Интервью, которое президент РФ дал французской газете 'Фигаро', вызвало немалый интерес в мире. Во-первых, Дмитрий Анатольевич давно уже не общался с прессой. Во-вторых, беседа состоялась сразу после того, как он выступил со своим посланием, в котором предложил увеличить сроки президентского правления в России до шести лет. В-третьих и в-главных, сам по себе Медведев по-прежнему представляет загадку, суть которой сводится к тому, что непонятно, кто он: реальный властитель страны или подставное лицо?

'Это внутренний документ'

Момент истины наступил, когда французский интервьюер спросил собеседника, собирается ли тот 'доработать до окончания... президентского срока'. И тут Медведев по-настоящему обиделся: 'Но я же работаю. Что Вы меня подталкиваете к каким-то решениям?..' И далее неожиданно добавил, что 'определенно' может сказать только одно: 'эти новые сроки' на него 'не распространяются'.

В схожей ситуации около двух лет назад президент Путин отвечал иначе. Когда на ежегодной пресс-конференции его спросили о политических планах, Владимир Владимирович ответил с веселой злостью: 'Я пока никуда не ухожу!' И попросил, в своем неповторимом стиле, 'не выпихивать' его 'раньше времени'.

Из ответов Путина становилось ясно, кто в стране хозяин. Кто распоряжается временем - тот и президент. Из слов Медведева складывалась иная картина.

Эта картина производит удручающее впечатление.

Достаточно вспомнить, как Дмитрий Анатольевич обретал свою высшую власть. Кандидатом в президенты его назначил Путин. Агитировали и голосовали за него Путин и 'Единая Россия'. Одержав славную победу, он являлся на сцену чуть не в обнимку с национальным лидером. Когда под его руководством Россия выиграла свою пятидневную войну с Грузией, лично премьер-министру пришлось разъяснять: главнокомандующим на этой войне был Медведев, и все решения принимались по его приказу. Верилось с трудом.

Похоже, эта ситуация напрягает их обоих. Путина, который чувствует себя в премьерском кресле явно не на месте. Медведева, который по Конституции является первым лицом в стране, а по факту - хорошо если вторым. И когда французский журналист со всей возможной деликатностью задает вопрос ('Вы только что предложили продлить срок мандата президента... Некоторые обозреватели - возможно, даже поспешно - сделали из этого вывод, что такое предложение позволит Владимиру Путину вернуться во власть'...), сдержанный сын профессора-юриста взрывается. Слишком уж больная тема затронута.

Поставлен вопрос, который никому в голову не придет задавать ни одному из действующих ныне политиков первого ряда - от Обамы и Меркель до Чавеса и Мугабе. Вопрос, который определяет довольно сомнительную роль законно избранного российского президента во внутренней и внешней политике. Вопрос, который мучителен и для него самого.

Вдобавок ко всему имеется явное противоречие между человеческим образом Медведева и образом Медведева-президента. Сам по себе Дмитрий Анатольевич представляется человеком незлобивым и явно склоняющимся к тому, что 'свобода лучше, чем несвобода'. Между тем, согласно тексту роли, он обязан произносить слова строгие, хотя и не брутальные. Он должен играть роль Путина с человеческим лицом.

Отсюда - несоответствия. Порой кажется, будто президент весьма неохотно произносит слова, подсказанные всемогущим суфлером. Иногда это выглядит так, будто Медведев высказывается на темы, в которых не слишком разбирается. Или просто проговаривается.

Журналист 'Фигаро' выражает удивление: в своем послании президент 'пригрозил' развернуть в Калининграде ракеты 'Искандер'. Ответ Медведева поразителен: его выступление 'никак не связано с выборами' в США 'или с какими-то другими внешнеполитическими событиями. Более того, это внутренний документ'.

Ничего себе! Мир потрясен, Европа сплачивается перед лицом новой угрозы, а многообещающая новость про ракеты, оказывается, обращена к российской публике. Он, все с той же обидой в голосе, говорит, как американцы отвергли 'глобальную систему защиты' с использованием российских и азербайджанских радиолокационных средств - и словно не понимает, что Габалинская РЛС не устраивает американцев не в силу злокозненной русофобии, а потому, что используется для других целей. Это что, тоже 'внутренний документ', обращенный исключительно к российскому народу, который не обязан разбираться в тонкостях противоракетной обороны?

Он утверждает: 'Если бы Россия не навела порядок в августе месяце (в Грузии. - И. М.), то неизвестно, что бы происходило в этих регионах. Вполне вероятно, была бы большая кровь и масштабные террористические действия, направленные на раскол действующих государств'. Замечательно, что в том же интервью Медведев отмечает: 'нам удалось восстановить конституционный порядок в Чеченской республике, успокоить ситуацию в других республиках Северного Кавказа'. Но если бы Саакашвили удалось, как он мечтал, 'восстановить конституционный порядок' в Южной Осетии, то положение там ничем не отличалось бы от 'мира' в кадыровской Чечне. Россия остановила Саакашвили, пытавшегося подражать Путину, но при чем тут борьба с 'расколом действующих государств'? Грузия-то как раз расколота, и на отнятых у нее территориях располагаются чужеземные войска.

