По целому ряду причин Бразилия не является одной из ведущих  стран мира, в первую очередь потому, что перед ней стоит ряд социальных проблем, не позволяющих пока претендовать на статус державы.
Тем не менее, за последнее десятилетие наш сосед превратился в глобального игрока со стратегическим мышлением, отдающего себе полный отчёт в том, что эффективная и продуманная внешняя политика неминуемо приведёт к социальным улучшениям внутри страны.
«За последние годы экономический рост Бразилии составил от 2% до 3% годовых, что гораздо ниже показателей Аргентины. Но значительно улучшились социальные показатели. Снизился уровень бедности, сократилось неравенство, и общество чуствует эти перемены, хотя это и можно сравнить с тем, что тучный человек сбросил свой вес со 150 на 140 килограммов», считает бразильская учёная Мирам Гомеш Сарайва (Miram Gomes Saraiva).
Сарайва является преподавателем курса международных отношений в аспирантуре Университета Рио-де-Жанейро, который совсем недавно был объявлен столицей летних Олимпийских Игр 2016 года и где также будут проходить матчи чемпионата мира пу футболу 2014 года.
Выбор Рио-де-Жанейро (первого среди городов Южной Америки) в качестве места проведения олимпийских состязаний было своего рода завершающим аккордом хорошо сыгранной партии бразильской дипломатии, сыгранной во всех областях и с умелым сочетанием исторической традиции и коньюнктурных выгод.
В связи с организацие и проведением Игр Бразилия ожидает притока инвестиций в размере  порядка 70 миллиардов долларов. Если пересчитать эту сумму на рабочие места, то получится весьма неплохой инструмент для борьбы с бедностью и одним из самых опасных её последствий: преступностью.
Помимо этого, за последнее время Бразилия предприняла ряд важных  шагов в целом ряде областей: приобрела облигации Международного валютного фонда (МВФ) на 10 млрд долларов, превратившись таким образом в одного из нетто-кредиторов МВФ, подписала контракты на покупку вооружений на  12 милллиардов долларов и из импортёра нефти превратилась в страну, занимающую 8-е место согласно рейтингу по разведанным запасам этого углеводорода, благодаря открытию месторождений на континентальном  шельфе.
Её долговые обязательства - самые востребованные на рынке новых мировых держав, она является главным получателем прямых иностранных  инвестиций в регионе, а президент Бразилии Лула да Силва имеет выход на основных мировых лидеров.
В Бразилии действует много многонациональных предприятий, а Национальный Банк Развития выдаёт кредиты соседним странам.
Путь развития Бразилии как державы непосредственно связан с деятельностью Барона де Рио Бранко* (Barón de Rio Branco), заложившего основы национальной дипломатии. Однако поистине впечатляющих успехов страна стала добиваться при правительстве Фернандо Энрике Кардозо (Fernando Henrique Cardoso) (1995-2002), автора знаменитого очерка «Зависимость и развитие в Латинской Америке» (Dependencia y desarrollo en América Latina), увидевшего свет в 1969 году. Эти успехи были блестяще продолжены Лулой, оператором сталеплавильного завода, который удивил мир своей харизмой и способностями государственного деятеля.
Хотя у них и разная партийная принадлежность,первый выходец из Социал-Демократической партии Бразилии; второй – из Партии Трудящихся, оба придерживались стиля правления, который зарекомендовал себя наилучшим образом. Этот стиль – президентская дипломатия, заключающаяся в поддержании прямых контактов с первыми лицами других  государств.
Конечно, нынешему подъёму Бразилии способствовали и особенности сложившейся международной обстановки: провал политики неолиберализма, разразившийся экономический кризис, который разбалансировал мировую систему власти и усили многосторонний характер международной политики.

Ускоренными темпами

В середине прошлого века президенты Бразилии и Аргентины - Жетулио  Варгас (Getulio Vargas) и Хуан Доминго Перон (Juan Domingo Perón) – договорились о том, что Бразилия проведёт у себя чемпионат мира по футболу 1950 года при условии, что хозяйкой следующего будет Аргентина. Наша страна в конце концов провела у себя чемпионат, но в 1978 году, при военной диктатуре.
То были времена паритета и даже превосходства Буэнос Айреса. И хотя создаётся ощущение, что прошло много времени, и с тех пор отношения между двумя основными членами МЕРКОСУРа** испортились из-за спора о региональном лидерстве, на самом деле это не так.
Этот паритет даже сохранялся в начале президентства Нестора Киршнера (Néstor Kirchner) и Лулы да Силвы.
Сейчас эту роль полностью взяла на себя Бразилия, входящая в группу новых крупных мировых игроков БРИК (Бразилия, Россия, Индия, Китай), и планирующей выполнять роль моста между промышленно развитыми странами и странами с развивающейся экономикой.
Свидетельством этому являются позиции, которые сумела занять Бразилия в «большой двадцатке», в  «Доха раунде» Международной Торговой Организации, или её активное участие в дискуссиях ООН по вопросу об изменениях климата. При этом следует отметить, что подходы Бразилии и её соседей к данным вопросам зачастую не совпадают.
Чего ей до сих пор не удалось добиться, так это статуса постоянного члена Совета Безопасности ООН, но все её колоссальные вложения в сферу обороны направлены на достижение именно этой цели.
«В то время как Бразилия самым серьёзным образом укрепила свои позиции в мировом масштабе, аргентинская дипломатия (начиная с кризиса) стала заниматься в основном латиноамериканской проблематикой. Перед нами две страны. Одна – международный игрок, а другая играет только в своём регионе», так охарактеризовала Мирам Гомеш Сарайва различие во внешнеполитических курсах двух стран.
«К сожалению, Аргентина утеряла возможность стать стратегическим партнёром Бразилии. Бразильская дипломатия уже не видит в Аргентине необходимого партнёра».

* Барон де Рио Бранко (1845-1912), бразильский дипломат и историк (Примечание переводчика).
** Южноамериканский общий рынок. Таможенный союз, в который входят Аргентина, Бразилия, Парагвай и Уругвай  (Примечание переводчика).