Несмотря на все обещания 'перезагрузить' американо-российские отношения, администрация Обамы, похоже, продолжает действовать по сценарию, оставленному ее предшественником.

Вашингтон продолжает добиваться помощи Москвы по ряду проблем, угрожающих безопасности США, одновременно преуменьшая важность вопросов, которые заботят Россия. Этот подход основывается на ошибочном предположении, что все, что угрожает Америке (Иран, Северная Корея и т.д.), должно равным образом беспокоить и Россию, но что Вашингтон может свободно проводить политику (например, расширение НАТО), которая рассматривается Москвой как первостепенный вызов ее собственной безопасности.

Давайте не выискивать в недавних примирительных жестах то, чего там нет. Повторное открытие авиабазы Манас в Кыргызстане - это приятная перемена, но она далека от альтруизма. В конце концов, и Москва, и правительства стран Средней Азии заинтересованы в том, чтобы Талибан не вышел за пределы южного Афганистана.

Возможно, самая важная просьба, с которой президент Обама обратится к президенту Медведеву, будет призыв объединить усилия, чтобы оказать целенаправленное давление на Иран. Если мы хотим, чтобы санкции действительно убедили Иран отказаться от своих ядерных амбиций, необходимо закрыть все лазейки в мировой экономике. До сих пор Москва согласилась лишь на ограниченный набор действий против Исламской республики.

Москве не нужен ядерный Иран, но это помеха, которую Россия может вытерпеть. Таким образом, чтобы добиться от Москвы сотрудничества, на стол нужно выложить что-то, что изменит расчеты русских.

Один из основных поводов для российского беспокойство является боязнь того, что если Москва присоединится к давлению на Тегеран, Иран затем может провести с Западом переговоры и достичь соглашения, подобного тому, которое заключила в свое время Ливия, тем самым, освобождая дорогу для крупных западных инвестиций в энергетический сектор Ирана.

Сейчас Москва извлекает пользу от иранской изоляции от Запада. Значительные газовые резервы Ирана недоступны европейским потребителям, что сохраняет за Россией роль основного поставщика континента, а альтернативные маршруты для среднеазиатских энергоресурсов, которые могли бы пройти по территории Ирана - невозможны.

Однако разрешение ядерного вопроса могло бы открыть огромные резервы иранского природного газа, который можно было бы поставлять через 'Набукко' - крупный газопровод, планируемый Европой для диверсификации своих поставок в обход России. На сегодняшний день этот проект практически мертв, так как гарантированные поставки недостаточны, чтобы оправдать огромные инвестиции. Иран может кардинально поменять ситуацию.

Кроме того, внутри российского внешнеполитического истаблишмента существует точка зрения, что нужно как можно дольше поддерживать ситуацию, в которой США заняты в других частях земного шара, чтобы Вашингтон не обратил свое внимание на евразийское пространство, так как это повредит российским экономическим интересам и интересам безопасности страны.

Если бы США были готовы гарантировать некий статус кво, который был создан мертвой схваткой между Тегераном и Западом - в котором Россия бы осталась превалирующей силой на евразийском пространстве и основным поставщиком энергоресурсов в Европу - то можно было бы увидеть большую готовность со стороны России по вопросам сотрудничества в Иране.

Однако недавняя встреча Россия-НАТО, прошедшая на острове Корфу, не вызывает оптимизма. Попытка Москвы протолкнуть новое соглашение по европейской безопасности основывается на предположении, что это снимет мотивацию для дальнейшего расширения НАТО на восток, на Украину и в Грузию, и установит 'равноценность' между атлантическим альянсом и возглавляемой Россией Организацией договора о коллективной безопасности (ОДКБ), что гарантирует стабильность 'от Ванкувера до Владивостока'.

Вашингтон с подозрением относится к подобным радикальным предложениям. И, учитывая, что президент, вице-президент и госсекретарь США поддерживают грузинское и украинское членство в НАТО, сложно представить, что расходящиеся позиции России и США можно как-то примирить.

Я уверен, что визит г-на Обамы в Москву будет символически триумфальным. Но изменения в российской внешней политике потребуют чего-то больше, чем заглядывание г-ну Медведеву в глаза.

Николас Гвоздев является профессором по национальной безопасности в Военно-морском колледже США и старшим редактором сайта The National Interest

Обсудить публикацию на форуме

________________________________________________________

Новая старая архитектура европейской безопасности ("Зеркало Недели", Украина)

Что есть 'нормальность' в отношениях между США и Россией? ("New Europe", Бельгия)

Смогут ли Обама и Медведев нажать кнопку перезагрузки? ("Arab News", Арабская пресса)

США не откажутся от ПРО ради сокращения СНВ ("BBCRussian.com", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.