На топком поле недалеко от Грозного собираются представители чеченской элиты. На красной дорожке в ожидании стоят мэры, министры, предприниматели и один российский генерал, все в костюмах и при галстуках. На этом лугу сегодня начинается строительство колбасного завода, который создаст 330 новых рабочих мест. Не хватает только того, кто должен заложить фундамент этого сооружения.

На большой скорости приближаются четыре черных лимузина. Впереди - Lexus LX 570. Калитка на воротах отлетает в сторону. Слякоть брызжет во все стороны. Водитель едет прямиком на присутствующих и останавливает машину в сантиметре от ботинок московского производителя колбас. Тот вымученно улыбается.

Дверь открывается, с водительского сиденья поднимается ухмыляющийся бородач. Это Рамзан Кадыров, президент Чеченской республики.

Правда, на большинство россиян он производит впечатление мужлана. Но в глазах чеченцев Кадыров - пророк и народный трибун, воплощение чаяний многострадального народа. Являясь правоверным мусульманином, он соответствует строгим ценностным критериям исламской республики. Он ежедневно молится в новой мечети, не пьет и не курит. Он считается гарантом мира, которого страстно желает миллион жителей региона, переживших две кровопролитные войны за независимость, жертвами которой стали 200 000 человек. А он - тот, кто восстанавливает разрушенную страну. Так думают чеченцы.

32-летний Кадыров - ключевая фигура в антикризисной концепции Владимира Путина в отношении Кавказа, региона, который играет роль пороховой бочки для России. Российский премьер-министр позволяет Кадырову устанавливать у себя исламистско-тоталитарный режим, финансируемый за счет щедрой экономической помощи из федерального центра. Таким образом премьер-министр надеется поддержать стабильность в самой взрывоопасной из всех кавказских республик. Недавно Россия начала вывод из Чечни 20 000 солдат, оставляя регион полностью на попечении Кадырова, который занимает свой пост уже два года. А между тем, он приучает свой народ к одной простой формуле: Если мы будем крепко держаться "нашего спасителя" Путина, Чечня будет процветать.

На самом деле, этому провинциальному царьку удается угождать своему населению. И с помощью 20 000 солдат своей сильной провинциальной армии он держит за горло исламистских сепаратистов, которые окопались в горах вокруг Грозного и время от времени получают подкрепление в лице обнищавших сельских жителей. Тем не менее, организованная преступность по-прежнему правит бал. В прошлом году было совершено 118 покушений с применением взрывчатых веществ. Дело доходит до убийств не только внутри страны, но и за ее пределами. Недавно в Вене, Берлине и Стамбуле были совершены заказные убийства бывших сепаратистов. В Москве выстрелом в голову был убит бывший вице-мэр Грозного. В прошлом году в Чечне, по данным правозащитной организации "Мемориал", было зафиксировано 42 случая похищения людей. Цифры, не поддающиеся статистическому учету, вероятно, еще более внушительны. В Чечне при Кадырове установился режим, который сеет страх, - и покупает доверие на путинские миллиарды на проведение восстановительных работ.

Страх войны покинул Грозный. Отверстия от попадания снарядов на фасадах были заштукатурены. Вокруг площади Минутка, за которую некогда шли бои, разобрали оставшиеся после войны руины. Пустыри загораживают гигантские деревянные стены. Только вдоль магистральных улиц еще сохраняются разрушенные при обстрелах здания. На восстановление пошла большая часть республиканского бюджета за 2008 год, исчислявшегося примерно 800 миллионами евро.

Еще четыре года назад Грозный был похож на город-призрак, хотя в 2000 году Россия объявила, что война закончена. Однако будучи президентом, Путин в течение долгих лет ни рубля не выделил на восстановление республики. А затем, в 2004 году, он, как гласит легенда, пролетал на вертолете над Грозным и был настолько шокирован, что сам осуществил первые финансовые вливания. Теперь Кадыров восторженно заявляет: "Путин - это дар господень, он принес нам мир".

Как на самом деле обстоят дела с восстановлением, можно понять, заглянув за свежевыкрашенные фасады. 51-летняя Эльвира Абдурсановна живет на тупиковой улице, ведущей на "проспект Путина", в двенадцатиэтажном панельном доме. В ее квартире уже двадцать лет нет горячей воды. Во всем городе постоянные перебои с газо- и электроснабжением. Абдурсановна - квалифицированный бухгалтер. В советские годы она приехала в Чечню из Казахстана. Из-за любви. Она работала на одном промышленном предприятии, пока оно не обанкротилось. С тех пор она безработная, как и 70 процентов местного населения.

Многие студенты Заурбека Саидова после окончания вуза тоже не могут найти работу. Тем не менее, президент Грозненского университета испытывает гордость: "У нас не было воды, отопления, канализации, - говорит он. - Только стол и стул. Так мы начинали". Между тем, в университете Грозного учится 16 000 молодых людей. Вскоре к Саидову должен приехать первый студент по обмену, француз. Ему придется привыкать к необычным нравам: в студенческом городке все девушки обязаны носить на голове платок. Курение строжайше запрещено, потому что, как говорит Саидов: "Наш президент ненавидит сигареты и алкоголь".

Тем временем, в экономической жизни мало что изменилось с тех пор, как Кадыров стал руководить республикой. Ему не удалось привлечь в Чечню ни одного сколько-нибудь значительного инвестора, кроме разве что "АвтоВАЗа", производителя "Лады". На его заводе в маленьком городке Аргун раньше выпускались сельскохозяйственные машины. Теперь здесь с конвейера сходят автомобили модели 2107 - "тайга-такси", как шутят русские. На "Ладе" работает 750 чеченцев. Однако сегодня конвейеры стоят. Экономический кризис ударил и по Чечне. Но заместитель директора завода утверждает: "Сегодня мы проходим ежегодное медицинское обследование".

В Грозном наступает ночь. Возле главной улицы развевается сине-бело-красный [так в тексте - прим. пер.] триколор Российской Федерации. Эта улица до весны прошлого года называлась "проспектом Победы". Потом президент Кадыров решил посвятить главную магистраль столицы своему покровителю Путину. В Москве это никого не привело в восторг, а в Грозном тем более, ведь Путин был ответственен за начало второй чеченской войны. Однако никто не осмелился открыто критиковать решение президента.

Потому что там, где не прославляют Путина, прославляют Рамзана Кадырова. Стоит сойти на любой автобусной остановке - и вы оказываетесь перед гигантским, выше человеческого роста, портретом Кадырова, висящим на стене ближайшего дома. Все надежды связаны с личностью президента. Поэтому его и чествуют, как героя, когда он приезжает закладывать фундамент колбасного завода на топком поле недалеко от Грозного.

А что если в один прекрасный день из Москвы перестанут поступать миллиарды? Уже в прошлом году Путин сократил финансирование, а с 2012 года он хочет строить отношения с Чечней как с обычной российской республикой. Не позднее этого срока президент Кадыров должен продемонстрировать, что он и без путинской чековой книжки может улучшить экономическое положение своего края. Строительства колбасного завода для этого будет уже недостаточно.

Обсудить публикацию на форуме

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.