Помнится, в те далекие дни, когда мне приходилось бывать на полях сражений, я, как и большинство людей, с трудом осознавал реальность происходящего кошмара. Мозг давал сигналы: вот падает самолет, вот взрывается бомба, вот рушится дом. Но инстинкт упорно твердил свое: все эти незнакомые 'картинки' - не более чем компьютерная графика.

Такое же ощущение возникает и сегодня, когда наблюдаешь за происходящим в Британии. Очень редко в мирное время перемены обрушивались на общество с такой молниеносностью и жестокостью. Буквально за несколько месяцев представления, на которых не одно десятилетие строилась наша жизнь, полностью развеялись. Тем не менее, хотя разум подсказывает: все кончено и произойти теперь может практически все, что угодно, нам по-прежнему трудно осознать, насколько радикально все изменится.

Если бы я был действующими министром, или хотя бы членом 'теневого кабинета' тори, меня бы сильно напугали пикеты у нефтеперерабатывающих заводов, заключающих контракты с иностранными рабочими. Это - начало чего-то весьма масштабного, первые проявления недовольства, которое неизбежно будет расти. В период полной занятости экономическая глобализация означала лишь то, что телевизоры, которые мы смотрим, делаются в Китае, а наши жалобы на British Telecom принимаются на коммутаторе где-нибудь в Индии. Сегодня, однако, глобализация становится причиной возмущения и отчаяния для миллионов британцев, теряющих работу и средства к существованию. Значение рецессии не столько в том, что ждет нас в нынешнем или будущем году, сколько в том, что она уже показала: Британия - вовсе не та успешная страна, о которой правительство говорило народу.

У нас теперь будет куда меньше денег - как на общественные, так и на частные нужды. Какие бы краткосрочные ассигнования ни сочло необходимыми правительство для борьбы с кредитным кризисом, на помощь всем пострадавшим социальным группам у Минфина просто не хватит ресурсов. Он не сможет финансировать нас всех, чтобы мы могли и дальше покупать 'Рейндж-Роверы' и 'Ягуары'. И в этой связи не так уж важно, повысит ли министр финансов Алистер Дарлинг (Alistair Darling) налоги для богатых, и не отменит ли эти меры в случае прихода к власти консерваторов их теневой глава Минфина Джордж Осборн (George Osborne) - хотя подобный шаг, несомненно, представляется необходимым для ослабления социальной напряженности. Британия не может увеличивать государственный долг свыше определенного уровня - иначе ее сочтут безответственным заемщиком.

Двадцать лет, поддаваясь алчности, мы льстили себе тем, что наше общество способно при этом на чуткость и сострадание. Мы швырялись деньгами на самые разнообразные 'достойные' цели, поскольку считали, что мы в состоянии себе это позволить. В будущем Британии поневоле придется обрести черствость и жестокость - ведь на доброту и великодушие денег просто не будет.

И Гордон Браун, и Дэвид Кэмерон (David Cameron) отлично понимают, что протекционизм, политика по принципу 'британские рабочие мечта - британцам' - не выход. Даже если бы подобные действия считались законными для страны-участницы ЕС, - а это не так - мы, будучи торговой державой, просто загнали бы себя в экономическую стагнацию.

Нас ждет долгий и трудный 'исследовательский вояж': предстоит выяснить, каким образом Британия будет зарабатывать на жизнь в ближайшую четверть века - в условиях неизбежной международной конкуренции. Что уж там иностранные рабочие на нефтеперегонных заводах - миллионы рабочих мест уже переместились с Запада в Азию, где производство товаров обходится гораздо дешевле. И никакие усилия правительства их уже не вернут.

Британские трудящиеся сохранят нынешний уровень зарплат только в том случае, если будут обладать высочайшей квалификацией, не имеющей равных в других странах; в противном случае им придется довольствоваться куда меньшими реальными заработками, чем в прошлом. Всякий, кому доводилось встречаться с молодыми китайцами и индусами - представителями новой генерации - наверняка обратил внимание на их 'волчий аппетит' и высокий профессионализм. Если британскую систему образования не удастся оживить, и она не начнет воспитывать из наших детей достойных конкурентов азиатам, их будущее выглядит безрадостным. В международном разделении труда они смогут сгодиться лишь на роль неудачников. Из-за девальвации экзаменационных оценок мы сами не осознаем эту истину, но для остального мира она очевидна.

С расточительством в отношении государственных средств, которое мы сейчас воспринимаем как нечто само собой разумеющееся, тоже придется покончить - деньги понадобятся на помощь бедным и безработным. На прошлой неделе Консультативная группа по проблемам прошлого Северной Ирландии выступила с предложением выплатить по 12000 фунтов семьям всех 2700 погибших в годы противостояния в Ольстере. Споры в этой связи вызывает лишь вопрос о том, следует ли распространять эту помощь на родственников боевиков военизированных формирований. Однако сам подобный жест в отношении кого бы то ни было представляется чистым безумием в условиях, когда Северная Ирландия уже живет на дотации.

