Сколько должно обанкротиться банков, чтобы получился кризис? В последнее время ходит немало слухов о возможном появлении 'второй волны' финансового кризиса, которая может накрыть Россию этой осенью или чуть раньше или чуть позже. Хорошая новость: до осени осталось всего пара месяцев, так что второй раунд кризиса, судя по всему, отменяется. Плохая новость: в банковском секторе дела идут, пожалуй, хуже, чем кто бы то ни было мог предположить.

В настоящее время у российского агентства по страхованию вкладов (АСВ), на которое возложена ответственность за 'выкуп' гибнущих банков, дела идут весьма неплохо. За этот год из более чем тысячи банков сорок пять лишились лицензии, а восемнадцать записаны на реабилитационную программу. Но в середине июля генеральный директор АСВ Александр Турбанов сообщил собравшимся на Северо-восточной банковской конференции, что к концу года может быть закрыто уже до шестидесяти банков.

'В этом году может быть отозвано до пятидесяти-шестидесяти банковских лицензий, и еще для пятнадцати-двадцати банков, возможно, понадобится подготовить экстренные финансовые меры', - сообщил Турбанов на петербургской встрече ведущих банкиров.

И это только начало. По прогнозу аналитиков из центра Standrad & Poor's, благодаря принятому Центральным банком России (ЦБ) решению поднять уровень минимального стартового капитала до 2,5 миллионов евро к началу следующего года будут вынуждены прекратить свою деятельность еще сто семьдесят банков. Опасность заключается в том, что если чересчур много банков закроется в чересчур короткий срок, начнется панический отзыв вкладов, что может привести к обрушению всей финансовой системы.

Ненадежные кредиты

Основная часть дискуссий, разгоревшихся вокруг проблемы, сосредоточена на растущем количестве невозвращаемых кредитов. По официальной версии, их доля к концу года достигнет примерно десяти процентов, но большинство наблюдателей полагает, что на самом деле их как минимум вдвое больше. Ясно, что если чересчур много кредитов не будет возвращено, банки начнут разваливаться, но никому не ясно, какова должна быть доля невозврата, чтобы это начало происходить.

Кроме того, часть комментаторов указывает, что невозвращаемые кредиты представляют собой лишь верхушку айсберга, а лучше обратить внимание на так называемые проблемные, или ненадежные.

'Невозврат кредитов - это плохой показатель проблем в банковском секторе, так как он не отражает таких параметров, как реструктуризация кредитов, то есть случаи, когда проценты формально выплачиваются, но в реальности кредит совершенно никак не обслуживается', - сказал Турбанов. - 'Если взять более широкую трактовку понятия 'ненадежного кредита', то их доля может к началу следующего года дойти до сорока процентов. Банки в данной ситуации применяют не просто тактику выжидания, а тактику выжидания в укрытии. Александр Турбанов так что нужно ожидать, что потери кредитов могут дойти до трети; впрочем, на бумаге этих цифр никто никогда не увидит. Банкиры надеются, что Центробанк поможет сектору раньше, чем он рухнет'.

Хорошая новость в том, что, по всеобщему мнению, осенью кризис не повторится, а если и повторится, то пройдет легко и государство сможет с ним справиться. Плохая новость в том, что потери, понесенные банками, судя по всему, оказались тяжелее, чем ожидалось, а пик кризиса в банковском секторе придется не на эту осень, а на следующий год.

Турбанов сохраняет осторожный оптимизм, но в то же время понимает, что в любой момент дело может принять чудовищно опасный оборот. Например, может ли закрытие шестидесяти банков в этом году спровоцировать кризис? Турбанов полагает, что не может, так как государство уже выделило уйму средств на спасение банков. Но в недавно опубликованном сообщении Standard & Poor's говорилось, что сектору в ближайшие три года понадобится рекапитализация на сумму от 20 до 40 миллиардов долларов. Даже если сбудется самый кошмарный сценарий, при котором потребуется целых 80 миллиардов, у государства останется еще более 400 миллиардов резервов; таким образом, Россия может рассчитывать на то, что станет единственной из быстро развивающихся стран, которая не будет заимствовать деньги у Международного валютного фонда.

'Мы полагаем, что вторая волна [кризиса] возможна в четвертом квартале этого года, но это не неизбежно', - сказал Турбанов. - 'Мы надеемся на лучшее, но готовимся к худшему'.

Именно этот момент волнует многих наблюдателей. Екатерина Трофимова, директор финансовых институтов при Standard & Poor's, утверждает, что российское правительство, может быть, и имеет достаточно денег для 'выкупа' погибающих банков. Однако кадров для того, чтобы спасти рушащийся сектор и обеспечить быстрый приток ресурсов для предотвращения полномасштабной катастрофы, в его распоряжении нет.

