Наконец-то покончено с проповедями неоконсерваторов! Реабилитировав искусство беседы, Барак Обама пересмотрел американскую политику по отношению к России. Москву, которую Вашингтон уважает, но ставит на второй план среди своих приоритетов, призывают отказаться от схем времен "холодной войны", стать его партнером в мировых делах. Но российской стороне эта перезагрузка не дастся так просто. Цепи прошлого слишком тяжелы.

С момента распада СССР в отношениях Вашингтона и Москвы прослеживается два периода. С 1991 по 1999 год американцы поддерживали процесс хаотичного перехода от плановой экономики к системе, основанной на частной собственности. На Западе образ России складывался исключительно из борьбы между силами реформаторов, стоящими за Борисом Ельциным, и силами махровой коммунистической реакции.

Вторая фаза, пришедшаяся на годы президентства Владимира Путина (1999-2008), была отмечена установлением авторитарной "властной вертикали" и триумфом бюрократии, опиравшейся на невероятный рост экономики, происходивший за счет природных ресурсов. Исполненная реваншистских настроений Россия снова стала демонстрировать великодержавные амбиции. Администрация Буша - предпочитающая, так же, как и Москва, иметь "двухчастное" видение мира (союзники против врагов) - злоупотребляла лексикой эпохи "холодной войны". Напряженность постоянно росла, а затем, в августе 2008 года, случилась война в Грузии.

А потом пришел Барак Обама. С российской стороны перемены запаздывают. Избрание Дмитрия Медведева в 2008 году было воспринято как продолжение эпохи Путина. С тех пор наблюдатели продолжают играть в бесполезную игру, которая состоит в том, чтобы отмечать в поведении г-на Медведева признаки, свидетельствующие о его самостоятельности и политической открытости. Власть остается чем-то вроде правления корпорации "Россия", члены которого распределяют между собой присутственные жетоны, акции и привилегии. Тем не менее, нужно подчеркнуть интерес (к сожалению, чисто риторический, за неимением реальной власти), который глава российского государства проявляет к вопросу, не теряющему актуальности с 1991 года, а именно к смене элит в государственном аппарате.

В самом деле, экономический кризис поставил под вопрос выстраивание "властной вертикали". Стабильность, этакий Святой Грааль Владимира Путина, оказывается вещью хрупкой, как глиняный горшок. Несменяемость политического и административного персонала, с конца эпохи СССР до эпохи новой России, объясняет стагнацию в применяемой практике и в образе мышления, коррупцию, восприятие США как злобного врага. Эта преемственность мешала также подвергнуть беспристрастному анализу советское прошлое и его преступления. Сегодняшней элите, которая состоит прежде всего из представителей бюрократии, должна прийти на смену новая элита, более открытая обществу, заявлял в конце февраля Аркадий Дворкович, влиятельный руководитель экспертного управления Кремля. Барак Обама тоже на это надеется. Но молча. Теперешний подход таков: у каждого народа своя судьба.

Обсудить публикацию на форуме

________________________________________________________

Америка как навязчивая идея ("Berliner Zeitung", Германия)

России и США нужно больше, чем договоренность по поводу обреченной войны ("The Guardian", Великобритания)

Обама и Пустота ("Грузия online", Грузия)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.