Хотя то, что я скажу, вряд ли претендует на сильную новизну, но всё же замечу, что поездка в Россию продолжает оставаться отличной возможностью познакомится с одной из самых передовых гиперкапиталистических стран современного мира.


Если смотреть правде  в глаза, то произошла своего рода смена стратегических приоритететов в политике нынешнего правительства Эквадора, которое всегда подвергало острой критике (если пользоваться терминологией Валлернштайна или Наума Хомского) страны, являющиеся самым центром капиталистической эксплуатации. Если мы критикуем США за их псевдо-олигополический капитализм, то Российской Федерации удалось стереть все полутона и погрузиться в агрессивный олигархический капитализм, которому теоретики пытаются дать более изящное название: гиперкапитализм.
В совремменной России все передовые промышленные предприятия стратегических отраслей контролируются бывшими высокопоставленными чинами КГБ. В этой стране отлично налажен тотальный контроль за демократией, тоже гиперкапиталистической и гиперолигархической по сути, российской по форме.


Российская организованная преступность занимает, конечно же, особое место и распространила своё влияние на весь земной шар, что могут засвидетельствовать испанцы, англичане и даже немцы. Но в любом случае, именно этот путь выбрала Российская Федерация, чтобы восстановить блеск и величие, утерянные после распада Советского Союза и неудачной войны в Афганистане.


Рывок, совершённый при Владимире Путине, поистине впечатляет: годовой рост валового внутреннего продукта составил 7%; международные резрвы достигли 427 миллиардов долларов. И, конечно же, положительное сальдо торгового баланса с его умопомрачительными показателями. Но есть и другая сторона у гиперкапитализма. Уровень неравенства столь же чудовищен, как и в США, а более 16% населения живёт в нищете. Нынешняя Россия так далека от социалистических идей, как никакая другая страна в мире.


И, тем не менее, быть сегодня союзником России очень выгодно, равно как и Китая, Бразилии или  Индии. Вопрос – какой ценой. И визит президента Рафаэля Корреа (Rafael Correa) уже дал нам некоторые намёки, которые несложно было спрогнозировать: признание независимости Абхазии и Южной Осетии было бы наилучшим подарком для России, отчаянно пытающейся добиться дестабилизации президента Грузии Михаила Саакашвили, не желающего видеть свою страну сферой влияния России. Грузия является для России стратегическим коридором для транспортировки газа в Европу и географическим выходом к Чёрному морю. Если преследуется именно такая цель, то цена нашего союза слишком высока.


А если в один прекрасный день боливийские провинции Санта Крус или Бени предъявят подобные требования к центральному правительству? Что нам делать тогда? Если мы поддерживаем отделение и независимость Абхазии и Южной Осетии, то почему бы нам не сделать то же самое в отношении Чечни, чьё движение за независимость было своего рода ответом на длившуюся веками колониальную эксплуатацию?
Антиимпериалистическая внешняя политика не может основываться на двойных стандартах. Нельзя осуждать гегемонизм одних и при этом закрывать глаза на подобные устремления других. И принципиально нового в этом ничего нет.

Хорошо, что вопрос ещё находится в стадии изучения.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.