Преступное безумие Саакашвили заключалось в том, что он не соразмерил сил либо почему-то не ожидал, что Россия введет войска в Грузию. Преступный прагматизм Путина заключался в том, что, начиная чеченскую войну, он отлично рассчитал силы. Чечня не ушла из России, поскольку никому не пришло в голову вторгаться в РФ в ответ на развязывание чеченской войны. Москва не позволила Тбилиси действовать в Цхинвали точно так же, как российские войска действовали в Грозном - но при чем же тут террор? Читая Медведева, проникаешься тягостным чувством: то ли он не в курсе дел, то ли, мягко говоря, лукавит.

Однако любопытнее всего то, какая тема в беседе не прозвучала вообще. Скорее всего, по инициативе Кремля, который в ином случае мог бы не допустить встречи журналиста 'Фигаро' с Медведевым. Имею в виду судьбу Светланы Бахминой, в защиту которой собрано уже почти 90000 подписей, и среди подписантов - весьма известные в России люди. И тот факт, что интервьюер так и не решился спросить у гаранта, как он собирается решать этот вопрос - самое ясное свидетельство политического бессилия третьего российского президента.

Царь милосердный

А все дело опять-таки в том, что в письмах, которые российская общественность пишет в защиту Светланы Бахминой, содержится известное противоречие. В них заключен некий парадокс. Вероятно, имя получателя на конверте указано неверное.

То есть по форме все правильно. Президентом России в Кремле работает Медведев, и к нему обращена просьба: помиловать Светлану Петровну. По закону только он и может смилостивиться над любым из сограждан - виновным или невиновным. Он обладает этим правом по Конституции. Поэтому обращение к Медведеву юридически корректно. С одной стороны.

А с другой стороны, все, за исключением грудных детей и душевнобольных, догадываются, кто реально правит Россией. Кто на самом деле начинает и завершает войны. Роняет курс акций на российском рынке и силится его поднять. Карает врагов и награждает друзей.

Человек по имени Медведев остается загадкой. Черты его характера, политические пристрастия, сильные и слабые стороны до сих пор не раскрыты. Вроде, повторюсь, человек он незлобивый, но такова лишь версия. Возможно, это тщательно охраняемая государственная тайна. Или там нечего раскрывать. Непонятно.

Напротив, о характере, убеждениях, пристрастиях, друзьях по дачному кооперативу и недругах Путина мы знаем довольно много. Порой до мелочей. Ясно, например, что премьер, человек с университетским образованием, умеет правильно написать под диктовку слово 'милосердие', но значение этого слова ему неведомо. Поэтому комиссию по помилованию при нем за ненадобностью разогнали, и если кто-нибудь в России еще выходит из тюрьмы раньше срока, то не по его вине.

Вот такой парадокс. Помиловать ни в чем не виновную Бахмину, ожидающую ребенка, имеет право Медведев, а может - один только Путин. Как справедливо заметила Елена Георгиевна Боннэр в своем письме к самым знаменитым женам Российской Федерации, он должен для этого произнести всего лишь три слова: 'Я не сержусь'. Но как вымолить у него эти слова - неизвестно.

Так замыкается круг. Обращаться к премьеру - бессмысленно, он с удовольствием посмеется и над подписантами, и над Бахминой, уличая их всех в незнании Основного закона. Обращаться к Медведеву - это просить посредника повлиять на того, кто принимает решения. А Медведев знает, какую реакцию у Путина вызывает короткое слово 'Юкос'.

Если предположить, что президент читает эти письма и втайне сочувствует Светлане Бахминой, и даже испытывает чувство стыда, то перед ним стоит очень сложная задача. В диалоге с нацлидером он должен найти предельно точные языковые конструкции, избегая бессмысленных или опасных. Так, 'помилование' - смертельно опасное слово. 'Давайте ее пожалеем', - бессмысленный набор звуков, неприятных для слуха собеседника. Какие же слова говорить?

'Мучить Бахмину - непрагматично'? У Путина свое мнение об общественной пользе. 'Это не нравится соотечественникам'? Десятки миллионов россиян никаких писем не подписывают, а тысячи, судя по их репликам в 'живых журналах' и выступлению писательницы Арбатовой, будут крайне огорчены, если ребенок у Бахминой родится на свободе, в Москве. 'Это вредит России'? Бездоказательное для них и Путина утверждение.

И все же слабая надежда на Медведева сохраняется. Тоже парадоксальная по сути, хотя основанная на мощных исторических традициях. Все-таки царский трон, кресло генсека или президента в России - это все мебель сакральная, атрибут власти сам по себе, вне зависимости от того, кто занимает эти стулья. Может, Дмитрий Анатольевич уже всерьез начинает тяготиться своей ролью зиц-президента. Может, ему, законнику и профессорскому сыну, уже надоело служить прикрытием для временно отстранившегося от верховной власти Путина. Может, свобода для него и впрямь лучше, чем несвобода. Может, он с нетерпением ждет случая, чтобы показать, кто в России гарант Конституции. Лучшего шанса совершить мужской президентский поступок Медведеву не представится.

И тогда он выскажется на полную катушку. В послании к нации или в интервью западной газете - проблема техническая. Пока же Дмитрий Анатольевич пребывает в тени национального лидера, ему остается лишь обижаться на самые деликатные вопросы, отвергать вопросы неделикатные и беспомощно сетовать на судьбу.

*****************

Идеология площадного гламура (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Мертвая тишина (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Кто правит Россией? (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Нострадамус предсказал конец Украины (Общественная палата читателей ИноСМИ)

_______________________

Русские пугают, а нам не страшно! ("Le Figaro", Франция)

Дмитрий Медведев протягивает руку Бараку Обаме ("Le Figaro", Франция)