При Владимире Путине, казалось бы, ничто не могло поколебать уверенности мира в будущем российских рынков. В 2004 году, когда был посажен в тюрьму магнат Михаил Ходорковский, рынки упали - однако с ростом цен на нефть быстро восстановились. В 2005 году крупнейшему в России портфельному инвестору Биллу Браудеру (Bill Browder) из компании Hermitage Capital не дали въездную визу - после того, как он выступил с критикой непрозрачности компаний, контролируемых Кремлем, - но рынки и глазом не моргнули. В прошлом году Кремль заставил Royal Dutch Shell по нерыночной цене продать свои морские газовые проекты государственному 'Газпрому' - но капитал все лился и лился в Россию. Не пересох ли колодец доверия инвесторов на этот раз?

Не исключено, что последнюю его каплю увез с собой бежавший из России Роберт Дадли (Robert Dudley). Генеральный директор совместного предприятия BP и российской нефтяной компании 'ТНК' уехал из Москвы 24 июля после нескольких месяцев преследований, направленных на выдавливание британских партнеров из компании. В штаб-квартире 'ТНК-BP' проводили обыски федеральные агенты, из-за некоей 'формальности' большая часть командированных из ВР осталась без въездных виз, и, наконец, прокуратура грозила Дадли расследованием, утверждая, что компания нарушала трудовые и миграционные законы. За неделю, последовавшую за этими событиями, российские акции упали на 12 процентов; сегодня, хотя в остальных нефтедобывающих стран национальные индексы выше, чем в начале года - Бразилия в плюсе на 8 процентов, а государства Персидского залива - в среднем на все 28, российский на 2 процента ниже. И это несмотря на то, что Дмитрий Медведев, пришедший на место Путина в мае, говорит очень правильные слова о борьбе с коррупцией и сохранении доверия глобальных рынков. По словам Роланда Нэша (Roland Nash) из московской компании 'Ренессанс Капитал', недавняя встряска 'обрушила репутацию российских рынков как тихой гавани для капиталов'.

Худшее, возможно, еще впереди. Банк JPMorgan уже понизил свой рейтинг российских акций с 'нейтрального' до 'ниже рынка'. Банкиры опасаются, что правительство, стремясь ограничить инфляцию, будет активно вмешиваться в работу рынков, и предупреждают, что 'набранный [российской] экономикой темп сокращается'. Среди других фондов из Москвы ушел и 'Эрмитаж':

- Мы дошли до поворотной точки, - говорит Браудер. - Сегодня прибыли уже не так велики, чтобы оправдывать риск.

Всю неделю Медведев как мог вытягивал московский фондовый рынок, объявив его 'в настоящее время одним из самых привлекательных'. В чем-то он прав; Медведев вообще сделал много умных шагов - в апреле предотвратил кризис ликвидности банков, затем перекрыл каналы продажи сырьевых товаров оффшорным фирмам-однодневкам с целью ухода от российских налогов. И сегодня российские компании, исходя из курса их акций на московской бирже, оцениваются менее чем в десять своих годовых выручек (для китайских и индийских компаний этот множитель составляет от 25 до 30), то есть на развивающихся рынках они - одни из самых дешевых. Но если иностранцев и дальше будут с улюлюканьем выгонять из Москвы, они не придут в Россию - даже при столь низких ценах.

_____________________________________________

Кремлевские репрессии против корпораций вызывают падение на рынке ("Christian Science Monitor", США)

Путина критикуют за падение рынка ("The Financial Times", Великобритания)

Избиение 'Мечела': оглушительный ответ на вопросы инвесторов ("The Economist", Великобритания)

Медведев обещает защищать бизнес ("The New York Times", США)