С юношеских лет он мечтал преобразить Венесуэлу. Пройдя сквозь многочисленные испытания и приключения, которыми его не обделила судьба, и попав в благоприятную историческую конъюнктуру, он закрепился у власти и теперь осуществляет свой так называемый революционный проект, ведя венесуэльский народ «к безграничному счастью, социальной справедливости и миру».


Он искренне и честно верит в то, что является воплощением исторического проекта, у истоков которого стоял Симон Боливар и который после его смерти забуксовал до той поры, пока он, Чавес, не  вышел на политическую арену в девяностые годы ХХ века. Между Симоном Боливаром и Боливарианской революцией истории не было, были одни лишь беды. Диктаторы Сиприано Кастро (Cipriano Castro), Хуан Висенте Гомес (Juan Vicente Gómez) и Перес Хименес (Pérez Jiménez) для него то же самое, что президенты, избранные во времена «дурнопахнущей демократии», поскольку либеральная демократия «уже не годится, её время ушло», а оппозиция «никогда не вернётся к власти ни по-хорошему, ни по-плохому».


Разумеется, в своих исторических и политических изысканиях Чавес указывает на конкретных виновников всех бед. Это исторические враги, внешние враги и внутренние враги. Среди его главных внешних врагов – американский империализм и правящие круги Колумбии, которые, по версии Чавеса, его ненавидят и всячески вредят ему, как они ненавидели и вредили Симону Боливару. К историческим врагам относятся все правительства Договора Пунто Фихо (Pacto de Punto Fijo), начиная с Бетанкура (Betancourt) и заканчивая вторым президентским сроком Кальдеры (Caldera).

К своим внутренним врагам он причисляет олигархов, Церковь, капиталистов, называя их «американскими мартышками, лакеями, мразью и предателями». А также евреи. Поистине жуткая антисемитская кампания в Венесуэле стимулируется правительством. После так называемого «каракасо» (масссовые протесты населения в столице страны Каракасе 27-28 февраля 1989 года, вызванные либерализацией цен. Против протестующих были брошены полицейские силы, в результате чего погибли 276 мирных жителей. -  Примечание переводчика.) «евреев-технократов» начали обвинять в экономической катастрофе во время второго президентского мандата Карлоса Андреса Переса (Carlos Andrés Pérez).

И уже во времена Чавеса в официальной прессе стали зачастую публиковаться статьи, отрицающие Холокост, а сам Чавес обвинял бизнесменов еврейского происхождения в «активном участии в заговоре средств массовой информации» и поощрении студенческого движения, отвергающего Боливарианскую революцию. В 2004 году полиция ворвалась в еврейский колледж под предлогом поиска оружия, которого она там, конечно же, не нашла.

Венесуэла и Иран подписали торговые соглашения на 20 миллионов долларов. Вместе с Боливией Чавес обвинил Израиль в геноциде в секторе Газа и разорвал дипломатические отношения с этой страной. Чавес часто прибегает к антиеврейской риторике, которая подбадривает экстремистские группу, как например группу хулиганствующих молодчиков, которые в январе этого года ворвались в синагогу Каракаса, осквернили её внутреннне пространство и оставили на стенах надписи «смерть евреям».

Согласно приводимым Краузе данным, к 2007 году 25% из пятнадцатитысячной еврейской общины Венесуэлы приняли решение эмигрировать. Более свежими данными мы не располагаем, но точно знаем, что еврейская община Венесуэлы пребывает в состоянии растерянности и обеспокоенности ввиду этих событий, происходящих в стране, которая до недавнего времени считалась весьма открытой, терпимой и готовой принять у себя большое количество людей из других  стран, многочисленные общины любых религий и верований. Антисемитизм Чавеса – ещё один признак того, что в Венесуэле  творится что-то неладное.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.