Ловить сигналы сверху давно уже сделалось любимой привычкой российской либеральной интеллигенции. В последнее время таких сигналов поступило несколько, и все они исходят от президента Дмитрия Медведева. Помимо долгожданных ответов на непрекращающиеся призывы (освобождение Светланы Бахминой) и шагов подчеркнуто демонстративного характера (интервью 'Новой газете'), есть среди них один, явно свидетельствующий о желании улучшить информационное обеспечение власти: глава государства завел собственный блог.

О каких - реальных или мнимых - изменениях российского политического дискурса свидетельствует этот шаг? С этого вопроса начался разговор корреспондента Русской службы 'Голоса Америки' с политологом, президентом фонда 'Либеральная миссия', Игорем Клямкиным о взаимоотношениях между властью и обществом в современной России.

- Итак, президент России пополнил ряды политиков - блогеров. Нетрудно догадаться, что этот шаг призван внести что-то новое в имидж Дмитрия Медведева как главы государства. Какие проблемы при этом решаются?

- Главная проблема Медведева в том, что он никак не может выйти из тени своего предшественника. Он - преемник, наследник - притом, что человек, приведший его к власти, продолжает активно функционировать как политический лидер.

- Не так давно Андрей Пионтковский сказал в интервью 'Голосу Америки', что Медведев частенько имитирует Путина, но то, что органично для Путина, то совершенно не органично для Медведева. Слишком разные люди. Согласны ли вы с тем, что Медведев еще не выработал, так сказать, своего стиля?

- В последнее время он предпринял ряд действий, которые призваны создать ему несколько другой образ, нежели у его предшественника. Это и интервью 'Новой газете' и встреча с правозащитниками. Он все выслушал, что называется, на месте: посетил институт Грефа, выслушал радикальных политологов и экономистов, а теперь вот и блог создал. Что это, как не попытка нащупать какую-то иную стилистику, чем у Путина? Но стилистика это крайне несамостоятельная, никакого нового политического курса за ней нет. Нет попыток выйти за пределы системы, созданной Путиным. Можно сказать, что это - некоторое обновление политического режима. Да, теперь это уже не просто режим Путина, а режим Путина-Медведева. Но, разумеется, при сохранении основ путинской системы.

- Иными словами, все эти изменения - имитационные?

- Да, имитационные или крайне незначительные. Система вполне может их переварить, оставаясь такой, какой она была прежде. Медведев создает для этой системы более, так сказать, человеческий фасад, ни в коей мере не покушаясь, однако, на ее основы. Выпустили Бахмину, что само по себе очень хорошо. Путин таких вещей не мог делать, потому что это противоречило его имиджу. При Путине могло быть другое - явно выходящее за пределы того, что в мире принято называть цивилизованностью.

Медведев же пытается такие вещи с лица системы убрать. Но, повторяю, сущность ее остается прежней. При этом у Медведева, как ни странно, нет собственного лица, нет выраженной индивидуальности. Если почитать его интервью 'Новой газете', то нельзя не подивиться тому, каким бюрократическим, стертым и неличностным языком он говорит. Он уходит от вопросов - или не отвечает на них, или топит их в каких-то общих рассуждениях. Поэтому я не очень верю в перспективы его блогов - ведь бюрократический стиль противоречит самой природе этого жанра.

- И все же: не означают ли последние шаги президента Медведева, что его собственная роль в рамках системы становится более значительной?

- Да, внешне она становится более самостоятельной. Он нашел себе определенную нишу, определенную функцию в системе: это, если можно так

сказать, элемент облагораживания. Никаких дополнительных рычагов власти это ему не дает, да и с его стороны нет никаких претензий на самостоятельную политическую роль. Ведь смена всех этих режимов происходит внутри одной системы. Внутри советской системы тоже существовали разные режимы - от Сталина до Горбачева. И стилистика у них была разная. Но природу системы это не меняло.

Иное дело, если произойдет какое-то реальное изменение в системе, к примеру, в политике по отношению к телевидению. Сегодня ни о чем подобном говорить не приходится. Вот, скажем, реакция Медведева на выборы в Сочи. Редактор 'Новой газеты' рассказывает президенту о творящихся там безобразиях, а тот в ответ говорит, что это - нормальная политическая борьба. Дескать, чем она острее, тем лучше. А о том, что эта политическая борьба идет по правилам, которые должны гарантировать победу 'Единой России', он умалчивает. То, что он делает, вполне приемлемо для этой системы, тем более в условиях кризиса, когда она должна как-то контактировать с Западом и, следовательно, улучшать свой имидж.

- Что, по-вашему, должны в этих условиях делать либералы?

- У меня не вызывают аллергии люди, стремящиеся довести до сведения власти свои проекты реформ. Другое дело, что об этих проектах должно знать и общество. А также и об их судьбе. О том, приняты они властью или нет. В конце концов, Интернет, блоги - все это только средство. Беда в том, что сегодня у либералов нет проекта, который они могли бы предложить обществу и который был бы ему понятен.

Обсудить публикацию на форуме

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.