи 'ЮКОС' и ареста ее политически непокорного владельцы Михаила Ходорковского, который состоялся пять лет назад. Как обычно, мнения по поводу намерений правительства возникают самые разные. Его сторонники утверждают, что цель заключается в утверждении власти закона в российских джунглях необузданного бизнеса. Критики же, указывая на прошлые примеры, говорят, что когда пыль осядет, те активы, которые прежде принадлежали частным владельцам, могут перейти в руки контролируемых Кремлем компаний.

'Мой собственный опыт показывает, что власти закона и имущественных прав в России почти не существует, - говорит руководитель ведущего в России лондонского инвестиционного фонда Hermitage Capital Билл Браудер (Bill Browder), - если они не улучшат ситуацию, смысла вкладывать там деньги просто не будет'.

Браудер, который почти три года не может получить въездную визу в Россию, недавно заявил, что три дочерних компании Hermitage Capital стали объектами для захвата продажными сотрудниками российского министерства внутренних дел. Эти люди во время официальной налоговой проверки получили в свои руки документы и печати компании. Захваты были предотвращены, но по словам Браудера, эти офицеры впоследствии использовали конфиденциальные данные компании для организации крупного налогового мошенничества.

Он отмечает, что в прошлом году произошло 77000 случаев корпоративного 'рейдерства', или незаконных захватов частной собственности, которые зачастую проводят либо поощряют коррумпированные сотрудники милиции и государственные чиновники.

'Раньше у всех крали олигархи, а теперь воровством занялись правоохранительные органы', - говорит Браудер.

На прошлой неделе на совещании руководителей бизнеса Путин обвинил крупнейшую в России компанию по добыче коксующегося угля 'Мечел' в монопольном сговоре, в том числе, в искусственном завышении цен на внутреннем рынке и экспорте товара по недопустимо низким ценам с продажей его дочерним фирмам за границей с целью уклонения от российских налогов и пошлин. Путин нагнал страху на участников совещания, которое показали по телевидению на всю страну, выступив со скрытой угрозой. Он заметил, что миллиардер и владелец 'Мечела' Игорь Зюзин отсутствует по болезни.

"Конечно, болезнь есть болезнь, - сказал бывший агент КГБ Путин, - но я думаю, что Игорь Владимирович должен как можно быстрее поправиться... Иначе к нему доктора придется послать и зачистить все эти проблемы".

На этой неделе российская Федеральная антимонопольная служба заявила, что проведет расследование в 'Мечеле' и еще одной металлургической компании 'Евраз' на основании данных о ценовом сговоре. Эксперты говорят, что это обычная практика наведения порядка на рынке, однако заявления Путина были далеко не обычными.

'Я думаю, власти хотят активизировать усилия в рамках борьбы с монополизмом, и это [нападки Путина] может дать им толчок', - говорит главный экономист Deutsche Bank в России Ярослав Лисоволик. По его словам, мощные монополии доминируют в российской экономике, и уменьшение их до необходимого размера является необходимым условием для расчистки места малому и среднему бизнесу, укрепление которого является важнейшей целью Медведева.

Лисоволик отмечает, что Путин, возможно, пытается снизить уровень инфляции, который в текущем году составляет почти 10 процентов, и в этих целях вынуждает крупные компании снижать цены на внутреннем рынке.

'Путин знает, что делает, - говорит аналитик из независимого московского Института финансовых исследований Галина Ковалишина, - он не думает о капитализации каких-то отдельных компаний, вне зависимости от их размера. Мне кажется, его главная забота - обеспечить прозрачность российского бизнеса и придать законный характер его деятельности'.

Но критики отмечают, что доклад правительства с обвинениями в адрес 'Мечела' готовил заместитель премьер-министра Игорь Сечин. Это тот самый человек, который, будучи кремлевским помощником, руководил наступлением на 'ЮКОС'. Тогда против этой фирмы были выдвинуты уголовные обвинения и иски о налоговой задолженности. В итоге активы 'ЮКОСа' большей частью попали в руки государственной нефтяной компании 'Роснефть'.

Эксперты отмечают, что 'Мечел' это политически послушная компания, а ее владелец регулярно вносит свой вклад в укрепление прокремлевской партии 'Единая Россия'. 'Здесь нет элемента политики, как в случае с 'ЮКОСом', но вполне возможно, что угольный бизнес у 'Мечела' отнимут и передадут другой компании', - заявляет директор независимого Центра политической информации Алексей Мухин. По его словам, одним из возможных получателей активов 'Мечела' может стать российский производитель специальных марок стали 'Росспецсталь', основанный государственной корпорацией по экспорту вооружений 'Рособоронэкспорт'.

В последние месяцы 'ТНК-ВР' которая в равных долях (50 на 50 процентов) принадлежит British Petroleum и четырем российским миллиардерам, попала под пресс экологических проверок, исков о налоговых задолженностях и обвинений в шпионаже, выдвинутых против одного из ее сотрудников. Многим из ее иностранных сотрудников было отказано в выдаче виз. Дело довольно темное, но некоторые эксперты подозревают, что какая-то крупная государственная компания, например, 'Газпром', ждет своей очереди, чтобы подобрать остатки 'ТНК-ВР', если в результате спора акционеров она распадется на части. На этой неделе власти Великобритании пошли на необычный шаг, официально пожаловавшись на то, что российские государственные органы усиливают натиск на 'ТНК-ВР' в очевидной попытке ускорить ее кончину.

'То, как акционеры совместного предприятия манипулируют российским чиновничьим аппаратом, и то, как власти это допускают, вызывает большое разочарование', - заявил в Москве журналистам представитель британского посольства.

Некоторые эксперты предполагают, что это первые признаки раскола между президентом Медведевым, призвавшим во вторник рынок к спокойствию, и его предшественником - все еще влиятельным премьер-министром Путиным.

'У Путина могут быть определенные, чисто политические причины для вмешательства в деятельность 'Мечела'', - говорит социолог Ольга Крыштановская, изучающая политическую элиту России.

'Имидж Медведева в последнее время укрепляется, поэтому нельзя исключать, что Путин хочет показать, кто в доме хозяин. Он пользуется большой популярностью в России, поскольку играет на ту часть населения, которая недолюбливает крупный бизнес', - отмечает она.

_________________________________

Причин не инвестировать средства в России становится все больше ("The Wall Street Journal", США)

Путина критикуют за падение рынка ("The Financial Times", Великобритания)