В истории распада Советского Союза, которая когда-нибудь будет написана, нельзя будет не упомянуть - причем не в одной строке - о жизни Александра Солженицына, умершего в Москве в возрасте 89 лет.

Без публикации его книг о политических тюремных лагерях, построенных Иосифом Сталиным - от 'Одного дня из жизни Ивана Денисовича' до 'Архипелага ГУЛАГ' - никто, наверное, не показал бы всего масштаба этой системы. Он же не просто в мельчайших деталях засвидетельствовал ее злодейства - он помог ее разрушить, причем так, чтобы ее уже невозможно было построить заново.

За это западный мир прославил его и наградил Нобелевской премией по литературе, а многие в родной России объявили его предателем. Однако столь же жестко, как и жестокость и коррупцию своей родной страны, Солженицын критиковал Запад, где прожил двадцать лет, за материализм и развращенность. Вспомним, что в 1978 году, в самый разгар 'холодной войны', в своем знаменитом обращении к Гарвардскому университету он выступил против 'разрушительной и безответственной свободы' жизни на Западе, в том числе против 'чрезмерного и обременяющего потока информации' из СМИ; он осудил мирное соглашение, заключенное США во Вьетнаме, и отверг любые идеи о насаждении 'западной модели' в России вместо коммунизма.

В 1994 году, вернувшись в Москву, он на некоторое время стал героем, однако вскоре потерял популярность в обществе, где у него сложилась репутация человека угрюмого и сварливого, готового всегда критиковать и старое, и новое. В своем отечестве он остался столь же нелюбимым пророком, сколь неудобным гостем - в последнее время все более неудобным - он был за границей.

Нужно быть твердым до упрямства, чтобы столь храбро и последовательно, как Солженицын, оставаться противником любых жестоких диктатур, и он держал эту планку столь же прочно, как и другой великий советский диссидент шестидесятых - физик Андрей Сахаров. Из-за своей бескомпромиссности такие люди после революции становятся столь же неудобны, как и до нее.

При Владимире Путине, впрочем, Россия двинулась в том самом направлении, в которое верил Солженицын. Он был националистом, яростным поборником Русской Православной церкви; он был полностью убежден в уникальности роли российской культуры в мире. В 2006 году телесериал по его роману 'В круге первом' о моральных терзаниях политических заключенных-физиков, работающих на сталинское государство, смотрели 15 миллионов человек. В 2007-м Путин наградил его государственной премией за вклад в гуманитарную работу. Лучше поздно, чем никогда - но, как вечному критику, Солженицыну, наверное, эта премия вряд ли пришлась по душе.

_________________________________________

Ричард Пайпс о Солженицыне: смешанные чувства ("Wirtualna Polska", Польша)

Александр Солженицын: одинокий голос, готовый говорить правду во что бы то ни стало ("The Times", Великобритания)

Закончился последний бой для нобелевского лауреата Александра Солженицына ("The Times", Великобритания)