Огромные высотные краны на обширных московских стройплощадках простаивают без дела, поскольку инвесторы бегут прочь из России. Рабочие российских автозаводов вот-вот столкнутся с массовой безработицей, так как фондовый рынок и рубль резко падают. Участники демонстраций протеста, которых пока мало, но становится все больше, выходят на улицы страны, требуя экономической помощи. А группа заслуженных российских экономистов во время встречи с президентом Дмитрием Медведевым предупредила его о надвигающейся экономической катастрофе.

Конечно, Россия не единственное государство, сталкивающееся со значительными трудностями, однако здесь кризис приобретает многомерный характер и кажется особенно устрашающим. Еще хуже то, что руководство страны плохо подготовлено к борьбе с ним. В России в условиях, когда возникает все более опасная пропасть между реальностью и официальной риторикой, в игру вступает целый ряд факторов

Во-первых, авторитарная структура руководства, которую русские называют "вертикалью власти", непрозрачна и не приспосабливается к новым условиям. Верховная власть в стране, данная Медведеву конституцией, на практике ему не принадлежит, так как самые важные решения принимает премьер-министр Владимир Путин и находящаяся под его жестким контролем группа людей из спецслужб, или так называемые силовики. Даже мимолетное ощущение присутствия двоевластия ошибочно, ибо у Медведева нет настоящей базы власти. Его либерально звучащие заявления и выражаемое им стремление к подлинной демократии сильно отличаются от путинских многосложных эвфемизмов, заменяющих собой слово "авторитаризм": "суверенная демократия" или "управляемая демократия". Они могут вызвать определенные надежды у Запада, однако пока эти заявления мало что значат на практике.

Путин совершенно не стремится придать узаконенный характер процессу принятия решений и передачи власти. Наоборот, все выглядит так, будто он полон решимости стать единственным и незаменимым правителем. Это производящий сильное впечатление, но занудный политик, способный как по писаному излагать самые заумные мысли о добыче и транспортировке энергоресурсов. Однако он мало что смыслит в самых фундаментальных вопросах политики и экономики, он не терпит инакомыслия и на дух не переносит оппозицию. Путин действовал очень эффективно в вопросах централизации власти, однако процесс принятия решений при нем стал совершенно непрозрачным и неопределенным.

Во-вторых, Путин помог создать культуру поиска виновных и заговоров, вместо того, чтобы содействовать выработке трезвых решений. Он осуществил централизацию не только власти, но и насилия с коррупцией, постоянно обвиняя в сегодняшних российских проблемах внешние силы, и предупреждая о недопустимости попыток "ослабления и дестабилизации" страны.

Путина особенно раздражает инакомыслие внутри России. Он также очень сильно боится того, что слабые дуновения протестов станут предвестниками ветров перемен. Когда довольно немногочисленная группа демонстрантов устроила во Владивостоке митинги протеста против повышения пошлин на импортные автомобили, Кремль для борьбы с ними через всю страну за 9000 километров отправил московские отряды ОМОН. Находящаяся под властью Путина Государственная Дума издала доклад своего аналитического департамента, в котором утверждалось, что демонстрации эти были частью заговора иностранных держав, цель которого - отделить Дальний Восток от России. Похоже, Путин и его соратники плохо понимают, что протесты это нормальное явление в демократическом обществе, и что для поиска экономических решений очень важны диалог и дебаты.

В-третьих, путинский режим, несмотря на выделенные им 200 с лишним миллиардов долларов в рамках "антикризисной программы", не осознает в должной мере истинный характер и глубину возникшего кризиса. Кризис этот не разрешить усилением регулирования, национализацией, принуждением и концентрацией власти.

К сожалению, Путин усвоил не те уроки, что нужно. Поначалу он был прагматиком, но видимо потом его просто совратили огромные шальные деньги, пришедшие в страну вместе с мощным ростом цен на энергоресурсы, мнимое процветание, низкопоклонство подхалимов и кажущееся одобрение общества, и он поверил, что к успеху можно прийти, срезая углы. Однако его собственный бывший экономический советник Андрей Илларионов еще несколько лет назад предупреждал об опасных последствиях строительства одномерной экономики.

Путин создал исключительно уязвимую, зависящую от энергоресурсов экономику, в которой олигархи получили феноменальные богатства, а подавляющее большинство россиян, несмотря на некоторое повышение уровня жизни, осталось в крайней нищете.

Теперь эта группа населения оказалась в большой опасности. Рецессия - общемировое явление, однако глубокий кризис в России в основном кремлевского изготовления.

Антикризисная программа не решает базовых проблем. Олигархи (и их корпорации), потерявшие сотни миллиардов долларов и составляющие крайне незначительную часть на стремительно падающем российском рынке ценных бумаг, первыми оказались у государственной кормушки. Военные в предстоящие два года только на закупку новых систем вооружений получат 141,5 миллиарда долларов, в то время как в каждой пятой туберкулезной больнице нет водопровода, 70 процентов новорожденных страдают от осложнений, а населению грозит демографическая катастрофа, поскольку его численность в предстоящие два десятка лет может сократиться на 20 миллионов человек.

Тем временем, общие темпы экономического роста приблизились к нулю. Дефицит бюджета, по официальным данным, может составить более 6 процентов, а отток капитала в текущем году, скорее всего, превысит 100 миллиардов долларов. Валютные резервы из-за тщетных попыток поддержать рубль сократились на четверть с лишним. Кроме того, неправительственная организация Transparency International в 2008 году поставила Россию на 147-е место среди 180 государств по объемам коррупции, а Freedom House занесла эту страну в категорию "несвободных".

Резкое и устойчивое повышение цен на энергоносители может дать Москве какой-то запас времени, однако это не поможет ей в решении базовых проблем. Чтобы решить их, правительству Путина придется по-настоящему взглянуть в лицо действительности и признать, перефразируя слова Джеймса Карвилла (James Carville), что "это же основы,..."*.

Аурел Браун - профессор политологии и международных отношений из университета Торонто. Он автор книги "Отношения НАТО и России в двадцать первом веке" (NATO-Russia Relations in the Twenty-First Century)

______

*Речь идет о крылатой фразе этого известного политтехнолога "Это же экономика, дурачок!"

_________________________________

Россия в полной мере ощутила силу мирового экономического шторма ("The Independent", Великобритания)

Простаивающие заводы не дают покоя Кремлю ("The New York Times", США)

Влад Уязвимый ("The Times", Великобритания)

Выясняем, что происходит с Россией ("The Financial Times", Великобритания)

В 2009 году Россия будет 'возмутителем спокойствия' ("Real Clear Politics", США)

Россия должна взглянуть в лицо реальности ("The Guardian", Великобритания)

* * * * * * * * * * * * * * * *

Герои Бадабера (Общественная палата читателей ИноСМИ)

"Они все тут и погибнут" (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Молчание о будущем (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Бог против науки (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.