Вот уже несколько лет как подполковник, ставший президентом Венесуэлы, неустанно говорит о своём намерении ускоренными темпами развивать ядерную энергетику страны. Вначале он пытался наладить взаимодействие с Аргентиной и Бразилией, однако эти страны предпочли с ним не связываться. Согласно докладу организации Carnegie Endowment, опубликованному в декабре прошлого года, бразильские чиновники сообщили, что «боливарианское» правительство пыталось договориться с Бразилией о передаче ядерных технологий, однако правительство посчитало это весьма рискованным делом, особенно учитывая ту поодержку, которую Чавес оказывает ядерным изысканиям Ирана.

В докладе также сообщается, что директор Национальной Комиссии Бразилии по ядерной энергетике подчеркнул, что единственная область, в которой возможно сотрудничество с Венесуэлой, это применение ядерной энергии в медицинских целях. В этом же документе говорится, что делегация венесуэльской нефтяной компании PDVSA подписала протокол о намерениях с правительством Аргентины о строительстве графито-газового ядерного реактора на левом берегу реки Ориноко (Faja del Orinoco), который будет использоваться для выработки пара высокой температуры, необходимого при разработках залежей тяжёлой нефти, но пока этот реактор находится лишь в стадии разработки.

Ввиду этого венесуэльский режим обратил  свой взор на Россию в надежде, что Кремль поддержит его ядерные устремления. А эта страна, не будучи глупой и ленивой, и рада воспользоваться представившейся возможностью, как и в случае с поставками металлолома в виде военной техники. В докладе Carnegie Endowment сообщается, что в сентябре прошлого года Россия предложила Венесуэле оказать содействие в строительстве ядерных реакторов, и обе страны образовали с этой целью рабочую группу. Российская компания «Атомстройэкспорт», специализирующаяся на строительстве ядерных реакторов, та самая, что строила ядерную электростанцию в Бушере (Иран), подтвердила факт переговоров с Венесуэлой по данному вопросу. Кроме того, во время визита в Венесуэлу российского президента Дмитрия Медведева было подписано рамочное соглашение о «сотрудничестве в области термоядерного синтеза, безопасности ядерных объектов и источников радиации, а также разработки, строительства, обслуживания и дезактивации ядерных реакторов и электростанций». Данное сотрудничество может материализоваться в виде конкретных проектов, если Венесуэла будет в состоянии их оплатить. Один ядерный реактор, для сведения, стоит несколько миллиардов долларов.

Но в ядерных притязаниях новоявленного «борца за социальную справедливость» есть один опасный аспект. Дело в том, что он публично заявил о своей безусловной поддержке иранского ядерного проекта, вызывающего самую серьёзную озабоченность у мирового сообщества. Пару лет назад Венесуэла проголосовала против резолюции Совета управляющих Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ), которая предусматривала вынесение иранской ядерной программы на рассмотрение Совета Безопасности ООН. Недавно Венесуэла вновь была избрана членом Совета управляющих МАГАТЭ. Таким образом следует ожидать, что надёжный союзник Ахмадинеджада воспользуется своим членством, чтобы воспрепятствовать усилиям по установлению международного контроля над иранскими ядерными разработками.

Было много разговоров и догадок относительно возможных поставок венесуэльского урана в Иран. «Пока» Венесуэла не добывает уран и уж тем более его не обогащает. Также высказывались серьёзные подозрения относительно содействия Ирана в оценке и разработке предполагаемых месторождений урана в Венесуэле. Размещение иранских заводов по производству тракторов и велосипедов в Гайяне (имеется в виду обширный регион венесуэльская Гайяна, простирающийся к югу от реки Ориноко. прим. переводчика)только усилили подозрения, что здесь что-то замышляют. Не потому ли Чавес назвал иранские велосипеды «атомными»? Известно, что Венесуэла подписала с Ираном целый ряд соглашений, предоставив последнему исключительное право на ведение геологической разведки и разработки в обширном сегменте штата Боливар. Авторы доклада Carnegie Endowment утверждают, что по неподтверждённым оценкам Венесуэла может располагать 50.000 тонн урана.

Но теперь все подозрения развеялись. Министр тяжёлой и горной промышленности недавно подтвердил, что Иран оказывает содействие в разведке залежей урана на западе и востоке Венесуэлы. «У нас есть урановые месторождения, и мы занимаемся их поиском совместно с Ираном»... «Геологические характеристики Венесуэлы указывают на то, что у нас могут быть большие запасы урана», заявил министр. Нельзя исключать, что в рамках этого взаимодействия Иран исследует образцы породы, чтобы определить содержание урана и определить рентабельность разработки разведанных месторождений. Наверняка с этой целью образцы отвозятся в Иран.

По большому счёту, ничего из вышеизложенного не должно было бы вызывать нашего беспокойства. Венесуэла является участником Договора о нераспространении ядерного оружия, заключённого в рамках ООН, и Договора о Запрещении ядерного оружия в Латинской Америке и государствах Карибского бассейна (Договор Тлателолко). Оба юридических документа закрепляют право каждой страны на развитие ядерной энергетики в мирных целях и в то же время устанавливают механизмы контроля за тем, чтобы ядерная энергетика не использовалась в военных целях. Я говорю «по большому счёту», потому что, как показывает северокорейский и иранский опыт, этот контроль всегда можно обойти.

И вот тут уже возникают поводы для беспокойства. Венесуэла может превратиться в базу снабжения ураном Ирана, который реализует программу его обогащения и тем самым держит в напряжении всё мировое сообщество. А Иран взамен может стать основным поставщиком ядерных технологий в Венесуэлу. Общность взглядов, тесные связи между президентами Венесуэлы и Ирана и их антиамериканская политика, неясный характер иранского ядерного проекта и непредсказуемое поведение Чавеса вызывают серьёзные опасения, что в нашей стране может возникнуть та же ситуация, что сложилась в Иране вследствие ядерной программы, осуществляемой властями Тегерана.

Ядерные искушения нашего правителя носят откровенно опасный характер, и мировое сообщество бьёт тревогу, пытаясь предотвратить дальнейше расползание ядерного оружия.