За последние годы в Британии сложилась традиция компенсаций, влекущая за собой выплаты шестизначных сумм в случае чуть ли не любых несчастий, способных постичь человека. Подобная щедрость более невозможна. Нельзя будет и швыряться миллионами на бессмысленные справочные таблицы над автострадами, на содержание легионов управленцев и консультантов при местных органах власти, на строительство авианосцев.

Все имеющиеся средства должны будут расходоваться на исполнение основополагающих обязанностей государства - обновление инфраструктуры и социальную защиту тех, кто реально оказался в нужде. Программа строительства муниципального жилья, которую обнародовал в минувшую среду Гордон Браун, заслуживает всяческих похвал. Слишком многих людей соблазнили кредитами на покупку домов, которые они не в состоянии погасить. Бизнес нельзя нагружать новыми социальными обязательствами в отношении работников; от этой нереальной идеи следует отказаться в масштабах всего Евросоюза. Необходимо будет сокращать зарплаты и социальные льготы в государственном секторе - только так можно избежать прямого противоречия между положением работников частных структур и привилегированным статусом госслужащих, особенно в области пенсий.

Правительство Ирландии пошло на десятипроцентное сокращение зарплаты министров. Объявляя об этом шаге в октябре прошлого года, ирландский министр финансов Брайан Ленихэн (Brian Lenihan) отметил: 'В отношении оплаты труда и численности государственных служащих могу сказать - нам придется делать больше, довольствуясь меньшим. Наши чиновники, учителя, врачи и медсестры, зачастую специалисты высочайшего класса, имеют очень хорошие по международным стандартами оплату и условия труда'. В условиях кризиса британский электорат скорее всего потребует аналогичных жертв от собственных политиков и госслужащих.

Люди будут активно требовать ужесточения политики в отношении предоставления политического убежища и иных второстепенных нагрузок на систему социального обеспечения. В условиях, когда государству придется удовлетворять массу насущнейших потребностей, трудно будет осуществлять в прежних масштабах и программы по борьбе с климатическими изменениями, или помощь другим государствам. Уже завтра нам понадобится увеличить количество атомных электростанций, а чуть позже - перейти на генномодифицированные сельскохозяйственные культуры.

Политики редко заслуживают сочувствия, но сейчас - именно тот случай, когда их можно пожалеть. Возможно, правительству удастся побороть кредитный кризис, но против главной угрозы, нависшей над нашей экономикой, они, по сути бессильны. У США куда больше шансов на успешное обновление. Помимо потрясающей способности американцев к инновациям, Соединенные Штаты поддерживает и уникальная вера в себя.

В Британии, напротив, социально-политическое единство общества ослабло. Представление о том, что трудности и жертвы надо принимать стоически, абсолютно чуждо нашему опыту последних десятилетий, поэтому социальное брожение представляется весьма вероятным. Вряд ли, конечно, в стране утвердится политический экстремизм. Но любому британскому правительству в обозримом будущем будет трудно проводить ответственную политику, даже если его возглавит человек, способный более убедительно показать стране путь вперед, чем Гордон Браун.

Протестующие сегодня нефтяники пытаются остановить 'приливную волну'. Но каких бы символических уступок они ни добились от Total, в конечном итоге они обречены на поражение, поскольку британские бизнесмены и правительство просто не в состоянии защитить страну от ее собственных изъянов, и от перемещения потоков капитала на Восток.

Последние двадцать лет мы, как народ, вели себя опрометчиво. Мы дурачили себя разговорами о том, какое прекрасное общество мы строим - а на деле оно стало лишь мягкотелым и алчным. Теперь же нам надо научиться действовать всерьез, но сможем ли мы это сделать - вопрос спорный.

______________________________________________

Оценка глобальных рисков в 2009 г. ("Business Week", США)

Насколько глубока рецессия? ("Christian Science Monitor", США)

Джон Мейнард Кейнс: спасет ли нас великий экономист? ("The Independent", Великобритания)

Кампания по спасению должников аукнется нам, вкладчикам ("The Independent", Великобритания)

Не падайте духом, нас спасет алчность ("The Globe And Mail", Канада)

Столкновение глобализации и нового национализма ("The Financial Times", Великобритания)

* * * * * * * * * * * * * * * *

Учитель Путин (Общественная палата читателей ИноСМИ)

"Свободу младшему сержанту Глухову!" (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Нашкодили, москали? (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Секс-проект Шелленберга (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.