Варгаши, Россия. Тяжелые времена выгодны не только для дешевых торговых сетей, столовых, коллекторских агентств и адвокатов по банкротствам. Например, некий сибирский завод средних размеров начал выпуск продукции, которая, как надеется его руководство, должна сейчас найти спрос. Речь идет о модифицированных пожарных машинах, оснащенных водометами для разгона демонстраций. Рабочие называют их 'машинами для борьбы с демократией'.

'Мы считаем, что у нашей продукции есть рынок, - утверждает директор завода Владимир Казаков. - И нас не волнует, кто будет ее покупать. Мы были бы рады продавать ее Израилю, Америке и Франции'.

Тем не менее, подобные бизнес-планы проливают определенный свет на обстановку в России времен финансового кризиса.

Страна, после многолетних постсоветских неурядиц находившаяся на вершине процветания, переживает сейчас очередной период неопределенности, экономических перемен и социальных потрясений.

В каком-то смысле, производство водометов может служить барометром того самого общественного недовольства, о котором пишут в российских политических журналах и мрачно шутят на столичном радио 'Эхо Москвы'.

По словам г-на Казакова, он ожидает, что в этом году будет продано две или три машины, примерной стоимостью в полмиллиона долларов каждая. Однако, хотя российское министерство внутренних дел, которому подчиняется милиция, просило завод приготовиться переоборудовать сборочную линию так, чтобы можно было , если будет необходимо, быстро наладить выпуск как можно большего количества водометов, никаких конкретных заказов пока не поступало.

'Если заказ придет, мы выполним его качественно и в срок', - говорит он.

Машины продаются под марками 'Лавина-Ураган' и 'Шторм' - для модели поменьше. Они закованы в стальную броню, их окна комплектуются решетками и неуязвимы для кирпичей и булыжников. Кроме того они снабжены распылителями для активных веществ, таких как перечный газ, громкоговорителями, способными издавать оглушительный звук и, разумеется, легко управляемым водометом, струя из которого способна сбить человека с ног на расстоянии нескольких десятков метров.

Кое-где на территории бывшего Советского Союза экономические проблемы уже начали вызывать общественные беспорядки. Во Владивостоке в знак протеста против увеличения таможенных сборов на улицы вышли торговцы подержанными автомобилями. На Украине, где недавно потеряли работу десятки тысяч рабочих-металлургов, на центральной площади Киева проходят акции протеста. Наконец, в Молдавии разъяренная толпа ворвалась в здание парламента, выбрасывая из окон мебель. В числе протестовавших были безработные молодые люди, у которых нет сейчас особых перспектив найти в Молдавии работу.

Кстати, молдавские события наглядно продемонстрировали, что обычные пожарные машины для противодействия толпе не годятся. На фотографиях информагентств видно, как участники протестов, восторженно потрясая кулаками, пляшут на помятых капотах оставленных водителями стандартных красно-белых грузовичков с выбитыми стеклами.

А в России, между тем, экономика резко пошла на спад. В 2008 году ее рост составил 6 процентов, а в этом году, только по правительственным прогнозам, которые многие экономисты считают чересчур оптимистичными, ее ждет сокращение на 2,2-процента. По мере роста безработицы растет и вероятность протестов, полагает член правления близкого к правительству московского Института современного развития Евгений Гонтмахер. 'Социальные последствия будут нарастать весь год, мы можем сказать об этом с уверенностью'.

Еще одним свидетельством усиливающегося недовольства стали результаты общенационального опроса общественного мнения, в ходе которого 39 процентов россиян положительно ответили на вопрос о том, не замечали ли они среди своих знакомых 'роста протестных настроений'.

По словам г-на Казакова, в России только завод в Варгашах обладает государственной лицензией на выпуск водометов. Парадоксальным образом расположен он при этом как раз в одном из тех зависящих от единственного предприятия городов, в которых, как полагают Гонтмахер и ряд других аналитиков, наиболее вероятны беспорядки.

Мрачный городок с серыми домами и грязными улицами, разделенный надвое Транссибирской железной дорогой, полностью зависит от завода, на котором работают 600 из12 000 его жителей. Рабочие ворчат, что зарплаты уже начинают падать.

Судьба завода в Варгашах отражает судьбу российской экономики в целом. В позднесоветский период он процветал, выпуская в год 3 000 пожарных машин и продавая их в 27 стран, в том числе в Монголию, Танзанию и Вьетнам. В те дни он выпускал также цистерны для молока и даже разработал так называемый 'спиртовоз' для перевозки водки. Его стену до сих пор украшает фреска с коммунистическим лозунгом 'Слава рабочему классу'. Сейчас завод вынужден бороться за жизнь. В декабре он выпустил 70 пожарных машин, в феврале уже только 35.

Уволенный строительный рабочий Антон Синагноев говорит, что он поддерживает освоение заводом новой продукции, пусть даже она будет использоваться против таких же, как он сам, безработных. По его словам, он рад, что у завода есть перспективы. 'Если эти машины не будем делать мы, их будет делать кто-нибудь другой', - считает он.

Руководители фабрики заявляют, что по их расчетам российская милиция и полицейские других стран в период финансового кризиса не будут скупиться на средства для противостояния толпе. Специальные автомобили с водометами намного лучше справляются с агрессивно настроенной толпой, чем обычные пожарные машины, конная милиция или заслоны из милиционеров с щитами, объясняет г-н Казаков.

Тем не менее, пока новая бизнес-стратегия остается только стратегией. Даже если компании удастся, как она надеется, продать в этом году два или три автомобиля с водометами, это не возместит потери от упавшего спроса на пожарные машины, признает г-н Казаков. 'Ситуация в стране еще до этого не дошла', - замечает он.

Обсудить публикацию на форуме

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.