Плана 'Б' нет

Ранее в этом году финансовое положение АСВ было в значительной степени укреплено, чтобы можно было справиться с проблемами в банковском секторе, пока они еще поддавались контролю. Агентство получило триста миллиардов рублей (9,3 млрд. долларов), из которых 180 миллиардов предоставил Центробанк, а 115 миллиардов было выделено из государственного бюджета.

Специалисты из агентства разработали три основные методики спасения гибнущих банков. Банки, имеющие ценные активы, но страдающие от нехватки краткосрочной ликвидности, можно продать инвесторам. Если банк имеет и ценные, и безнадежные активы, то вторые отделяются от первых и изымаются, после чего остатки банка также продаются инвесторам. Пока что из восемнадцати банков, проходящих реабилитационный курс, таким образом было спасено двенадцать. В оставшихся случаях было решено, что банк не имеет продажной ценности, но имеет социальную значимость, то есть находится в регионе, где нет других банков; в таких случаях АСВ приобретало такой банк в собственность с целью продать его, когда экономика наладится. Впрочем, было и сорок пять случаев, когда банк просто закрывался.

Соотношение закрытых и спасенных банков (два к одному) - это очень неплохо, а соотношение перепродаж инвесторам к случаям фактической национализации (пять к одному) - еще лучше. Тем не менее, эксперты обеспокоены тем, что реструктуризация банковского сектора пока проходит лишь первые этапы, а когда количество обремененных проблемами банков вырастет еще больше, АСВ перестанет справляться. Даже руководство АСВ признает, что вторая волна создаст большие проблемы, и Турбанов призывает государство принять срочные меры уже сейчас.

'Если придет вторая волна, потребуются массовые скупки активов, и прежде, чем это случится, нам нужно подготовить законодательную базу', - сказал он.

Трофимова обеспокоена тем, что у Кремля нет плана 'Б' на случай катастрофического развития событий. План АСВ заключается в том, чтобы пытаться продавать инвесторам гибнущие банки, имеющие хоть какие-то приличные активы, но если нахлынет вторая волна, единственным вариантом останется займ средств у государства и национализация банков.

'У нас нет лимита на кредитование из ЦБ. Вряд ли нам понадобится дополнительное финансирование, даже если положение ухудшится, и вряд ли хоть один из основных банков обанкротится', - сказал Турбанов. - 'Даже при наихудшем раскладе мы сможем найти инвесторов, а АСВ не боится перспективы стать акционером проблемного банка'.

С этим подходом возникают две проблемы. Во-первых, найти инвесторов, готовых купить еще пятнадцать-двадцать банков в такое время, когда положение в финансовом секторе становится все хуже и хуже, будет достаточно сложной задачей, но сделать это в такое время, когда на рынке появляется сто семьдесят предположительно здоровых, но маленьких банков, будет неизмеримо сложнее. Вторая проблема: 'неограниченное' кредитование Центробанком на самом деле очень даже ограничено. У АСВ действительно хватит средств, чтобы скупить чуть ли не все девятьсот пятьдесят самых мелких банков в стране, но все эти банки вкупе владеют едва ли пятью процентами всех активов в секторе. Если начнут рушиться большие банки, у АСВ не хватит денег купить даже один.

Турбанов признал, что АСВ уже столкнулось с затруднениями в обслуживании счетов 'КИТ-Финанса', первого банка, испытавшего проблемы в сентябре прошлого года.

'Там [в 'КИТ-Финансе'] такая путаница, что надо долго разбираться, и я подозреваю, что за [главным акционером Сергеем] Гречишкиным стояли и другие лица', - сказал Турбанов. - 'Ради своего бизнеса они рискнули банком'.

Однако 'КИТ-Финанс' был одним из самых быстро растущих банков в России; управляла им группа вернувшихся с Уолл-стрит российских финансистов, и работал он довольно прозрачно, так как надеялся стать первым коммерческим банком из России, представляющим своим акции на международных рынках. Если АСВ с таким трудом сейчас реструктурирует настолько близкий к западным стандартам банк, то какие же возникнут проблемы, когда оно попытается реструктурировать крупный банк, никогда и не пытавшийся заниматься ничем, кроме как лелеять великие сокровища своих хозяев?

'С кризисом в России довольно неплохо справляются на микроуровне, но не хватает макроэкономической стратегии, которую можно было бы применить впоследствии', - сказала Трофимова. - 'Бизнес-схемы остались прежними, и правительство надеется, что после того, как ситуация стабилизируется, в финансовом секторе опять будет такой же рост, как и до кризиса. Регулирование теперь стало более строгим, но мы боимся, что с возвращением высоких темпов роста оно опять ослабнет... структурная слабость сектора стало причиной того, как внезапно и больно кризис ударил по России, а теми слабостями, которые проистекают из быстрого роста, никто не занимается'.

Обсудить публикацию на форуме

__________________________________________________________

Кремль поддерживает банки ("Handelsblatt", Германия)

По данным Всемирного банка, Россию ждет затяжная рецессия ("The New York Times", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.