Самый интересный и неожиданный аспект обстановки, в которой проходит нынешний российско-американский саммит, связан с высокой результативностью антикризисных мер Москвы. Это несколько смещает динамику встречи в ее сторону: в противном случае ситуация в стране представляла бы собой обычную чисто российскую смесь крайностей в плане сильных и слабых сторон.

С одной стороны, у президента Медведева и премьер-министра Владимира Путина есть на руках козыри, крайне важные для любого обитателя Белого дома: ядерные ракеты, нефть, газ, одна из крупнейших в мире армий, дружба с Ираном, ревностно поддерживаемое влияние на Кавказе и в Средней Азии, а также статус постоянного члена Совета безопасности ООН и, соответственно, право вето.

С другой стороны, в финансовой, коммерческой и военной сферах у России по любым меркам есть немало слабых мест. Статистика - упрямая вещь: население страны сокращается (хотя, возможно, ситуация здесь начала меняться), средняя продолжительность жизни падает (впрочем, с этим дело неожиданно пошли на лад), значительная часть россиян по-прежнему живет в нищете. Кроме того - и это, пожалуй, самый болезненный фактор - в России еще живы воспоминания о советских временах и до сих пор не прошел шок от того, что все так резко изменилось.

Вашингтонская команда четко дает понять: в их расчетах перечисленные сильные стороны оправдывают попытку 'перезагрузки' двусторонних отношений. В то же время, из-за слабых мест нынешней России в случае провала этой попытки связи с ней могут быть отодвинуты на второй план, уступив место более насущным проблемам.

Элемент, способный изменить это уравнение - тот факт, что российское руководство проводит весьма искусную экономическую политику в условиях кризиса. Это говорит не только о четком понимании экономических механизмов, чего нельзя было сказать, основываясь только на риторике российских лидеров. Сложившаяся ситуация также позволяет надеяться, что Россия преодолеет нынешнюю 'мизантропию' и авторитаризм, найдет путь в более стабильное будущее.

В докладе Всемирного банка, обнародованном в прошлом месяце, указывалось не только на тяжелые последствия кризиса для России, - что вполне естественно - но и на неожиданно позитивные моменты. Конечно, ущерб, понесенный ее экономикой, очень велик. Реальный объем ВВП, по оценкам, в этом году должен сократиться на 7,9 % (притом, что в мировой экономике в целом падение составит 2,9%). Это настоящий шок после десяти лет динамичного роста, порожденного высокими нефтегазовыми ценами. С июня по ноябрь 2008 г. капитализация российского фондового рынка снизилась на две трети.

Безработица к концу года может достичь 13%, а за чертой бедности окажется 17,4% россиян, предупреждает Всемирный банк; кроме того, российский средний класс сократится на 10% (это 6 миллионов человек) и составит чуть больше половины населения.

В то же время банк, назвав антикризисные меры властей 'оперативными, скоординированными и комплексными', отмечает: в связи с падением нефтяных цен российское руководство без промедления сократило государственные расходы (в том числе и за счет радикальной военной реформы). Москва сформировала масштабный пакет экономических стимулов, и приняла меры, призванные остановить сокращение валютных резервов (согласно опубликованным вчера данным, во втором квартале 2009 г. чистый приток капиталов в страну составил 7,2 миллиарда долларов - после оттока в 35 миллиардов по итогам первого квартала). Самый тяжелый этап кризиса, возможно, уже пройден, полагают эксперты Всемирного банка. И если (если, правда, здесь следует писать большими буквами) Россия воспользуется ситуацией, чтобы реформировать устаревшие предприятия, придать им большую конкурентоспособность, ее экономика может выйти из кризиса в более современном, диверсифицированном виде.

По некоторым признакам, российское руководство, возможно, намерено воспользоваться этим шансом (свидетельство тому, в частности - военная реформа, как в плане оснащения вооруженных сил, так и системы комплектования). Не исключено, однако, что оно и дальше будет сваливать на других вину за все проблемы, сосредоточиваясь на внешних угрозах, а не наведении порядка в собственном доме.

Стремление президента Обамы заключить новое соглашение о сокращении ядерных арсеналов - цель весьма достойная. Однако успех этого начинания зависит от того, удастся ли убедить Россию отказаться от образа мысли, в рамках которого расширение или достижения Евросоюза и НАТО расцениваются как угроза. До сих пор Америке весьма успешно удавалось убедить Китай в выгодах сотрудничества в рамках международных организаций и соблюдения международного права, но с Россией подобными результатами она похвастаться не может. И, судя по действиям Путина и Медведева в последнее время, они на что-то подобное не настроены.

Тем не менее, слабость сегодняшней России, изо всех сил цепляющейся за несколько 'призов', доставшихся ей по наследству от недавнего прошлого, - стратегические ракеты и нефтяные скважины - в то время, как все остальное лежит в руинах, может стать одним из аргументов, способных изменить их позицию. То же самое можно сказать и о прагматической реакции российских лидеров на кризис - пусть они и назвали его результатом несостоятельности капиталистической системы. Она показывает, что Кремль способен, когда нужно, отодвинуть в сторону идеологию, и принимать оперативные меры, соответствующие интересам страны. А значит - есть надежда на то, что Россия перестанет внушать другим страх и превратится в современное государство.

____________________________________________________________

Обама хвалит Путина во время первой встречи ("Reuters", Великобритания)

Ностальгическое путешествие в советскую Россию ("Eureka Street", Австралия)

Обсудить публикацию на форуме

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.